Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Category:

Всё могут короли! И даже по любви!



Если упрямству Лилибет ещё не пели песен, то должны это сделать в ближайшем будущем. В детстве она мечтала выйти замуж за фермера, а лучше – за фермера-коневода, чтобы можно было выбрать любого скакуна из дюжины его конюшен и без устали носиться верхом по окрестностям. Фермер не случился. Случился курсант-моряк, что, на взгляд королевского семейства, было немногим лучше, чем фермер.


Принц Греческий в национальном костюме. 1930 год.



Статный блондин был голубых кровей, голубее, чем сама Лилибет: ведь у неё только папа - британский король, мама же была дочерью простого английского графа Боуз-Лайона, а граф – ниже, чем маркиз, и тем более ниже, чем герцог. Филипп же по рождению был принцем Греческим и Датским; его отец, принц Андрей, был сыном короля Греции, а мама, немецкая принцесса Алиса Баттенберг, - правнучкой английской королевы Виктории и, кстати, племянницей императрицы Александры Федоровны. Перипетии начала 20-го века разнесли трон и благосостояние семьи в пух и прах, и ко времени окончания Второй мировой у Филиппа за душой не было буквально ни гроша. К тому же, во время войны его сестры Маргарита, Теодора и София вышли замуж за нацистских офицеров, и такое родство могло бросить тень на репутацию британской монархии. Поэтому да, его кандидатура в Виндзорском дворце всерьёз не воспринималась.

Филипп был пятым ребёнком и единственным сыном, и потому как образование в ту пору считалось исключительно мужской прерогативой, мальчик в возрасте семи лет приехал учиться в Лондон. На одном из семейных приёмов Елизавета и Филипп познакомились. Ей на тот момент было 13, ему 18, и статный блондин покорил Лилибет с первого взгляда и навсегда, на всех мероприятиях, где им доводилось встречаться, она хвостом ходила за Филиппом и думать не думала о надеждах родителей. У которых на дочь были определённые планы, но вы посмотрите на фотографии – повернётся ли у кого язык упрекнуть юную Элизабет?


Элизабет с отцом, Георгом VI, в опере. Ей 13. Филиппу (слева) - 18.

Между ними завязалась дружеская переписка на правах родственников (они приходятся друг другу четвероюродными братом и сестрой, хотя кровь там не пересекается), и мало кто из королевской родни подозревал, что Елизавета уже решила, что выйдет замуж только за него. Все годы войны они не теряли связи, и тут уже их переписка может стать сюжетом для шекспировской пьесы, а то и голливудского блокбастера: письма приходилось передавать тайком, в обход родителей, через доверенных лиц – сочувствующих родственников, вернее, не столько сочувствующих, сколько ожидавших выгоды себе. В 1947 году Елизавета фактически предложила Филиппу сделать ей предложение, как когда-то её бабка, королева Виктория. Вы этого не знали? А вот поди ж ты! Король Георг VI благословил этот брак скрепя сердце: по тем временам он выглядел таким же мезальянсом, как 65 лет спустя – свадьба принца Уильяма и Кейт Миддлтон. Ох, кто бы мог себе представить выбор Гарри?! Жизнь - забавнейшая штука, не находите?





Пошёл тогда на определённые жертвы и Филипп: ему пришлось отказаться от титулов «принц Греческий» и «принц Датский», поменять греческое православие на англиканскую веру, взять британское подданство и обрести новую фамилию – Маунтбеттен, переиначив на английский манер материнскую Баттенберг. Накануне свадьбы ему был дарован титул герцога Эдинбургского – впрочем, это уже не из серии потерь и жертв.


1947 год, досвадебная фотография


1947 год, помолвка

И пышная королевская свадьба состоялась 20 ноября 1947 года. Состоялась в голодном Лондоне, где даже ткань можно было купить только по талонам, а продукты для свадебного торта собирали буквально по всему миру. Но это отдельная история, дайте знать в комментариях, если вам интересно.


20 ноября 1947 года

После свадьбы молодожёны вели активную светскую жизнь: скачки, светские мероприятия и даже танцевальные площадки. Вскоре после рождения первенца Филиппа перевели на Мальту, туда отправилась и Елизавета с Чарльзом. Именно тогда сильная, волевая, несгибаемая кронпринцесса по-настоящему почувствовала себя женой и матерью: она самостоятельно готовила, приглашала в гости жён сослуживцев Филиппа, сплетничала и играла с маленьким Чарльзом. Гармония установившегося было быта разрушилась в секунду, когда пришло известие о смерти короля Георга VI. Филипп узнал об этом первым во время их поездки по Кении, он понимал, каким шоком это будет для его жены. И он стал первым, кто принёс клятву верности своей королеве: «Я, Филипп, герцог Эдинбургский, становлюсь вашим пожизненным вассалом и нижайшим слугой; обещаю служить вам верой и правдой и умереть за вас, что бы ни случилось. Да поможет мне Бог!»


2 июня 1953 года, коронация

Он был и остался для жены главной опорой.



Были потом нешуточные раздоры по поводу фамилии – Виндзоры, Маунтбеттены, чей дом правит Соединённым Королевством, а кто остаётся в тени. Дело в том, что Элизабет (по рекомендации осторожного Черчилля) отказалась брать фамилию супруга, и время показало мудрость этого решения, но переживания мужа по этому поводу не давали ей покоя. Мира в семью привнесло рождение второго сына, которого решено было записать как Маунтбеттен-Виндзор, и выбранное для него матерью имя – в честь отца Филиппа, князя Андрея. Филипп избавился от комплексов и нашёл себе дело по душе, занялся благотворительностью: спорт, молодёжь, образование.





Оставаясь всегда на шаг позади супруги в общественной жизни, в семье он добился права первого голоса. Это он занимался вопросами образования детей, решал бытовые проблемы, и Елизавета полностью полагалась на него. Кстати, скандал вокруг Двора в начале 70-ых был прекращен буквально одним движением руки Филиппа: «Чарльз должен оставить любовницу Камиллу и жениться на приличной девушке». Чем закончился союз с юной Спенсер, сейчас известно всему миру, можно размышлять и разглагольствовать бесконечно, насколько правильным было то решение, но из опубликованной переписки Филиппа и Дианы очевидно, что принц опекал Ди, как родную дочь, и она называла его «па» - «отец».


Чарльз никогда особо не ладил с отцом.

Сегодня в королевском доме спокойно. И хотя с собственными детьми отношения у королевской четы сложились прохладные, разочарования в них обернулись радостью от внуков, а теперь и правнуков.


Говорят, что Луи - ну руках у Кейт - копия прадеда.

Последние три месяца само- и просто изоляции были, пожалуй, самым продолжительным временем, проведённым вместе, без вмешательства паблисити и утомительных протоколов. Дрессировка собак, разведение лошадей, прогулки под руку с любимым супругом – не это ли жизнь, достойная монархов?

Посмотрите на фотографии. Какие молодые, какие красивые, и даже чуть согбенные возрастом, все в морщинах – как полны любовью друг к другу! Как можно их не обожать?





Вот так история про принца Филиппа, герцога Эдингбургского, при рождении принца Греческого и Датского, незаметно стала историей любви.

Источник - pikabu.ru

Tags: XX век, XXI век, Великобритания, Знаменитости, История, Королева, Любовь, Фото
Subscribe

Posts from This Journal “Любовь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments