Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Я художник и я так вижу. Я стукач и я так "стучу"



Дело было в конце 40–х. Народного художника РСФСР, академика живописи, лауреата Сталинской премии Бориса Нехамкина поймал его коллега Игорь Риттер. Он был художник по чашкам и блюдцам, а Нехамкин писал портреты вождей, но оба они состояли в правлении московского отделения Союза художников СССР, и вот там–то, после заседания правления, Риттер его и поймал.

— Простите, Борис Аронович, я понимаю, как вы заняты, но… Есть один молодой художник… мой сын… Буквально пять минут… — Риттер держал в руках папку.

— Присядем, — сказал Нехамкин.

Риттер раскрыл папку, стал доставать рисунки.

Это была странная, непривычная графика. Низколобые полуголые мужчины, обнаженные женщины в распахнутых позах, с порочными взглядами и красной подцветкой в самых непристойных местах; изломанные ракурсы — но очень мощно, оригинально и даже мастеровито.

Нехамкин лучше всех умел написать политый дождем асфальт, запотевший графин, тусклое золото орденов на груди маршала, дымок трубки, обтекающий усы вождя. Он гордился собой, но чувствовал также, что никогда ничего не придумает в смысле композиции. Не говоря уже о замысле, о новой идее картины.

Эти рисунки его задели. Он хмыкнул. Сказал:

— Н–да. Необычно… — А потом нагнулся к Риттеру и что–то шепотом ему сказал.

Наутро Риттер отнес в МГБ заявление, в котором говорилось:

«…с целью проверки бдительности представил ему копии рисунков австрийского буржуазного упадочного художника Э. Шиле, сказав, что это рисунки моего сына. Мой сын Николай, являясь студентом Училища имени Баумана, изготовил их по моей просьбе. Гр. Нехамкин заявил, что это необычный талант, которому не будет места в СССР, и посоветовал моему сыну совершить побег на Запад, где, по словам гр.Нехамкина, его ждут высокие заработки и признание…»

Но напрасно!

Напрасно, ибо Борис Аронович Нехамкин, приехав домой на служебной «Победе», не стал отпускать шофера, а, не снимая пальто, присел за письменный стол и написал:

«…с целью провокации представил мне копии рисунков австрийского буржуазного упадочного художника Э.Шиле, сказав, что художник— его сын. Дабы не спугнуть провокатора, я притворился, что не понял, кто автор рисунков. Но сказал, что его сын, скорее всего, страдает необычным психическим расстройством и что в СССР места таким извращениям нет, разве что на загнивающем Западе процветают подобные, с позволения сказать, художники…»

Потом спустился вниз и велел ехать на Лубянку, вприемную МГБ.

Поэтому следователь Карасев, вызвав к себе Риттера, долго материл его и тыкал носом в заявление Нехамкина, больно сжимая ему затылок своими крепкими пальцами. А потом поехал в мастерскую Нехамкина и сказал:

— Дорогой Борис Аронович! Риттер наш внештатный сотрудник, но, как оказалось, полный идиот. Вы уж простите нас, не говорите товарищу Абакумову, — и Карасев кивнул на портрет генерал–полковника, стоявший на мольберте. — А с этим болваном Риттером мы уже сегодня расстались, отобрали подписочку о неразглашении.

— Ладно, ладно, черт с ним! — засмеялся Нехамкин.

Через пару лет следователь Карасев подготовил дело на Нехамкина как на агента международных сионистских кругов.

Нехамкина отовсюду выгнали, но не арестовали и не судили, потому что менять сотню лучших портретов вождя, маршалов и министров было себе дороже. Его назначили учителем рисования в город Невьянск Свердловской области, но до места он не доехал, заболел воспалением легких и скончался в свердловской больнице.

Игорь Петрович Риттер с женою Антониной Сергеевной пошли на похороны Сталина. Они жили на Сретенке, поэтому двинулись по Рождественскому бульвару к Трубной, и там их раздавила толпа.

Следователя Карасева расстреляли вместе с Рюминым.

Остается Коля Риттер.

Перерисовка вывихнутых фигур Эгона Шиле сильно стукнула его по мозгам. Он ушел из инженеров и стал вольным художником. В «оттепель» общался с лианозовцами, ходил в студию Белютина. От него остался целый шкаф рисунков и целая антресоль картин, и сейчас они, представьте себе, неплохо продаются.

В общем, внучка довольна.

Хотя любой этюдик Нехамкина стоит вдесятеро дороже.

Источник: Онлайн книга «Окна во двор», Cтраница 51
Читать онлайн: Денис Драгунский — Окна во двор

Глас народа

Хорошо. Я эту историю знаю, но дело было не совсем так.

Секретарь Союза художников Кравцова И.Е., проходя по коридору мимо беседующих о чём–то Риттера и Нехамкина успела разглядеть рисунки. И на следующий день утром у следователя Карасёва на столе лежали сообщения не от двух, а трёх осведомителей. Текст, написанный Кравцовой И.Е., в части касающейся, выглядел буквально так: "...вчера известные мне Нехамкин Б.А. и Риттер И.П. в вестибюле правления рассматривали, живо обсуждали и хвалили рисунки чуждого нам буржуазного модерниста Эгона Шигле..."

Следователь Карасёв, слегка ошалев от такого количества заявителей и будучи человеком в известном смысле добросовестным, решил подробней узнать, кто такой этот Эгон Шигле. Стал наводить справки, сумел достать несколько репродукций. Этим самым навлёк на себя подозрения в упадочнических настроениях, пропаганде чуждой нам культуры и образе жизни. Через какое–то время был в итоге отстранён от работы, но не расстрелян, нет, а осуждён на 5 лет.

Отсидев весь срок, вышел на свободу уже после смерти Сталина (а дело на Нехамкина, кстати, клеил другой следователь, точно не знаю кто, но точно не Карасёв).

Эгон Шигле запал в Карасёва, как и в Колю Риттера. Бывший следователь увлёкся живописью, также, как и Коля пытаясь поначалу копировать модернизм, но постепенно переключился на авангардизм: он попроще будет, ясное дело. Был участником знаменитой "бульдозерной выставки" в 1974. Умер в Москве в 1986.

Картины и рисунки Г.Н. Карасёва стоят сейчас несколько дороже, чем работы Коли Риттера. Но всё же существенно дешевле, чем Нехамкина

"Бульдозерная выставка" 1974 года

(47 лет назад на окраине Москвы состоялась нелегальная выставка, которую впоследствии назвали Бульдозерной. 15 сентября 1974 года 20 советских художников–нонконформистов вышли на пустырь в Беляево, чтобы устроить смотр работ под открытым небом. Московская милиция не позволила авангардистам провести акцию и разогнала её с помощью поливальных машин и бульдозеров.)

Можно вспомнить Алексея Александровича Тяпушкина, который на Бульдозерной был только зрителем, но зато первым задержанным милицией художником.
Фронтовик, Герой Советского Союза и просто богатырского телосложения:
"14 января 1945 года в районе населенного пункта Буды–Аугостовске (Польша) при прорыве обороны противника уничтожил 3 пулемётные точки, 2 дзота, противотанковую пушку, штурмовое орудие. 16 января расчет Тяпушкина в числе первых ворвался в польский городок Белобжеги. В бою на подступах к городу он сам стал на место наводчика и лично подбил 2 танка, 2 самоходных орудия, бронетранспортер. В боях на Кюстринском плацдарме еще раз отличился – подбил «пантеру» и четыре самоходки врага.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко–фашистскими захватчиками сержанту Тяпушкину Алексею Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5635)."

Нехамкин, кстати, не в цене. Соцреализм после пика в 90–е, резко пошел вниз. Ну, конечно, САМ НЕХАМКИН, ВЫ ЧТО, АВТОГРАФ СТАЛИНА НА ПОРТРЕТЕ, КАК ВЫ МОЖЕТЕ СОМНЕВАТЬСЯ!!!! — пару сотен евро можно накинуть за имя — но не в тренде. Да и подделывать Нехамкина — одно удовольствие, мазок некрупный, сфумато, узнаваемый стиль — любо–дорого, студент четверокурсник справится. Поэтому подделок как грязи, цена упала.
А вот риттеровские картины, а особенно — офорты, при должном старании и правдивому резцу по линолеуму — ОТЛИЧНО в Вене на Грабене в одной антикварной лавке идут, у Лени–галерейщика. За подлинники Шиле, естественно.

Так внучка Риттера что придумала. Она эти офорты пачками и печатает, номера только меняет. Вторую квартиру в Столешниковом купила недавно, я чай там пил. Все стены шпалерной развеской украшены. 2 этюда Нехамкина, кстати, присутствуют. Не побрезговала.
А вы говорите, искусство.

Бульдозер против мольберта!



47 лет назад, 15 сентября 1974 года, в Москве состоялась «Бульдозерная выставка» — одна из наиболее известных публичных акций неофициального искусства в СССР.

Конечно, это было нечто, гораздо большее, чем просто выставка. И это было, конечно, нечто большее, чем просто операция по разгону потерявшей страх в период оттепели интеллигенции.



Сам процесс разгона вернисажа с помощью бульдозера явился неким художественным феноменом, живущим своей жизнью, самоценным по сути. А началось всё с того, что группа талантливых художников, работающих не в единственно признанном официозом стиле "социалистический реализм", решила организовать на городском пустыре выставку своих картин...



Этот скандал вызвал колоссальный резонанс во всём мире.

Об этом писали все газеты...

Рассказывает ник leon1959
Источники - d3.ru
strelkamag.com
skif-tag.livejournal.com


А также мой пост - "Бульдозерные шедевры"

Tags: 1970-1980-е, CCCР, Авангард, Автор, Арт, Диссидент, Интеллигенция
Subscribe

Posts from This Journal “Авангард” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments