Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Ром, «Весёлый Роджер» и «йо-хо-хо»: 7 мифов о пиратах



Пираты — это же сплошная морская романтика! Или всё же нет? Что из того, что мы знаем о пиратах, правда, а что — миф?

1. Пираты хозяйничают на море

Говоря о пиратах, мы обычно представляем себе дерзкого и отважного капитана — например, некоего Смита, который курит трубку, держит на плече попугая и клянётся, что нога его никогда не ступала на сушу. Но это не совсем так. Налёт на корабль с грузом золота — конечно, приносит хорошую добычу, но куда прибыльнее высадиться на берег и разграбить город.

Так, Генри Морган высадился со своими людьми на Панамском перешейке и оставил там все корабли, после чего отправился в сухопутную экспедицию к столице — Панаме, богатому и хорошо укреплённому городу. Штурм шёл долго, по всем правилам сухопутной осады — и увенчался успехом.


Генри Морган

Кстати, последнее поражение Дрейка — это тоже попытка пешком завоевать Панаму. Только полностью провалившаяся. Раз на раз не приходится.

2. Самый пиратский напиток — ром

Да, ром в изобилии тёк рекой на Карибах — где его, собственно, и производили. Стоил он недорого, ведь в основном это был самопальный продукт, эдакий самогон жарких стран. Если пират на мели, а напиться хочется — конечно, он предпочтёт бутылку дешевого пойла бокалу дорогого вина. К тому же ром не портится в дороге, в отличие, например, от пива. Но если наш отважный капитан Смит захватит корабль с богатой добычей и обнаружит там груз испанских вин — можете быть уверены: рому останутся верны лишь немногие ценители.

А знаменитый пират Бартоломью Робертс прочим напиткам вообще предпочитал чай…

А у Жана Лафита с его орлами в почёте был кофе. Так что когда он на короткий срок встал под знамёна регулярной армии США, офицеры бурчали — мол, ихний пиратский кофий лучше нашего. Контр-р-рабанда!



3. «Весёлый Роджер» — это знак, что никто, приблизившийся к пиратскому кораблю, не уйдёт живым

Наиболее популярная теория утверждает, что знаменитый череп с костями появился на флагах пиратских кораблей в эпоху, когда все ещё хорошо помнили чуму. Соответствующий знак демонстрировал проходящим мимо кораблям, что на корабле началась эпидемия.

Мол, проходите мимо, вооружённые суда, не надо интересоваться, что у нас тут на корабле и что мы везём.

А вообще, «Роджер» был далеко не единственным символом пиратского корабля. Иногда на судне поднимали просто чёрный флаг, порой что-то ещё. В общем, «Весёлый Роджер» — это не какая-то эмблема пиратского братства, а всего лишь один из вариантов рисунка на флаге.



4. Пираты воплощали беззаконие

Если бы наш капитан Смит не поддерживал на корабле жёсткую дисциплину, то недолго бы продержался на своём месте: уже скоро в пьяной драке его сместил бы какой-нибудь Джонс. А если бы капитан Смит вёл себя нечестно по отношению к другим пиратам, то обиженные им капитаны Уильямс, Эндрюс и Грей собрались бы и наваляли Смиту от всей души.

Чтобы исключить подобные казусы, пираты придерживались определённых законов. Кодекс берегового братства регулировал взаимоотношения между пиратскими командами. Внутренний же кодекс корабля варьировался.

Некоторые капитаны даже запрещали пить и играть в кости во время плавания!

А делёж награбленного был самым ответственным мероприятием: каждый пират должен был получить заранее определённую долю, и если бы капитан вздумал мухлевать в процессе, то вполне мог отправиться в море (без шлюпа) или на рею.



Что не мешало простецкому кидалову при удобном случае. Скажем, барон де Пуэнти, командовавший разграблением Картахены в 1697 году, раздал командам жалкие крохи, а сам упорхнул. А ещё капитан королевского флота! Так что вместо «Пятнадцать человек на сундук мертвеца» береговым братьям пришлось распевать более актуальное «По-моему, чувак, нас кинули». Но такую экстраваганцу, конечно, есть смысл откалывать, только если не собираешься возвращаться или уж очень высоко стоишь. Я капитан королевского флота и барон, кто мне чего сделает. А вот парням попроще лучше было ходить опасно.

5. Обретя сокровище, пират немедленно зарывал его в землю

Вот наш капитан Смит успешно ограбил испанский галеон и стал обладателем груды золота. Что он сделает первым делом? Починит свой корабль или купит новый, если в процессе обретения груды золота его посудину слишком потрепало. Потом капитан поделит между командой золото в определённой пропорции, оставив часть на закупку провианта и других продуктов общей необходимости. А затем команда сойдёт на берег и две недели будет кутить. Ведь неизвестно, вернутся ли они живыми из следующего похода. Кстати, капитан обычно тоже не отставал.

Если сокровище было совсем уж запредельным, то у капитана был ещё один путь: сойти на берег и зажить респектабельной жизнью богатого джентльмена — желательно подальше от тех мест, где его все знают. Так поступил капитан Пьер Легран, вернувшись на родину. Случаи же, когда пираты и вправду прятали клады, были исчезающе редкими.



Такое очень редко (и почти всегда недостоверно) происходило, если добыча была слишком большой и увезти её физически не получалось. Вроде бы Дрейк где-то что-то так закапывал — иначе рисковал потонуть по дороге домой от перегруза. Но это не точно.

6. Повязка на глазу — неотъемлемый атрибут пирата (и деревянная нога)

Зачем? Вот просто — зачем? Хороший обзор очень важен для моряка, а периферийное зрение повышает твои шансы остаться живым в абордажном бою. Так что повязку носили только те, кто действительно потерял в сражении глаз и при этом не сошёл на берег. И разумеется, это был далеко не каждый второй пират (хотя мы-то представляем с повязкой и правда едва ли не каждого второго).

Потеряв в сражении глаз или, скажем, ногу, пираты оставались на корабле, если им позволял капитан. Сойдя на берег, они обычно быстро скатывались в нищету и алкоголизм — далеко не каждый успевал накопить на безбедное существование. Но не каждому же пирату целенаправленно выкалывали глаз, ей‑богу!

С увечьями бывали вообще занятные истории. Скажем, Эдвард Тич, известный под псевдонимом Чёрная Борода, имел склонность к невинной проказе: посреди банкета потушить свечи и начать палить из пистолетиков наугад в темноту. Из темноты радостно стреляли в ответ. Во время одной такой дружеской перестрелки Борода пробил меткой пулею колено штурману. Штурман навеки охромел, а когда Тич погиб, погрузился в пучины пития и нищеты. Кстати, звали этого штурмана Израэль Хэндс. Путь в мировую литературу бывает своеобразным.

7. «Что ж нам Дьявол не рад, назло, прочь от песни»

«Йо-хо, чёрт нас ждал у адских врат. Назло, прочь от песни, что поёт пират», — поется в третьих «Пиратах Карибского моря». Бытует мнение, что пираты не боялись ни чёрта, ни дьявола, ни тем более Бога. Казалось бы, да — но нет. Пираты были невероятно суеверными, а на многих кораблях даже держали корабельного священника. Иногда давали обет в случае удачи пожертвовать долю добычи церкви.



Правда, чаще всё-таки пиратские суеверия не имели ничего общего с библейским толкованием веры. Какой-нибудь священник наверняка не согласился бы, если бы капитан Смит вздумал доказывать ему, что в альбатросов нельзя стрелять, поскольку в них вселяются души умерших моряков. Ну разве что тот самый корабельный священник…

Автор Анна Долгарева
Источник - warhead.su


Tags: История, Марина, Миф, Океания, Пират
Subscribe

Posts from This Journal “Миф” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment