Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Малевич и Шагал

Хроника взаимоотношений главных художников русского авангарда, за год превратившихся из соратников во врагов



1909

Коллекционер Сергей Щукин открывает по воскресеньям для посетителей свой особняк в Большом Знаменском переулке вблизи Арбата. В общедоступной частной галерее собраны произведения Сезанна, Гогена, Матисса, Пикассо и других. В разное время там побывали и Малевич, и Шагал. На обоих увиден­ное произвело огромное впечатление. Казимиру Малевичу в тот момент уже было 30 лет, Марку Шагалу — чуть больше 20.


Розовая столовая (комната Матисса) в доме Сергея Щукина. 1913 год
© Bridgeman Images / Fotodom


1915
Февраль — март


Впервые проходят крупные коллективные выставки российских современных художников. В Петрограде это «Первая футуристическая выставка картин „Трамвай В“», в Москве — «Год 1915». Хотя выставки и проходили под знаменем футуризма, в них участвовали художники разных направлений. Согласно каталогам, на выставках было представлено больше двадцати картин Шагала, некоторые были там же куплены для частных коллекций. С ними соседствовали и работы Малевича.

1918
Август


После десяти лет отсутствия Марк Шагал возвращается в родной город с мандатом уполномоченного по делам искусств, выданным со следующей формулировкой: «Художник Марк Шагал назначается уполномоченным означенной Коллегии по делам искусства в Витебской губернии, причем товарищу Шагалу предоставляется право организации художественных школ, музеев, выставок, лекций и докладов по искусству и всех других художест­вен­ных предприятий в пределах Витебска и всей Витебской губернии. Всем революционным властям Витебской губернии предлагается оказывать товарищу Шагалу полное содействие в исполнении вышеуказанных целей». По разным свидетельствам, художнику покровительствовали такие крупные чиновники из Комиссариата просвещения, как Луначарский и Штерен­берг [Давид Штеренберг — художник, живописец и график, заведующий отделом изобрази­тель­ного искусства Наркомпроса с 1918 по 1920 год].

1918
Октябрь — ноябрь

Первый масштабный проект Шагала в Витебске — оформление города к годовщине Великой Октябрьской революции. Холсты размером с фасады зданий появились на улицах города, многие из них были подписаны: «Шагал — Витебску».

1919
Январь


Торжественное открытие Витебского народного художественного училища (ВНХУ). К открытию в него записалось около трехсот человек. Шагалу меньше чем через полгода после вступления в должность удалось организовать систему свободных мастерских, где живописи могли учиться даже выходцы из самых бедных слоев населения. Чем-то подобным, но в гораздо меньшем масштабе, занимался его учитель Юдель Пэн, открывший в 1892 году частную Школу рисования и живописи, рассчитанную на десять-пятнадцать человек. Самыми известными учениками школы были как раз Лисицкий и Шагал.

1919
Февраль — март


Мстислав Добужинский, которого Шагал долго уговаривал стать первым директором училища, уходит с должности, и его место вынужденно занимает сам Шагал.

1919
Апрель


К коллективу преподавателей училища присоединяется художница Вера Ермолаева, которая позже будет одной из основных соратниц Малевича в Витебске.

1919
Май



Эль Лисицкий. Плакат «Клином красным бей белых». 1920 год
© Wikimedia Foundation


По приглашению Шагала в Витебск приезжает Лазарь Лисицкий. Именно здесь он берет псевдоним Эль и в 1920 году создает знаменитый плакат «Клином красным бей белых».

1919
Сентябрь



Преподаватели Витебского народного художественного училища. Витебск, 26 июля 1919 года
Сидят слева направо: Эль Лисицкий, Вера Ермолаева, Марк Шагал, Давид Якерсон, Юдель Пэн, Нина Коган, Александр Ромм.
© Wikimedia Foundation


Через год после возвращения в родной город Шагал начинает тяготиться своими административными обязанностями. Руководить училищем становится все сложнее: в конце лета 1919 года на месте совета старост образована «комиссия по социальному обеспечению и трудовой повинности студентов», занимавшаяся отнюдь не развитием творческой жизни города. Плюс ко всему — невыносимые жилищные условия. «Мы жили рядом с казармами, оттуда-то и вырывались полчища бравых мух, которые набивались в дом через все щели», — вспоминал Шагал. Он решает переселиться в здание училища, как уже сделали несколько преподавателей, для чего приходится выселить одного из них — искусствоведа Александра Ромма. Ситуация оборачивается скандалом, Марк Шагал всерьез намеревается покинуть Витебск. Разрешить конфликт удается только подопечным Шагала, для которых его авторитет несопоставим с авторитетом Ромма. В те же дни состоялось общее собрание учащихся, на котором был заслушан доклад «О критическом положении училища в связи с намерением М. З. Шагала покинуть училище, а вместе с тем и город Витебск». Резолюция собрания была опубликована в газете «Известия» от 19 сентября, Шагал в ней назван «не только одним из первых пионеров насаждения искусства в нашем городе, не раз испытавшим все тернии на пути этого великого дела, но и единственной моральной опорой училища, без которой последнее существовать не может». Публичное признание заслуг «уполномоченного Коллегии по делам искусств в Витебской губернии» помогло ему остаться на своей должности.

1919
Октябрь


Осенью Шагал посылает Лисицкого за материалами в Москву. Путешествие по полуразрушенным железнодорожным путям занимало в тот момент по четыре дня в каждую сторону. Но Лисицкий вернулся после утомительного путешествия с «трофеем» — Малевичем, которому передал приглашение, подписанное Ермолаевой. В преддверии очередной голодной и холодной зимы Малевич согласился: в Витебске не было таких перебоев с дровами и продовольствием, как в Москве.

Несмотря на то что главный среди живописцев будетлянин решил принять приглашение чисто из практических соображений, для Шагала это был отличный повод привлечь внимание к училищу: наиболее ярко заявивший о себе «Черным квадратом» столичный художник приезжает профессор­ство­вать в Витебск. К тому же основатель ВНХУ хотел дать своим ученикам возможность осваивать все направления современной живописи. В супрема­тизме же он видел одну из многих возможностей художественного самовыражения молодежи, открывшихся после революции.

1919
Ноябрь


7 ноября Казимир Малевич в письме литературоведу Михаилу Гершензону описывает свой переезд не в самых радужных красках: «...очень скоро пришлось собраться и уехать в Витебск; последний производит на меня впечатление ссылки; совершенно неожиданно приехали люди из Витебска, вытащили меня из-под опеки угрожающего холода и темноты». Но уже 17 ноября он читает первую для него в этом городе открытую лекцию о задачах современного искусства. Видя выдающиеся организаторские способности нового профессора, Шагал в тот же день делает еще одну попытку оставить административную работу в Витебске. Он просит освободить его от обязан­ностей директора и, по одним данным, предоставить должность простого педагога, а по другим — назначить на преподавательскую должность в Москве. Под давлением студентов он остается, рассматривая работу как нравственный долг.

Шагал воспринимал супрематизм как одно из течений, преподаваемых в школе, но супрематисты рассматривали его как апогей искусства, рядом с которым творчество Шагала позиционировалось как устаревшее.

1919
Декабрь



Казимир Малевич и Эль Лисицкий. Эскиз оформления занавеса для заседания Комитета по борьбе с безработицей. 1919 год
© Getty Images


17 декабря 1919 года к юбилею Комитета по борьбе с безработицей уже Малевич с группой учеников оформляют несколько зданий города, а также столовые и трамваи в супрематическом стиле.

1920
Январь



Участники группы Уновис. 1920 год
© evitebsk.com


В январе 1920 года Малевич, Ермолаева и Лисицкий объединяют своих учеников в группу Молпосновис («Молодые последователи нового искусства»), которая почти сразу переименовывается в Посновис, а через месяц так и вовсе «последователи» трансформируются в «утвердителей», тем самым образуя группу Уновис. (В честь последнего варианта Малевич называет свою родившуюся в том же году дочь Уной.)

Костяк учеников был сформирован из витебских детей. Среди них были Нина Коган и Илья Чашник, уехавший на учебу из Витебска в Москву, затем вернувшийся в свой родной город, чтобы работать с Шагалом, но моментально переметнувшийся к Малевичу. При этом Шагал формально оставался началь­ником Малевича, а жили знаменитые художники в соседних комнатах.

1920
Апрель



Эль Лисицкий. Агитплакат на улице Витебска. 1920 год
© evitebsk.com


2 апреля Шагал в письме своему знакомому, художественному критику Павлу Эттингеру заключает, что прежнее соседство переросло в полноценное проти­востояние: «Ныне группировки „направлений“ достигли своей остроты; это 1) — молодежь кругом Малевича и 2) — молодежь кругом меня. Оба мы, устремляясь одинаково к левому кругу искусства, однако, различно смотрим на средства и цели его. Говорить об этом вопросе сейчас, конечно, очень долго».

Каждый раз, едва заикаясь в письмах о наступающих на пятки супрематистах, Шагал бросает эту тему на полуслове. Через несколько лет в его эмоцио­наль­ных мемуарах Малевич возникает нарочито косвенно и мимоходом: «Еще один преподаватель, живший в самом помещении Академии, окружил себя поклон­ницами какого-то мистического „супрематизма“. Не знаю уж, чем он их так увлек».

1920
Май — июнь



60 учащихся с руководителями отправляются на экскурсию в Москву. Витебск, 5 июня 1920 года
Товарный вагон оформлен по проекту Николая Суетина.
© Heritage Images / Hulton Archive / Getty Images


Возвратившись из очередной поездки в Москву, Шагал обнаруживает растяжку над входом в училище: «Супрематическая академия». 25 мая последние его ученики объявляют о переходе в студию к супрематистам, а уже 5 июня Шагал навсегда покидает родной город. Вопреки устоявшемуся заблуждению, на посту руководителя его сменяет не Малевич, а Вера Ермолаева.

Теперь уже бывший патриот Витебска не смог смириться не столько с амбициями Малевича и его единомышленников, сколько с изменой юных учеников и одного отдельно взятого города, который он хотел превратить в столицу современного искусства. «Однажды, когда я в очередной раз уехал доставать для школы хлеб, краски и деньги, — вспоминал Шагал, — мои учителя подняли бунт, в который втянули и учеников. Да простит их Господь! И вот те, кого я пригрел, кому дал работу и кусок хлеба, постановили выгнать меня из школы. Мне надлежало покинуть ее стены в двадцать четыре часа. На том деятельность их и кончилась. Бороться больше было не с кем. Присвоив все имущество академии, вплоть до картин, которые я покупал за казенный счет с намерением открыть музей, они бросили школу и учеников на произвол судьбы и разбежались».

1920
Сентябрь



Занятия в мастерской Уновиса. Сентябрь 1920 года
Справа налево на переднем плане: Иван Червинко, Георгий Носков, Михаил Векслер, Н. Фейгельсон; над ними — Ефим Рояк; сидит — Николай Суетин; за столом: Лев Юдин, Нина Коган, Вера Ермолаева; у доски стоит Казимир Малевич, рядом — Лазарь Хидекель, Илья Чашник.
© thecharnelhouse.org


18 сентября Малевич с характерной художественной резкостью пишет другу и главному соратнику по футуризму на поэтическом фронте Алексею Кручёных об исходе конфликта: «Нужно староваторов спихивать на дно морское с музами, медузами и лирами, пусть перламутровые раковины покроют их тело своими переливами, а постелью им будут мягкие губки».

Меньше чем за год невинное соседство двух ярчайших художников своего времени и одинаково настроенных энтузиастов авангардных преобразований в жизни страны переросло в противоборство со столь поэтичными угрозами.

1922
Май



Участники группы Уновис. Витебск, 1922 год
(Слева направо) стоят: Иван Червинко, Казимир Малевич, Ефим Рояк, Анна Каган, Николай Суетин, Лев Юдин, Евгения Магарил; сидят: Михаил Векслер, Вера Ермолаева, Илья Чашник, Лазарь Хидекель.
© thecharnelhouse.org


В мае состоялся первый и единственный выпуск ВНХУ — десять студентов, восемь из которых были членами Уновиса. Почти вся группа супрематистов к тому моменту уже покинула город.

Книги:
Букша К. Малевич. ЖЗЛ. М., 2013.
Вакар И. А., Михиенко Т. Н. Малевич о себе. Современники о Малевиче. Письма. Документы. Воспоминания. Критика. В 2 т. М., 2004.
Шагал М. Моя жизнь. М., 2000.
Шатских А. С. Последние витебские годы Марка Шагала Шагаловский сборник. Материалы I–V Шагаловских дней в Витебске (1991–1995). Витебск, 1996.
Wullschlager J. Chagall love and exile. New York, 2008.


Подготовил Алексей Морозов
Источник - arzamas.academy


Tags: Авангард, Арт, Гений, История, Российская империя, СССР, Супрематизм, Франция
Subscribe

Posts from This Journal “Авангард” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments