Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

События в Киеве. Немцы в городе!

Оригинал взят у abc1918 в СОБЫТИЯ В КИЕВЕ. НЕМЦЫ В ГОРОДЕ!

Это отрывки из статьи известного русского и украинского ученого, украинского политического деятеля Н. М. Могилянского (1871-1933) «Трагедия Украины», написанной и опубликованной в Париже в 1920 г.

Немцы в Киеве 1.

Киев оставлен был на произвол судьбы бежавшими украинскими войсками и властями.  Ворвавшиеся в город большевистские войска — банды вскоре заставили кошмаром своей "деятельности" забыть кошмар и ужас девятидневной бомбардировки.

Зеленые, изможденные голодовкой, бессонницей и пережитыми волнениями лица обывателей исказились отпечатком  ужаса, безумия и тупой, усталой безнадежности. Началась отвратительная бойня, избиение без суда и следствия оставшегося в городе, русского офицерства, не принимавшего участия в борьбе на стороне украинцев. Из гостиниц, квартир потащили несчастных офицеров на убой в "штабе Духонина" — ироническое название Мариинского парка, излюбленного места казни, где погибли сотни офицеров русской армии.

Казнили на площадке перед дворцом, по дороге на Александровском спуске, а то и просто где и как попало. Казнили всякого, кто наивно показывал красный билетик — удостоверение принадлежности к украинскому гражданству. Казнили куплетиста Сокольского за куплеты против большевиков, казнили первого встречного на улице, чтобы снять с него новые ботинки, приглянувшиеся красногвардейцу.  Начались грабежи в домах "буржуев", обыски и вымогательства с избиение недостаточно уступчивых и покорных судьбе.

Киев 1917. Снятие памятника Столыпину

Кто расскажет и когда о всей циничной пошлости этой вакханалии произвола, насилия, глумления и издевательства? "Пойдем с нами щи хлебать, буржуйка!" — говорить солдат-красноармеец почтенной даме, в присутствии всех членов семьи, расставленных у стены с приказанием не шевелиться во время обыска. "У!, тебе бы все шампанское лакать?" — продолжаете он, угрожая револьвером, приставленным чуть не к  самому лицу.

Тащили все, что попадало, ценное конечно : деньги, золото и серебро, всякие драгоценности. Ходили по заведомо богатым домам и забирали все, что поценнее.

Я зашел к проф. К. Человек спокойный и уравновешенный, сидит  молча, с трудом выговаривая слова: "Я ничему не удивляюсь и на все  смотрю совершенно равнодушно. Кажется, если скажут, что перебили всех детей, я не двинусь с места". Заходит почтенный земской деятель, бывший полковник гвардии С.  Я никогда не забуду выражения этой безнадежности в окаменевшем лице, в глазах, из которых почти безумие опустошенного сознания. Владелец особняка Б., ограбленный большевиками, отсиживается в иностранном консульстве, его жена, больная сердечной болезнью женщина, жившая отдельно, измучена была обысками и постоянной боязнью за судьбу мужа.

Преследованию подвергались одинаково и русские, и евреи, и украинцы. Среди Комиссаров  и деятелей большевизма доминирующую роль играли великороссы, но были и украинские большевики, как например, Коцюбинский; евреи не играли ни доминирующей роли, ни численно не превышали других национальностей. Справедливость требует категорически опровергнуть распространенную легенду, будто весь большевизм питается, главным образом, еврейскими силами.

В городах провинциальных большевизм переживался весьма различно, в зависимости от личного характера стоявших во главе большевистских диктаторов, ибо трудно иначе назвать тех местных царьков, которые, в буквальном смысле этого слова, являлись распорядителями жизни и смерти, не говоря уже об имуществе обывателей. Чернигов отделался чуть л и не 50.000 рублей контрибуции, которых хватило для того, чтобы главный комиссар мог пить горькую день и ночь, а наряду с этим г. Глухов пережил трудно поддающееся описанию ужасы. Распоряжавшийся там полновластным диктатором матрос, по фамилии Цыганок, неудовлетворенный количеством вырезанных помещиков, перерезал еще немало детей, воспитанников средней школы, как будущих «буржуев». Кровавый кошмар Глухова еще ждет своего историка.

 В Киеве началась обычная история. Наложена была контрибуция, моментально, до срока уплаченная обывателем, который ни копейки не хотел дать на защиту города от большевиков. Началась полная дезорганизация кредитных учреждений, куда назначены были безграмотные комиссары. По городу на автомобилях и на парных извозчиках с прекрасными фаэтонами разъезжали матросы и красноармейцы, часто в нетрезвом виде, и сорили деньгами в кафе, ресторанах и игорных домах, всегда окруженные атмосферой кутежа и всяческого дебоша. Началось быстрое повышение цен на жизненные продукты, ибо крестьяне перестали вывозить что бы то ни было на базар, ввиду риска быть ограбленными по дороге первым встречным, кому была не лень.

 Вскоре появились слухи о том, что украинцы сговорились с немцами и в Киев идут немецкие войска, и слухи эти находили себе подтверждение в поведении большевиков, которые, не чувствуя под собою почвы, вели себя, как халифы на час, грабили и пировали: хоть день — да мой! Положение обывателя ухудшалось с каждым днем. Сорганизовались шайки, которые по ночам грабили обывателей, нападая с оружием на дома и обывателей, у которых большевиками отняты были все средства самообороны.

 Лишь когда дня за два—три до прихода немцев большевики, нагрузив себя всяким добром, бежали из города в свою очередь, началась организация самообороны. Где то, кто то раздавал оружие, гимназисты бегали куда-то на Печерск и тащили новые винтовки, растаскивая какие-то цейхгаузы, оставленные без охраны и присмотра. Грабежи участились в невероятной пропорции. Борьбе с ними много содействовала грузинская добровольческая организация, быстро по вызову выезжавшая на автомобилях с вооруженными людьми на помощь затравленному и замученному обывателю. Все это происходило около половины февраля старого стиля, 11-17 февраля (23 ф.—1 марта н. ст.) 1918 г.

Трудно поддается описанию существование киевского обывателя в это кошмарное время. В одну из последних, перед приходом немцев, ночей, зарегистрировано было 176 нападений на квартиры обывателей. Не привыкшие к какой-либо организации, обыватели избрали домовые комитеты, которые, получив оружие, занялись организацией самообороны. И вот люди, не носившее в жизни ружья, почтенные, убеленные сединою обыватели, начали чистить и чинить ружья, обсуждать стратегические приемы в борьбе с разбойниками-грабителями. Кое-где появлялись уцелевшие офицеры, которые брали на себя и организацию, и команду над домовыми дружинами. Появились военно-полевые телефоны и у нас, например, в д. № 22, по б. Владимирской улице, был центр, объединявший шесть окрестных дружин — являвшихся по вызову в угрожаемое место.
От трагизма создавшегося положения до комизма некоторых житейских картин и положены — было очень небольшое расстояние и тяжкие думы и настроения разрешались часто иронией и смехом над самими собой. Так скрашивались горькие минуты дежурства по ночам при свете огарка в подъезде дома, забаррикадированного дровами или в подвале, где для развлечения пили чай и играли в дурачки. Плакали и смеялись, смеялись и плакали по очереди: кошмарное было время — одно слово!

В. В. Шульгин писал в те дни : "Если бы теперь спросить терроризованного обывателя, не хочет ли он призвать иноземную силу для защиты своей жизни и имущества, то нет сомнения, что этот обыватель значительным большинством голосов ответил бы  "волим под царя западного инославного".

Обыватель не только немца, а самого черта встретил бы с распростертыми объятиями, лишь бы он защитил его от большевиков. И все же обыватель невиновен в приглашении в Киев войск Вильгельма. Его, впрочем, и не спросили о его желании или нежелании. Велико величие души этого скромного обывателя. Быть может, я хочу верить, что плебисцит не дал бы в Киеве места владычеству немцев. Это дело взяли на себя и свою совесть украинские сепаратисты — националисты и социалисты: М. С. Грушевский и Голубович, Петлюра и Порш et tutti quanti.

Подписав в Бресте все условия немцев, украинцы победоносно и торжественно вошли в качестве победителей в Киев. Правда, негласно, обеспечивая порядок, первые вошли в город немцы. Это было 17 февраля 1918 г. старого стиля.

Немцы в Киеве 1918

Зажиточный обыватель — так называемый "буржуй"— немцев встречал хотя и радостно, но без особой экспансивности. Радость была искренняя, но без энтузиазма, отдельные экспансивные женщины совали застенчиво букеты цветов немецким офицерам, но ни подъема, ни восторга мне видеть не приходилось: слишком все устали, да и будущее рисовалось в формах,  если и не столь ужасных, как кошмарные дни большевизма, то все же и много неизвестного таило оно в себе.

Киев. Крещатик

С появлением немцев, как по мановению волшебного жезла, без всяких угроз или угрожающих объявлений исчезли всякие грабежи и насилия. Обыватель вздохнул свободнее. Поздно ночью стало совершенно безопасно гулять по улицам. Открылись театры, жизнь забила быстрым темпом свою вечную, суетливую толчею. Украинцы позволили себе некоторые эксцессы, пострадал один студент-еврей, убитый неизвестно за что и при неясных условиях. Но, во всяком случае, не было тех ужасных картин убийств и казней, которыми отличался период большевистского владычества, когда, выходя на Владимирскую горку, я каждый день натыкался на новые трупы, разбросанные по дорожкам горки, свежие человеческие мозги, лужи крови у стен Михайловского монастыря и на спуске от Михайловского монастыря мимо водопроводной башни в сквер,  покрывающий Владимирскую горку.

Киев. Царская площадь.(ныне Европейская)

Немцы, изголодавшиеся дома, висели толпами над витринами магазинов с съестными припасами, где выставлены были жареные поросята, гуси, утки, куры, сало, масло, сахар и конфеты и где все это можно было приобрести без карточки и по сравнительно дешевым тогда еще ценам. На базарах по утрам немцы покупали сало и с жадностью ели большие куски вкусного малороссийского сала: велика была, очевидно, потребность организма в жирах, от недостатка которых давно уже сильно страдала вся Германия.

Киев. Думская площадь. (ныне Площадь Независимости. Майдан )
Тишайшие времена на майдане

Полностью статью  Н. М. Могилянского  «Трагедия Украины» можно прочитать в журнале «Грядущая Россия», Париж, 1920,  №2, здесь.

Tags: 1918, История, Киев, Ретро
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments