Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Серж Лифарь (1905 - 1986)



Сергей Михайлович Лифарь родился 2 февраля 1905 года в Киеве, в богатой семье чиновника. С детства Лифарь пел в церковном хоре Софийского собора, брал уроки игры на скрипке у профессора Воячека, посещал класс фортепиано в Киевской консерватории. Учиться танцевать он начал в 14 лет.


Леонид, Василий, Евгения, Серж

В воспоминаниях Лифарь писал, что однажды в Киеве он увидел урок классического танца и почувствовал, что балет — его призвание. Хотя педагог Бронислава Нижинская, сестра легендарного танцовщика Вацлава, дала Сергею убийственную характеристику: «неперспективен».  Но упорные репетиции, тренинг, фантастическая влюбленность в балет дали свои прекрасные всходы.

Кроме этого, он брал уроки у Екатерины Гельцер.



В 1923 году Лифарь вместе с четырьмя другими учениками Нижинской отправился в Париж в «Русский балет» Дягилева. Путешествие оказалось непростым. Через границу Лифарю пришлось перебираться нелегально. По его словам, в него стреляли, и он был ранен. Несмотря на невзгоды Сергей Лифарь практически без денег добрался до Парижа. Там он нашел Дягилева и сумел доказать, что может быть полезен его труппе.



К тому времени, как Лифарь появился в Париже, прошло уже несколько лет с тех пор, как антрепренер «Русских сезонов» Сергей Дягилев остался без первого танцовщика труппы Вацлава Нижинского. Он обладал поразительной интуицией и хорошо знал людей. Дягилев не ошибся и на этот раз, остановив свой выбор на Лифаре. Он послал его учиться в Италию к знаменитому педагогу Энрико Чекетти, учителю Анны Павловой и многих других выдающихся танцовщиков. То, что Лифарь впоследствии стал тонким знатоком музыки, живописи, литературы, обладал прекрасным вкусом, — во многом являетсязаслугой Сергея Дягилева.

Лифарь стал ведущим солистом и блестящим хореографом «Русского балета». «Его искусство восхищало, — вспоминал Александр Бенуа. — Он был первым танцовщиком двадцатого века, все остальные придерживались эстетики девятнадцатого. Меня ослепляла его красота, дивные мускулы и такой размах, порыв танца. Мне было всего лет 13, когда я впервые увидел его на сцене в роли Александра Великого, и я был потрясен. Позже в разных странах я видел некоторые балеты, которые ставил Лифарь. Но это уже жалкие подделки. В его же пластике были важны детали внутри пластического текста, благородная манера, акценты, движения музыки, на которые откликается тело. Особая точность деталей и создает стиль, не так ли? Балеты с участием Лифаря сейчас кажутся мне сном». Впоследствии Лифарь ограничил свой репертуар главными партиями в собственных постановках.



Этапным в творческой жизни артиста стал 1929. В этом году проявился талант Лифаря-хореографа и этот же год забрал его друга и наставника: Сергей Дягилев скончался на его руках. Лифарю  пришлось взвалить на себя дело Дягилева: Серж возглавил балет Парижской оперы, совместив три функции — главного балетмейстера, хореографа и ведущего танцовщика.   Это был отчаянный шаг. Ведь Лифарю пришлось возрождать французский балет, который в XVIII—XIX веках являлся законодателем моды.

Французские педагоги и хореографы перенесли балет в Россию и расцвет Императорского балета был связан с именем легендарного Мариуса Петипа. До прихода Лифаря балет в парижской Опере занимал подчиненное положение. Балеты давались после оперных спектаклей в виде какого-то довеска. Дирекция театра не верила, что публика придет на балетный спектакль.

Объединив молодых энтузиастов, репетируя по восемь часов, Серж сумел создать талантливую труппу. В 1929 он впервые поставил для «Русского балета» «Сказку про лису, петуха, кота да барана» на музыку Стравинского.



Лифарь внес в исполнительскую манеру артистов лиризм и выразительность, когда мужественность сочеталась с изяществом; возвысил роль танцовщика. Благодаря его мастер-классам появились замечательные балерины: Иветт Шовире, Нина Вырубова, Лисетт Дарсонваль, и танцовщики: Юлий Алгаров, Александр Калюжный, Ролан Пети

Известный театральный критик Плещеев  писал: «И вот взмах крыльев, и на сцену влетела невиданная чудо-птица… Птица — Лифарь. Это не танец, не пластика — это волшебство. Мне упрекнут, что это не критика. Критика заканчивается там, где начинается очарование… „Икар“ — это эпоха, это синтез всего его творчества, это как будто предельная черта.»



"Я хорошо знал Нижинского, он считался лучшим танцовщиком в мире. Но теперь я могу с полной ответственностью утверждать, что Васильев превзошел своего знаменитого предшественника во всем".
Серж Лифарь

Критики отмечали, что эта постановка стала «замечательным достижением в драматическом и пластическом планах, образцом четкого, емкого неоклассического стиля, повлиявшего на творчество нескольких поколений артистов и хореографов». Термин «неоклассицизм» для характеристики собственного творчества выдвинул сам Лифарь. Его шедеврами стали его балеты «Миражи», «Федра», «Сюита в белом», «Ромео и Джульетта». Лифарь танцевал в собственных постановках, воплощая образы героические или поэтические; он был Аполлоном и Александром Македонским, Давидом и Энеем, Вакхом и Дон Жуаном. Создавая свои балеты, хореограф использовал классическую музыку или музыку современных композиторов — Стравинского, Прокофьева, Равеля. Сценографию для лифаревских постановок делали такие знаменитые художники, как Пикассо, Бакст, Бенуа, Кокто, Шагал.



По воспоминаниям современников, Лифарь был очень красивым мужчиной. Как танцовщик он восхищал музыкальностью, элевацией, совершенством и одухотворенностью, зажигая энергетикой и артистизмом. Как хореограф умел выявить максимум возможностей каждого артиста. Его обожали коллеги и публика. Например, Поль Валери назвал Лифаря «поэтом движения».

Очень популярными у публики стали «Балетные среды». Восторженно зрители приняли балет «Прометей», поставленный на музыку Бетховена. Звездами были Ольга Спесивцева и Серж Лифарь. В своей труппе Лифарь стал проводить тренинги, передавая секреты мастерства, обучая дуэтным танцам, добиваясь, чтобы балет нес мысль, а не только развлекал публику.


Танцовщик Серж Лифарь. Рисунок Бориса Григорьева

Было время, когда его фотографии ежедневно появлялись на страницах парижских журналов и газет. Ему нравилось, что он был окружен поклонением и лестью, но жил он в скромном отеле в комнате, заваленной книгами. Одевался скромно. Деньгам значения не придавал. Тратил их на расширение перешедшей к нему дягилевской коллекции. Охотно давал тем, кто нуждался, и готов был отдать все, когда речь шла об искусстве и русской культуре.

Хореографию Сержа Лифаря можно назвать продолжателем традиций Михаила Фокина. Благодаря тонкому вкусу, сформированному Дягилевым, Лифарь сумел поднять свой талант на большую высоту. Серж представлял французский неоклассицизм, как Баланчин — американский. Это были два гения хореографии, которые вписали яркие и самобытные страницы в балет ХХ столетия. И сегодня балетное наследие Лифаря украшает репертуар Оперы Гранье (а в Национальной опере Украины восстановлены его балеты «Ромео и Джульетта», «Сюита в белом» и «Утренняя серенада».

Лифарь был знаковой фигурой, и то, что он не отвернулся от оккупантов Парижа, впоследствии принесло хореографу массу неприятностей. Хотя Лифарь не сотрудничал с гитлеровцами: уклонился от личной встречи с фюрером, когда тот посетил дворец Гранье (здание Парижской оперы), отказал Геббельсу передать написанный Ренуаром портрет Вагнера. В воспоминаниях Сергей Михайлович писал: «Моя общественная деятельность главным образом была направлена к спасению от разгрома немцами Парижской оперы — французского национального достояния, музея и библиотеки шведского магната Rolf de Mare, Русской консерватории имени Рахманинова, балетных школ, и, наконец, моей личной библиотеки и коллекции»...



Однако, слух о том, что Лифарь был коллаборационистом и сотрудничал с гитлеровцами, привел к тому, что Сергея Лифаря бойцы французского Сопротивления приговорили к смерти, и хореографу пришлось на несколько лет перебраться в Монако. Только после войны Национальный французский комитет по вопросам чистки, тщательно изучив вопрос, полностью опроверг все обвинения и официально извинился перед Лифарем.

В 1947 Серж вернулся в Париж. Шарль де Голль - военачальник, возглавивший французское Сопротивление, а затем президент Франции, дружил с хореографом, восхищался его талантом. А антиподом Сержа Лифаря в балете являлся знаменитый танцовщик Рудольф Нуриев, не скрывавший, что не любит его хореографию. Он категорически отказывался выступать в лифаревских балетах. Нуриев входил в группу людей, которые принципиально не общались с Сержем.


Балет Cinеma. 1953

Мир балета был не единственным увлечением Лифаря. Он дружил со многими художниками: Пабло Пикассо, Жан Кокто, Кассандр (Адольф Мурон), Марк Шагал. Они оформляли многие его спектакли. Сотрудничество Лифарю предлагал и Сальвадор Дали, однако его сюрреалистический проект декораций и костюмов к знаменитому «Икару» (с костылями вместо крыльев) был отклонён.

После окончания карьеры в балете, в возрасте 65 лет, Лифарь занимался живописью. В своих работах он продолжал тему танца и балета. Он рисовал и раньше: на программках, афишах, записках — карандашом, помадой, гримом. В 1972—1975 выставки картин Лифаря пользовались большой популярностью: Канны, Париж, Монте-Карло, Венеция. Хотя он сам сдержанно относился к своему увлечению. «Эти графические, почти пластические работы я посвятил своему другу Пабло Пикассо. Он был настолько любезным, что удивился, залюбовался и горячо посоветовал мне продолжать. Только я не художник, а хореограф, рисующий», — писал он в последний автобиографической книге «Мемуары Икара». Лифарь оставил после себя более сотни оригинальных картин и рисунков.

Страстным увлечением Сержа  Лифаря было коллекционирование всего, что связано с Пушкиным и Русским балетом Дягилева. Его целью вернуть России сокровища ее культуры. Началось все с личного архива Сергея Дягилева, который состоял из коллекции театрального живописи и декораций и библиотеки (около 1000 наименований). Лифарь выкупил её у французского правительства за деньги, полученные за год работы в Гранд-Опера. Как позже вспоминал хореограф: «Деньги на покупку дягилевского архива я заработал ногами».

http://img-fotki.yandex.ru/get/5/nashenasledie2008.49/0_2c02b_f99a058_XL

Серж Лифарь собрал одну из самых интересных в Европе российских библиотек, состоявшей из старопечатных изданий XVI—XIX веков. Особое место в его библиотеке занимала и «Пушкиниана», самым дорогим сокровищем которой были 10 оригиналов писем поэта к Гончаровой, редкие издания и другие пушкинские раритеты. В 1937 он был одним из организаторов торжеств в память 100-летия смерти Пушкина.

Лифарь принимал активное участие в культурной жизни русской эмиграции, одно время был директором консерватории им. Рахманинова, членом общества сохранения русских культурных ценностей, членом "Общества друзей Толстого", участвовал в подготовке книги "Вклад русской эмиграции в мировую культуру". Пушкинскому дому Лифпрь подарил рукопись Пушкина - предисловие к "Путешествию в Арзрум", музею в Пятигорске - картину Лермонтова. Серж Лифарь проводил вечера памяти Дягилева: в ознаменование 10-летия его кончины (1939), в честь 100-летия со дня рождения (1972).



Серж  Лифарь добился, чтобы на доме, где жил и умер гениальный Шаляпин, была установлена мемориальная доска. Он принял участие в перенесении праха знаменитого танцовщика Вацлава Нижинского из Лондона на кладбище Монмартра, рядом с легендой французского балета Вестрисом. В течение многих лет Лифарь помогал обездоленным соотечественникам, проводил благотворительные концерты в пользу Союза русских инвалидов Первой Мировой войны.


Серж Лифарь и Лиллан д’Алефельдт. Швейцария, 1958

В последние годы жизни Лифарь был вынужден продать часть своей коллекции.

Если бы не встреча с Лиллан Алефельд, возможно, Сергей Михайлович умер бы беспризорным.

«Она была богатой дамой и стала доброй феей для Лифаря, — считает Д.Делуш. — Их союз нельзя назвать полноценным браком, это скорее был дружественный союз.

Серж обожал Лиллан за красоту, молодость. Она стала для него путеводной звездой в творчестве. Лиллан можно сравнить с Надеждой фон Мекк (музой композитора Петра Чайковского). Это были высокие отношения, которые возможны, наверное, только в мире искусства»...

Сергей Михайлович Лифарь умер 16 декабря 1986 года в Лозанне (Швейцария) и был погребен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа возле Парижа. На его могиле - лаконичная надпись «Серж Лифарь из Киева»...


Могила Сергея Лифаря на кладбище Сент-Женевьев де Буа

Всю жизнь Лифарь был человеком без гражданства и мечтал посетить родной город. В 1958 году планировались гастроли в Советском Союзе, и, казалось, его мечта сбудется. Но во время посадки в самолет полиция придралась к неправильно оформленным документам, и труппа улетела без него. Серж с горечью узнавал, что во время спектаклей его имя даже не упоминалось в афишах. В 1961 он все-таки приехал в Советский Союз как почетный гость Первого международного конкурса молодых артистов балета в Москве. Тайно, под видом другого человека, танцор приезжает в Киев, чтобы посетить могилу родителей. Он сожалел, что на родине его не знают.

Последним желанием Сержа Лифаря было увидеть букет белых лилий. Именно эти цветы он держал в руках всякий раз, когда исполнял одну из своих коронных партий – принца Альберта в «Жизели». Даже в последние минуты жизни он хотел видеть то, что напоминало ему о сцене и танце.



Источник - www.liveinternet.ru и Вікіпедія

Tags: XX век, Балет, Видео, Гений, Киев, Музыка, Украина, Фото, Франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment