Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Атмосферные дачи советских архитекторов

Советские архитекторы 1930-х годов – мастера конструктивизма и авангарда, авторы больших построек и грандиозных проектов. Но их подмосковные дачи – это частная архитектура и частная жизнь.

ВЛАДИМИР СЕМЕНОВ

Основатель большой архитектурной династии и автор генерального плана реконструкции Москвы 1935 года. В том же 1935-м Семенов начал строить дачу в поселке НИЛ (“Наука. Искусство. Литература”), который он организовал вместе с другими видными архитекторами на берегу Истры.


Эс­киз да­чи, на­ри­со­ван­ный Семе­но­вым в 1935 году.

Усадьбу с полукруглой верандой и колоннами, для которых купили корабельный лес, строили 30 лет. Семенов рисовал окна и витражи на больших листах бумаги, прикалывал кнопками к фасаду дома и прикидывал, хорошо ли получается. На токарном станке делались перила и балясины – сперва в маленьком масштабе, затем в натуральную величину.


Боль­шая ве­ран­да у Шир­вин­д­тов и Бе­ло­усо­вых об­щая.

Главной комнатой была каминная. Там в сумерках члены семеновской семьи слушали занимательные рассказы – например, о том, как в 1901 году Семенов отправился в Африку, чтобы участвовать в англо-бурской войне. 28 июля, в День святого Владимира, на террасе за большим дубовым столом собирались гости – их угощали варениками с вишней.


При­хо­жая в доме Ширвиндта.

В 1960-х годах внучка Семенова вышла замуж за Александра Ширвиндта. На даче стали появляться его друзья – Андрей Миронов, Марк Захаров, Михаил Козаков. Однажды Миронов и Ширвиндт катались по всему поселку на мопедах. Возмущенные шумом дачники повыскакивали из домов, но смягчились, увидев известных артистов.


Бал­кон вто­ро­го эта­жа в “до­ме Шир­винд­та”: в 60-х го­дах к даче сде­ла­ли при­ст­рой­ку. Теперь на уча­ст­ке — два до­ма, объеди­нен­ных об­щей сте­ной.

Сегодня в доме растут праправнуки Семенова. На участке, который некогда за ухоженность называли Парком культуры, по-прежнему стригут газоны и выращивают цветы. Собираются на террасе, а по вечерам сидят у камина. И все еще сожалеют, что веранду с колоннами так и не построили.


Бань­ка.

ГЕОРГИЙ ГОЛЬЦ

Автор знаменитого шлюза на Яузе, Большого Устьинского моста и блестящий театральный художник. За остроумие и энергию друзья называли его “Бокал с шампанским”. Свою дачу он начал строить в 1937 году в поселке НИЛ. Ему достался один из последних участков над рекой – с видом на монастырь в Новом Иерусалиме и двумя вязами – пейзаж в духе Камиля Коро.


Да­ча ар­хи­тек­то­ра Георгия Голь­ца в поселке НИЛ (“На­ука. Ис­кус­ст­во. Ли­те­ра­тура”) на Ис­тре. По­се­лок осно­вали ве­ду­щи­е совет­ские ар­хи­тек­то­ры 1930-х го­дов.

Проекта дачи не сохранилось: есть только эскизы и зарисовки процесса строительства. Летом 1938 года Гольц, его жена Галина и дочка Ника переехали на первый этаж еще не достроенной дачи.


Юж­ная тер­ра­са — Голь­цы на­зва­ли ее “бал­ко­ном”. Ког­да-то здесь ус­т­ра­и­ва­ли до­маш­ние спек­так­ли.

Гольц построил дом из дерева – он очень любил этот материал. Сруб купили в соседней деревне. Шесть столбов фундамента и печки сделали из кирпича. Под террасы подставили дубовые столбы. Доски напилили из стоявших на участке елей, крышу покрыли дранкой.


Cто­ло­вая.

На даче Гольц много рисовал, сажал цветы. Бегал к соседям за рассадой, а в благодарность давал советы по строительству. Одевался он в рабочий комбинезон с карманами и застежками, сшитый по собственной выкройке. С Гольцами на даче жила сестра Галины с детьми. Все вместе обедали на южном балконе, вечера проводили в каминной – сочиняли по очереди истории и играли в буриме.


Кухня.

В 1942 году, когда Гольцы были в эвакуации, НИЛ заняли немцы. В дачу попал снаряд, и в стенах долго еще торчали осколки. Три года дом стоял разрушенный. Гольц хотел реконструировать дачу, но в начале 1946 года его не стало, и семья ограничилась ремонтом. В новом веке на даче жила дочь архитектора, художница Ника Гольц.


На вто­рую тер­ра­су мож­но прой­ти сквозь кух­ню. Здесь хо­ро­шее ос­ве­ще­ние для заня­тий жи­во­пи­сью.

ГРИГОРИЙ СЕНАТОВ

Архитектор не самый известный, строил в основном московские больницы. Он родился в 1885 году и учился в училище живописи, ваяния и зодчества в классе Валентина Серова. Знал Маяковского, но не одобрял его и считал безобразником. Живописи предпочел архитектуру – она давала более надежный заработок.


Да­ча Гри­го­рия Се­на­това сто­ит на кру­том скло­не, ко­то­рый архитек­тор ког­да-то превра­тил в парк — с тер­ра­са­ми, га­зо­на­ми и мно­же­ст­вом пло­до­вых де­ре­вь­ев.

В 1938 году Сенатов вступил в кооператив “Советский архитектор”. Выбрал на станции “Луговая” крутой участок и превратил его в парк с террасами, газонами, цветами и фруктовыми деревьями. Дом – перекрытый куполом куб с четырьмя пристройками – собирали из частей предназначенной на слом соседней постройки. Фундамент сделали из дубовых бревен.


Ве­ран­да.

Под куполом была мастерская Сенатова. Его семья поселилась внизу и жаловалась, что для жизни дом получился неудобным. Одна большая комната с трудом протапливалась печкой. Пришлось нарушить симметрию и сделать пристройку – но это было уже после войны.


Терраса.

На дачу переезжали в апреле, с вещами и домработницей. Обязательно варили варенье: 80 килограммов, чтобы хватило на весь год. В сад выносили плиту, чистили медный таз. В Москву возвращались в ноябре неохотно и мечтали дачу утеплить, чтобы можно было жить и зимой. Сегодня на даче Сенатова варенье не варят, ушли в прошлое бурные застолья. Но дом остается прежним. Ему в этом году – 76 лет.


Та­кой да­ча Гри­го­рия Се­на­то­ва бы­ла зи­мой 1948 го­да.

ВИКТОР ВЕСНИН

Один из трех легендарных братьев-архитекторов, лидер и идеолог советского авангарда, автор ДнепроГЭСа. В противовес официальным шедеврам из стекла и бетона у себя на даче построил в 1935 году традиционный сруб с остекленной верандой. Находится дача в поселке НИЛ, который создали по инициативе Веснина (он был первым председателем дачного кооператива).


Бра­тья Вес­ни­ны бы­ли по­сле­до­ва­тель­ны­ми кон­ст­рук­ти­ви­с­та­ми. Про­ек­ти­руя об­щие объ­е­мы да­чи, Вик­тор ис­поль­зо­вал из­люб­лен­ный при­ем конст­рук­ти­виз­ма — со­че­та­ние па­рал­ле­ле­пи­пе­да и цилиндра.

На даче стояла мебель XVIII–XIX веков, висели картины. Садом Веснин не увлекался – только старался укрепить крутой склон подпорными стенками.


Фраг­мент бо­ко­во­го фа­са­да да­чи. В от­ли­чие от “боль­ших” по­ст­ро­ек Вик­то­ра Вес­ни­на (вро­де пло­ти­ны Дне­про­ГЭСа), она сделана из обык­но­вен­но­го бру­са. Но и здесь по­яви­лись харак­тер­ные для вес­нин­ской ар­хи­тек­ту­ры де­та­ли — например, круг­лые окна-иллюми­на­то­ры.

Веснин ходил в бархатной блузе, с буйной шевелюрой и бородой, раскладывал на столе в саду белые грибы и рисовал натюрморты. На даче устраивались концерты и поэтические вечера – жена Веснина Наталья хорошо пела. Соседом Весниных был Владимир Семенов – их участки разделены оврагом.


Ин­те­рь­ер по­лу­круг­лой ве­ран­ды. Ког­да-то на да­че Вес­ни­ных сто­я­ла ан­тик­вар­ная ме­бель, ви­се­ла отличная живопись. Теперь здесь жи­вут на­след­ни­ки ар­хи­тек­то­ра Ми­ха­и­ла Вран­ге­ля, с ко­то­рым Вик­тор Вес­нин учился в Им­пе­ра­тор­ском инженер­ном ин­сти­ту­те. У них об­ста­нов­ка го­раз­до скром­нее.

В 1950 году Виктора Веснина не стало, и его жена продала дачу семье Михаила Врангеля – сокурсника Веснина по институту гражданских инженеров и главного архитектора Севастополя. Но сам старый дом даже теперь зовется “дачей Веснина”.


Ин­те­рь­ер од­ной из ком­нат на вто­ром эта­же.

ВЯЧЕСЛАВ ВЛАДИМИРОВ

Любимый ученик великого Жолтовского и один из самых ярких архитекторов 1930-х. В 1942 году, в возрасте 42 лет, он погиб на фронте. Дача на Истре в НИЛе – одна из немногих сохранившихся построек Владимирова.


Хо­тя строй­ка на­ча­лась в 1935 го­ду, за­кон­чить ее до ухо­да на фронт Вла­ди­ми­ров не ус­пел. Его вдо­ва Та­ма­ра достро­и­ла да­чу по проек­ту му­жа уже после вой­ны. Вла­ди­ми­ров очень любил цветы, и весь учас­ток до сих пор засажен роза­ми и флокса­ми. Их  выра­щивают дочь и внуч­ка ар­хи­тек­то­ра.

Он спроектировал ее в 1935 году вместе с женой Тамарой. Начал строить, но получил заказ на проект огромного курортного комплекса у подножия Эльбруса и отвлекся от дачи, которая так и осталась недостроенной.


Чай­ный стол с са­мо­вара­ми на террасе.

Владимиров был заводилой в шумной компании архитекторов и киношников – завсегдатаев джазовых концертов, танцев в “Метрополе” и теннисных кортов в Гаграх. Но при каждом удобном случае он сбегал на дачу. Был он там и накануне ухода на фронт – и с первым поездом отправился на призывной пункт.


Да­ча Вя­че­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ва рас­по­ло­же­на на бе­ре­гу Ис­тры, с ви­дом на Но­во­и­е­ру­са­лим­ский мо­на­с­тырь, но сам дом до­воль­но слож­но раз­гля­деть за сте­ной раз­рос­ших­ся де­ре­вь­ев.

Дача с самого начала задумывалась как очень скромная — в противовес бурной городской жизни, которую вел архитектор. Ездили сюда из Москвы на поезде, который ходил только четыре раза в день. От станции добирались пешком. С тех пор мало что изменилось: поселок НИЛ — место по-прежнему скромное и тихое, почти не затронутое “новорусским” строительством.

После войны Тамара Владимирова достроила дачу, полностью реализовав проект, который муж не успел завершить.

Автор Ксения Аксельрод
Фото: Фриц фон дер Шуленбург
Источник - zen.yandex.ru


Tags: 1930-1950-е, Архитектура, Дача, Дом, Отдых, СССР
Subscribe

Posts from This Journal “Архитектура” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments