Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Короли эпизода советского кино. Серия 2

Прошло почти год, вот первый серия

Борислав Брондуков



Родился 1 марта 1938 года в с.Дубова Полесского р-на Киевской обл. в семье военнослужащего.

Профессиональным актером Брондуков становиться не собирался. Окончив в 1960 году в Киеве строительный техникум, работал сначала прорабом на стройке, потом на заводе "Арсенал". А вот самодеятельность — да, уважал. Пел, танцевал и в народном театре играл. Друзья все время подначивали: "Давай, Борь, двигай в артисты!"

И вот в возрасте 23 лет (в 1961 г) он принял окончательное решение стать артистом. Брондуков отправился в Театральный институт имени И. Карпенко-Карого сдавать документы. В приемной комиссии ему ответили: "Знаете, с такой внешностью, как у вас, прорабом работать нужно, а не в театральный проситься". Брондуков обиделся и хотел было уйти, но тут в комнату как раз зашел ректор ВУЗа Николай Заднепровский. "Вы чего его гоните?! Да он знаменитым артистом станет! Я видел, как он в заводском народном театре играет. А ну-ка берите у него документы!" Экзамены Борислав сдал с первого раза.

В 1965 году, окончив театральный институт, он начал работать актером на Киевской киностудии имени А.П.Довженко. В кино — с 1962 года. Неподражаемый исполнитель ролей алкоголиков, проходимцев и просто "недалёких" людей.

Этот неповторимый актер стал звездой не сразу, не вмиг, а постепенно — от роли к роли, от фильма к фильму. В кино он дебютировал в фильме Сергея Параджанова "Цветы на камне" (1962), но первая роль заметного успеха актеру не принесла.

После нескольких эпизодических работ Брондуков продемонстрировал свой актерский дар в фильме Леонида Осыка "Каменный крест" (1968). Он сыграл вора, забравшегося в нищую хату старого крестьянина. Пойманный, он должен быть судим на людях и убит ограбленным хозяином. Таков векам освещенный закон крестьянской общины, восходящий к языческому мироощущению. Но Иван Дидух неожиданно отступает от него, может быть, первое в его жизни христианское движение души — сострадание к вору, такому же бедняку, как он сам, отказ от расправы над ним. Вора убьют односельчане. И между ними ляжет межа отчуждения. Роль вора в этом фильме была единственной трагической ролью в творчестве актера. За нее Брондуков получил диплом III Всесоюзного кинофестиваля.

Расцвет творчества Брондукова пришелся на 70-е годы, когда артист сыграл во многих заметных картинах разных жанров. Первоначально сыграл ряд эпизодических ролей в таких известных фильмах, как "Вий", "Опасные гастроли", "Если есть паруса", "Шаг с крыши". Однако впервые был отмечен публикой в комедии Виталия Мельникова "Здравствуй и прощай" и производственной драме Сергея Микаэляна "Премия".

Постепенно, картина за картиной, Борислав Брондуков стал завоевывать сердца зрителей, а вместе с тем — признание режиссеров. Ему пришлось сыграть более 30 ролей в кино, прежде чем произнести фразу, сделавшую его знаменитым: "Афоня! Рубь гони!" в комедии Георгия Данелии "Афоня". Брондуков мог сыграть в этом фильме главную роль.

Поначалу фильм собирался снимать на киевской студии им. Довженко его друг Леонид Осыка, который сразу отвел Боре роль Борщова. Но вскоре было принято решение, что картину будет делать Георгий Данелия на "Мосфильме". Знавший Брондукова сценарист Александр Бородянский уговорил режиссера взять его хотя бы на эпизодическую роль. Данелия уступил, но роль алкаша Федула, которую он предложил Брондукову, содержала всего одну реплику — несколько секунд в кадре!

Все изменилось после проб. Данелия просто влюбился в актера! Целый день они обсуждали образ, и роль сама собой разрослась до нескольких сцен. Перевернули вверх дном всю костюмерную "Мосфильма" в поисках костюма, но ничего не нашли. В итоге Брондуков снимался... в старом свитере самого Данелия, который тот нашел у себя на даче.

После Федула режиссеры бросились предлагать Брондукову роли алкоголиков, что, кстати, очень расстраивало его жену. Ну в самом деле, кому приятно, что у мужа такое амплуа? На премьере картины "Сто грамм для храбрости", где Брондуков сыграл алкоголика Федю, она так расстроилась стопроцентному попаданию супруга в образ, что, едва выйдя из кинозала, заявила: "Больше ты у меня пьяниц играть не будешь!".

Ну а что вне экрана? Многие ведь считали, что Брондуков и в жизни "закладывает за воротник". "Это не так, — говорит жена актёра. — Он был очень дисциплинированным и держал себя в форме. Муж всегда повторял, что дисциплине в профессии его научил Евгений Леонов, с которым они в 1973году снимались в "Премии". Леонов говорил: "Боря, даже алкоголика должен играть абсолютно трезвый артист. Если завтра съемка, то — ни-ни!" Бронечка всегда придерживался этого правила. На вечеринках с друзьями он, конечно, мог пригубить, и порой очень даже хорошо, но уже утром всегда был как огурчик".

В 80-е годы он сыграл одну из самых своих блистательных ролей — инспектора Лестрейда. В знаменитый сериал о Шерлоке Холмсе Бронислав Николаевич попал благодаря Алле Демидовой. Она обратила на него внимание мужа, являвшегося одним из авторов сценария. Брондукова пригласили... даже не на пробы, а на семейные посиделки, где присутствовал режиссер Масленников. Он сразу сказал: "Боренька, ты нам очень подходишь, но вот речь... Не очень она у тебя "английская". Извини, но мы тебя переозвучим". Так что Лестрейд говорит голосом "не своим", а ленинградского актера Ефимова. (После первого инсульта Брондукову вообще стало тяжело произносить текст, поэтому более тридцати ролей, сыгранных позднее 1984 года, тоже озвучивал Ефимов или украинский артист Анатолий Юрченко.)

Брондуков часто играл эпизодические роли, как например в комедиях "Спортлото-82" (директор турбазы), "Мы из джаза" (лже-Колбасьев) или "Опасно для жизни" (Переделкин). Но и появляясь в небольших ролях, он неизменно вызывал улыбку зрителей. Его обаянию невозможно не поддаться, даже если это герои, грубо говоря, "отрицательные". Причем работал актёр почти всегда на одной краске, пользуясь несколькими, сугубо "брондуковскими" штампами, свойственными только ему.

Екатерина Брондукова: "Думаю, Бронечка понимал, что Гамлета ему вряд ли предложат, он знал свои возможности и всегда говорил: "Черт с ними, с главными ролями! Вы дайте мне хороший эпизод, и я из него сделаю конфетку!"".

Героев Борислава Брондукова отличает внутренняя невозмутимость в сочетании с внешней активностью, которые всегда ведут к недоразумениям и абсурду. Человеческий тип очень узнаваемый, вносящий в течение жизни глупость и ахинею, но все же не столь зловещий, чтобы вызывать ненависть, зато вполне достойный насмешки. Актер очень точно угадал и выразил этот распространенный характер наших современников.

Первый инсульт случился у Брондукова в 1984-м. Он не щадил себя, буквально жег работой, постоянно мотался по съемкам: Москва — Киев — Одесса — Ленинград — опять Москва... Дома бывал месяца два в году и совсем не отдыхал.

После четырех месяцев в больнице артист справился с болезнью. И снимался еще 9 лет. В 93-м — второй инсульт. Жена Екатерина Петровна бросила работу, постоянно находилась возле мужа. Денег не было, и она села за швейную машинку, стала шить на заказ концертные платья для украинских эстрадных звезд...

Брондуков снова нашел в себе силы подняться, начал закаляться по методу Порфирия Иванова и даже снова вышел на съемочную площадку! Впрочем, кино у нас в это время снимать практически перестали; актер оказался невостребованным, никому, кроме семьи, не нужным.

Вскоре семья Брондуковых практически оказалась без средств к существованию. Вспоминает Екатерина Петровна: "В наше время многие мужчины сломались, потому что раньше были кормильцами, а потом стали немощными и никому не нужными. Никогда не забуду, как младший сын пришел домой, а Боря плачет: "Богданчик, нам кушать нечего". Боря ходил на рынок, где знакомый мясник давал ему целую сумку костей вроде как для собаки. На самом деле мы из этих костей варили суп себе. Когда нечего было кушать, Боря на целый день уходил гулять по Киеву. Я волновалась, говорила: "Ты же голодный". А он: "Ничего, мне кто пирожок даст, кто булочку". Наверное, люди узнавали его и угощали".

Последний раз на экране Борислав Брондуков появился в 1997 году в картине "Хиппиниада, или Материк любви", после чего у него случился третий инсульт. Через год начались приступы эпилепсии. С тех пор он не говорил и почти не двигался. Только плакал и... смотрел. Плакал, когда приходил его навестить кто-то из товарищей по советскому еще киношному цеху. Плакал, видя на телеэкране "Афоню" или "Приключения Шерлока Холмса". Плакал, если рядом заходил разговор о его болезни... Борислав Николаевич слышал, что говорят вокруг, но никто не знаел, о чем он думает. С окружающим миром Брондукова связывали глаза. Его невозможный, пронзительный, как показалось, немного укоризненный взгляд трудно было выдержать ...

После сложнейшей операции по удалению гематомы мозга врачи предупредили: вероятность летального исхода — 99%. Но он жил. На таблетках, на капельницах. Туда, за черту, не отпускала Екатерина Петровна — его жена, его Ангел, его последняя опора. Она кормила Борислава Николаевича кашей из ложки, вытирала ему слезы, переворачивала на другой бок, мыла, ласково называя Бронечкой.

Положение семьи продолжало оставаться бедственным — порой им просто не за что было купить хлеба. О народном артисте тогда все забыли.

Однажды в доме Брондуковых раздался звонок. Звонили из Харькова с телевидения. "Хотим снять сюжет о нашем любимом артисте". "Какой сюжет? — возмутилась жена. — Брондуков не двигается, не разговаривает…" И все-таки телевизионщики ее уломали. Приехали. И тут случилось неожиданное: увидев камеру, Борислав Николаевич сполз с кровати, встал на ноги и попытался сделать шаг. И вдруг заплакал — от бессилия. Харьковчане сняли его и сами разрыдались… Позже сюжет, снятый ими, показали по НТВ. И началось: простые люди звонили из Киева, Харькова, Донецка, Москвы, Петербурга, Нью-Йорка, Иерусалима… Интересовались, чем можно помочь. И помогали: не на словах — на деле.

"За последний год — не поверите — столько внимания к Бронечке, — радовалась жена. — Звонят артисты из Москвы, Белоруссии, Ташкента. Присылают деньги, письма. Местные наши власти обещают подсобить". Собрала средства на лечение любимого артиста и Гильдия актёров кино Украины .

И все же 10 марта 2004 года этого замечательного актера не стало. Он умер в пять часов вечера. Екатерина Петровна: "В последние минуты жизни Бронечка открыл глазки и посмотрел на нас. У него скривило рот сначала в одну сторону, потом в другую. Дыхание остановилось, опять началось и снова прекратилось… Уже перед самой смертью он сильно-сильно зажмурил глазки, лицо стало пунцовым, потом бордовым-бордовым, потом синим-синим. Наверное, в этот момент синева пошла по всему телу. А потом Бронечка побелел… Расслабился, черты лица разгладились. Рот у него был открыт. Я ему быстро платком подвязала челюсть, чтобы он был красивенький. Лицо стало таким умиротворенным. И все…"


Фаина Раневская

Короли эпизода советского кино, часть вторая.

Фаина Раневская (Фельдман) родилась 27 августа 1896 года в Таганроге в состоятельной еврейской семье. Отец ее, Гирши Хаймович, был зажиточным купцом, владельцем магазина и фабрики сухих красок, имел несколько домов, а также пароход «Святой Николай». Все это обеспечивало семье безбедное существование. Помимо неё в семье уже было два старших сына и дочь Белла. В юности Фаина очень завидовала красоте своей сестры, и в будущем всех красивых девушек она называла «фифами».

В родительском доме будущая актриса чувствовала себя потерянной и одинокой. Отчасти, это происходило от того, что она заикалась, отчасти от ее повышенной ранимости и сложных отношений с отцом. Известно, что Гирши Хаймович говорил о своем ребенке: «Фанечка у нас далеко не красавица, к тому же заикается. Бедное дитя».

В 1904 году родители отправили младшую дочь в Мариинскую гимназию для девочек. Училась юная школьница плохо, сложнее всего Фаине давалась арифметика. С трудом окончив младшие классы, она стала просить отца позволить ей домашнее обучение. Дальнейшее ее образование было типичным для детей состоятельных семей того времени — основной акцент делался на пении, музыки и иностранных языках. Однако с детства будущая актриса обожала читать, а в четырнадцать лет пришло увлечение театром. Фаина посещала все городские спектакли, самое большое впечатление оказал на нее спектакль по пьесе Чехова «Вишневый сад» в постановке Станиславского. Любопытно, что и псевдоним себе Фаина Георгиевна позднее выбрала по фамилии одной из героинь пьесы.

Вскоре юная девушка уже твердо решила стать актрисой. Для этого она стала заниматься в одной частной театральной студии. Главной ее целью являлось преодоление заикания. Также на занятиях Фаина Георгиевна изучала сценическую речь, училась правильно двигаться. Ее родители снисходительно относились к увлечению дочери, но лишь до той поры, пока она не объявила, что всерьез хочет стать профессиональной актрисой. В доме разразился крупный скандал. Однако Фаина Георгиевна была непреклонна в своем решении, и в 1915 году одна отправилась в Москву, чтобы продолжить учиться актерскому мастерству.

Так просто сбыться мечтам девушки было не суждено. Ни в одну из столичных театральных школ ее ни приняли «по неспособности». Тогда Фаина Георгиевна стала посещать частное заведение. Денег на оплату катастрофически не хватало, и Раневской пришлось оставить и эту попытку стать актрисой. В трудную минуту она познакомилась с Екатериной Гельцер. Она помогла Раневской устроиться в массовку Летнего театра в поселке Малаховка, лежащем в десяти километрах от Москвы.

В 1916 году после окончания театрального сезона Фаина Раневская осталась без работы. Так начались ее скитания по различным провинциальным театрам. Раневская посетила Керчь, Феодосию, Кисловодск и Ростов-на-Дону. Мать втайне от отца отправляла дочери денежные переводы. А в 1917 году состоятельная еврейская семья Фельдманов была вынуждена бежать от революции, не сулившей ей ничего хорошего. Эмигрировать они решили на своем собственном теплоходе, однако младшая дочь ехать за границу категорически отказалась — Раневской было невыносимо расставание с горячо любимой родиной.

В 1918 году в Ростове-на-Дону Раневская познакомилась с Павлой Вульф — женщиной, ставшей ее верным другом и наставницей на всю дальнейшую жизнь. В те годы Вульф уже являлась именитой провинциальной актрисой. Она вспоминала, как один раз после спектакля к ней в раздевалку ворвалась «рыжая нескладная девица», начав сразу же выказывать свое восхищение и просить помочь ей стать актрисой. Раздраженная подобным поведением незнакомки Вульф порекомендовала ей выучить из предложенной пьесы любую роль на собственный выбор. Раневская отдала предпочтение персонажу итальянки.

Дабы избежать провала и прекрасно осознавая, что это ее единственный шанс, Фаина Георгиевна разыскала в городе булочника-итальянца и усердно репетировала с ним более недели. Когда она выступила перед Вульф, та быстро поняла, что встретила настоящий талант. На тот момент ее труппа отправлялась в Крым, и не было никакого способа устроить Раневскую. И тогда Павла Леонтьевна приняла единственно возможное решение — взяла девушку к себе. С той поры Фаина Георгиевна являлась как ее ученицей, так и полноправным членом семьи. Став известной, Фаина Георгиевна ни от кого не терпела замечаний, кроме Вульф, и только ей доверяла в полной мере. Умерла Павла Вульф в 1961 году на руках у Раневской, для которой ее смерть стала сильнейшим потрясением — она бросила даже курить, хотя пятьдесят лет своей жизни не могла обойтись без сигареты.

Кинодебют Раневской состоялся в 1934 году в фильме «Пышка» М. Ромма по новелле Мопассана. В дальнейшем Ромм, тогда еще только начинавший свою деятельность, стал любимым режиссером актрисы. Фаина Георгиевна получила роль госпожи Луазо, и сыграла ее великолепно. Приехавший в Советский Союз популярный писатель Ромен Роллан, увидев фильм, был от него в восторге, а среди актеров в первую очередь выделял именно Раневскую. Он попросил показать фильм во Франции, и там «Пышка» также имела огромный успех.

Затем Фаина Раневская сразу снялась в трех фильмах: «Человек в футляре», «Ошибка инженера Кочина» и «Подкидыш». Роль самоуверенной дамы из последней киноленты подарила Раневской всенародную любовь. Для комедии актриса самостоятельно придумала ряд фраз. Одна: «Муля, не нервируй меня!» — преследовала ее потом всю жизнь. Многие люди, встречая Фаину Георгиевну, в шутку говорили ей слова, которые, по идее, предназначались подкаблучнику-мужу, а не героине самой Раневской. Это раздражало актрису, впоследствии возненавидевшей роль, принесшую ей популярность. Существует история, что в 1976 году Леонид Брежнев, вручая Фаине Георгиевне орден Ленина, вместо приветствия выкрикнул: «Муля, не нервируй меня!». Раневская мгновенно отреагировала: «Леонид Ильич, ко мне так обращаются или хулиганы, или мальчишки». Смутившись, генсек только и произнес: «Простите, я очень люблю вас».

В 1947 году вышла в показ комедия «Весна» с неподражаемой Любовью Орловой и Николаем Черкасовым. Малюсенький эпизод, отводимый героине Раневской, актриса сочинила сама — режиссер фильма Григорий Александров разрешил ей создать для себя роль. На пару с Ростиславом Пляттом она внесла в кинофильм занимательные комедийные фразы, и в итоге их пара запомнилась даже больше, нежели исполнителей главных ролей. В это же время Фаина Георгиевна снялась в роли Мачехи в знаменитой сказке «Золушка». Сценарист Евгений Шварц, крайне болезненно относившийся к любому лишнему слову, также разрешил ей самой додумывать тексты. Отрицательный персонаж в ее исполнении вышел настолько обаятельным и правдоподобным, что уже более полувека радует зрителей разных поколений.

За свою жизнь Раневская сменила множество театров и всегда по различным причинам.

Рассказывая о Фаине Раневской, необходимо отметить ее крайне непростые отношения с коллегами. О ней болтали всякое: некоторые артисты жаловались на ее своеволие и невыносимый характер, другие — обожали и искренне восхищались. Одно известно точно — она не относилась к тем людям, кто стесняется говорить в лицо правду. Высказывания Раневской стали основой не одного сборника афоризмов, только она могла так саркастично и метко отражать действительность. Многие коллеги всерьез боялись превратиться в объект ее колкостей. Но на самом деле Фаина Георгиевна была крайне ранимым человеком, понимающим и сочувствующим. Ее острый юмор являлся своеобразной защитой от окружающей действительности. Близкие люди прекрасно знали, что за колкостью фраз и внешним ехидством прячется доброе сердце отзывчивого человека. С детства актрису преследовали различные сомнения и страхи, и на первый взгляд капризные выходки зачастую были продиктованы необходимостью. Раневская, например, боялась закрытых и открытых пространств, передвигалась лишь на такси, поскольку не могла заставить себя ездить на метро. Всю жизнь она переживала по поводу своей внешности, а в юности, как это ни странно, боялась сцены и даже обращалась к врачам, которые помогли ей выработать собственную методику самовнушения.

Фаина Георгиевна не нашла счастья в личной жизни, у нее не было ни детей, ни своей семьи. Она говорила: «Все, кто любили меня — мне не нравились. А кого любила я — меня не любили».

В 1970 году Раневская порадовала самых юных телезрителей — в мультфильме «Карлсон вернулся» обаятельная домомучительница фрекен Бок говорила голосом Фаины Георгиевны. Также на телевизионных экранах жители нашей страны увидели Раневскую в телеверсии спектакля «Дальше — тишина». Тринадцать лет эта постановка Театра Моссовета пользовалась зрительским успехом. А в октябре 1983 Фаина Георгиевна навсегда оставила сцену — здоровье актрисы стало слишком слабым. Она ушла буднично, без речей и проводов, просто уведомив директора театра о своем решении.


За долгие годы творческой работы Фаина Георгиевна не сыграла из мирового репертуара ни одной главной роли. Раневская часто повторяла, что не сумела до конца выполнить свое предназначение: «Мне хорошо известно, что я талантлива, но что я создала? Пропищала и только… Я появилась на свет недовыявленной и из жизни ухожу недопоказанной». Однако всенародная любовь утверждает обратное. Количество ее экранных и сценических работ не велико, зато какие это работы! Сыгранные ею эпизодические персонажи врезались зрителю в память гораздо сильнее, нежели роли первого плана.

В старости Фаина Георгиевна была очень одинока, несмотря на постоянные посещения друзей. Она шутила по этому поводу: «Старость — время, когда свечки на именинном пироге выходят дороже самого пирога, а половина всей мочи уходит на анализы» и «Одиночество, как состояние, лечению не поддается». Единственной радостью актрисы был пес, которого она называла Мальчиком. Мальчик был обычной дворнягой, которого еле живого с перебитыми лапами нашли на улице и спасли. Оставаясь одна, собака начинала жутко выть и, тем не менее, была горячо любима своей владелицей.


Весной 1984 Раневскую с пневмонией и подозрением на третий инфаркт положили в больницу. А летом она, упав, сломала шейку бедра. Страшные боли преследовали ее до последних дней жизни. 19 июля великая актриса умерла и была похоронена рядом с сестрой в некрополе Донского монастыря.

Заслуженная артистка РСФСР (1937). Народная артистка РСФСР (1947). Лауреат Сталинской премий СССР. Народная артистка СССР (03.03.1961). Награждена: 1947 — орден "Знак Почёта". 1950 — орден Трудового Красного Знамени. 1976 — орден Ленина.

Короли эпизода советского кино, часть вторая.

Афоризмы и цитаты Фаины Раневской:

«Деньги я проем, а стыд останется» — ответ Раневской на предложение сняться в какой-то картине.
«Хочешь сесть на шею — раздвигай ноги!»
«Склероз нельзя вылечить, но о нем можно забыть».
«Я себя чувствую, но плохо».
«Оптимизм — это недостаток информации».
Раневская приглашает в гости и предупреждает, что звонок не работает: «Когда придете, стучите ногами». «Почему ногами, Фаина Георгиевна?» «Но вы же не с пустыми руками собираетесь приходить!»
«Семья заменяет все. Поэтому, прежде чем ее завести, стоит подумать, что тебе важнее: все или семья».
Раневскую спросили: «Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности: брюнетки или блондинки?» Не задумываясь, она ответила: «Седые!»
Сотрудница Радиокомитета N. постоянно переживала драмы из-за своих любовных отношений с сослуживцем, которого звали Симой: то она рыдала из-за очередной ссоры, то он ее бросал, то она делала от него аборт. Раневская называла её «жертва ХераСимы».
«У Любови Петровны Орловой в шкафу столько мехов, что моль никак не научится летать».
«Фаина, — спрашивает ее старая подруга, — как ты считаешь, медицина делает успехи?» — «А как же. В молодости у врача мне каждый раз приходилось раздеваться, а теперь достаточно язык показать».
Раневская стояла в своей грим-уборной совершенно голая. И курила. Вдруг к ней без стука вошел директор-распорядитель театра имени Моссовета Валентин Школьников. И ошарашено замер. Фаина Георгиевна спокойно спросила: «Надеюсь, я вас не шокировала тем, что курю Беломор».
«В силу ряда причин я не могу сейчас ответить вам словами, какие употребляете вы. Но я искренне надеюсь, что когда вы вернетесь домой, ваша мать выскочит из подворотни и как следует вас искусает».
«Если больной очень хочет жить, врачи бессильны».


Владимир Басов

Короли эпизода советского кино, часть третья.

Родился 28 июля 1923 года в городе Уразове (Валуйский уезд, Воронежская губерния). Из воспоминаний Басова о детских и юношеских годах: «Меня мама родила, можно сказать, проездом — в городе Уразове. Потом вот так, с мальчонкой под мышкой, путешествовала по всей стране. Побывали мы на Турксибе и на Волге, жили в Липецке, Воронеже, Курске… Отец мой, красный комиссар, философ по образованию, боролся с басмачами в Средней Азии, и в конце концов мы с мамой приехали в Мары, что недалеко от Кушки, самой южной точки Советского Союза. Отец служил на границе, мать заведовала коммуной для детей военнослужащих. В семь лет я пошел в школу, но мне там показалось неинтересно — все, чему учили первоклассников, я давно уже знал из маминых сельских уроков.

В тридцать первом году, после трагической смерти отца, мы переехали к дяде, в город Железнодорожный по Нижегородской дороге, и я стал ходить сразу в третий класс, миновав первый и второй. Вскоре маму назначили секретарем редакции районной газеты в Калининской области, и свой четвертый класс я закончил в Кашине. Летом загостился у тетки под Сухуми — так понравилось, что решил там остаться на весь пятый год, а потом еще и шестой прихватил. В селе Александрово Горьковской области закончен был седьмой класс — мама снова стала книгоношей. Ну а потом Москва — десятилетка, а вечерами Художественное училище имени 1905 года…»

Летом 1941 года Басов пришёл во ВГИК, чтобы узнать правила приёма в это учебное заведение. Ему объяснили, какие документы для этого требуются, какие экзамены предстоит преодолеть. Басов ушёл уверенный в том, что обязательно поступит. Но в его планы вмешалась война.

Владимир Басов ушёл на фронт в июле 1941 года. Сначала лейтенант интендантской службы Басов служил начальником клуба 4-й отдельной стрелковой бригады, за отличную организацию художественной самодеятельности в боевых условиях был награжден медалью "За боевые заслуги". А потом его военная судьба делает крутой поворот, и Владимир Басов становится минометчиком. Немало подвигов совершила минометная батарея старшего лейтенанта Басова, сам он был ранен 23 февраля 1945 года, вернулся в строй после ранения. Войну закончил в чине капитана и в должности заместителя начальника оперативного отдела 28-й отдельной артиллерийской дивизии прорыва резерва Главного командования.

В 1947 году Басов вновь пришел во ВГИК и поступил на режиссерский факультет в мастерскую Сергея Юткевича и Михаила Ромма. В 1948 году вступил в ВКП(б) .

После съемок своей первой картины «Школа мужества» Владимир Басов получил «зеленый свет» в кинематографе и снимал картины одну за другой: «Крушение эмирата», «Первые радости», «Необыкновенное лето», «Случай на шахте восемь», «Жизнь прошла мимо», «Золотой дом».

Одной из лучших режиссёрских работ Владимира Басова стал фильм "Щит и меч" (1968). В ряде своих фильмов выступает как автор или соавтор сценариев. Его творчество разнообразно по тематике и жанрам — от историко-революционных фильмов до приключенских лент. Среди лучших экранизаций произведений советской литературы: "Школа мужества" по А.П. Гайдару, "Битва в пути" по одноимённому роману Г.Е. Николаевой, "Тишина" по повести Ю.В. Бондарева, "Дни Турбиных" по М.А. Булгакову. Фильмы Владимир Басов обычно снимал со скоростью, абсолютно невообразимой для советского кинематографа, за 2-3 месяца. Среди советских режиссеров он был, пожалуй, единственный режиссер, у которого кинопроизводство было поставлено так же четко, как и в западном кинематографе.

Как актёр кино Владимир Басов дебютировал в своём фильме «Школа мужества» в 1954 году. В 1964 году в послужном списке Басова появилась эпизодическая, но довольно яркая роль в фильме Георгия Данелия «Я шагаю по Москве». Актер Евгений Стеблов рассказывал: «Артист, который должен был играть эту роль, заболел, и его нужно было срочно заменить. Режиссер Владимир Басов, который тогда озвучивал свою картину, в этот момент случайно проходил по тон-студии. Данелия уговорил его выручить нас и сняться в этом эпизоде. Так в нашем кинематографе появился блестящий актер». Всего Владимир Басов снялся более чем в 80 фильмах, в основном в эпизодических ролях. В каждую из них он сумел внести столько нестандартного и незабываемого юмора и энергетики, что его герои навсегда остались в памяти зрителей, несмотря на то, что в кадре герои Владимира Басова, чаще всего, находились всего несколько минут.

Дочь Елизавета Басова: «Папа был настоящим денди, обожал пижонить. Родители вывозили нас летом за границу (отец мог себе это позволить). И я помню, как, приезжая в какой-нибудь город, мы первым делом неслись в магазины, где папа выбирал себе потрясающие костюмы, рубашки, вокруг него вертелось огромное количество народа — ведь в Европе Басова знали, там с успехом шли его фильмы. Еще он не мог жить без машин и гениально их водил. Начинал с «Москвича», а потом одна за другой у него менялись «Волги», которые в те времена просто так никому не выдавались, а ему их привозили прямо с завода. Машину он лелеял, выходил разогревать ее за час до выезда. За границей он покупал для нее какие-то особенные зеркала, чехлы на руль и прочие мелочи».

Сын Александр Басов: «Первый инсульт с ним случился в 1984 году. После него он стал плохо себя чувствовать, больше лежал, ходил с палочкой, но умудрялся работать, ездил на студию. Снял картину по пьесе «Семь криков в океане». Написал сценарий по Агате Кристи, но снимал его уже другой режиссер. Большое спасибо Володе Досталю, который тогда придумал ему должность режиссера-консультанта. Отец до самой кончины получал не только пенсию, но и полноценную зарплату. Иногда он просил яду, когда хотел, чтоб ему посочувствовали. Для него немощь была трагедией. Он же всегда был человек подвижный, не ходил, а летал. Второй инсульт случился в ванной. Он пошел бриться, что делал всегда сам, хотя и плохо уже, но все попытки его побрить встречали сопротивление. И вдруг упал и мгновенно умер. У меня на глазах». Это случилось 17 сентября 1987 года.

Заслуженный деятель искусств РСФСР (17.03.1964). Народный артист РСФСР (7.01.1977). Народный артист СССР (14.10.1983).

Источники -
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая
Часть пятая


Tags: Знаменитости, История, Кино, СССР, Фильм, Фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments