Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Category:

Цитаты о кошмарах безумия, жутко-пленительной мерзости, панках и пирсинге в творчестве Босха

Если бы когда-нибудь нашёлся дневник, трактат, да хоть какая-нибудь рукопись Иеронима Босха — это произвело бы эффект разорвавшейся бомбы. Для сравнения: живший ровно в те же годы и десятилетия Леонардо да Винчи исписал дневниковыми заметками, афоризмами, баснями, эпиграммами, техническими выкладками и пророчествами более семи тысяч страниц! Босх же не завещал потомкам ни строчки. Пять веков они, то есть мы, только и делаем, что гадаем: кем он был, о чем думал и, главное, что он имел в виду.


Иероним Босх. Святой Иоанн на Патмосе. Фрагмент.
По мнению ряда исследователей, демон в очках — автопортрет Босха.


* Босх состоит из одних загадок.
(Федерико Дзери, итальянский искусствовед)

* Ничего подобного до сих пор не делали и ни о чем подобном не думали…
(Альбрехт Дюрер, немецкий живописец и график — о творчестве Иеронима Босха)

* Босх, Брейгель и Дюрер, зрители земные, сами были вовлечены в кошмар безумия, вырывавшийся из-под земли и окружавший их со всех сторон… Вся властная сила безумия развёрнута на пространстве чисто визуальном.
(Мишель Фуко, французский философ и культуролог, в книге «История безумия в классическую эпоху»)

* Разница между работами этого человека и работами других художников заключается в том, что другие стараются изобразить людей такими, как они выглядят снаружи, ему же хватало мужества изображать их такими, какими они являются изнутри.
(Фра Хосе де Сигуэнса, монах, библиотекарь и первый историк Эскориала)

* Свои картины адских шабашей Иероним Босх мог бы подписать теми же словами, которыми Ян ван Эйк засвидетельствовал свое присутствие при тихой сцене бракосочетания Арнольфини: «Я был здесь».
(Эрнст Гомбрих, австрийский и английский историк и теоретик искусства, в книге «История искусства»)


Иероним Босх. Несение креста
1510-е , 83.5×76.7 см


* Картины Иеронима Босха часто интерпретируют так, как будто они — книги кроссвордов или магических тайн. Босх же не «приподнял» католическую религиозную живопись до каких-то особых философских-магических-алхимических «высот», наоборот, он её еще глубже «опустил». В тину какого-то космического суеверия. В муть предсуществования. В копошащуюся массу архетипов-мутантов-роботов-клонов. Его творчество-ремесло было очевидно антигуманистическим. И его недаром обожали испанские религиозные ханжи, садисты и изуверы. Они чуяли своего.
(Игорь Шестков, писатель)

* Главное для зрителя — не поддаться искушению принять зло, которое здесь (на картинах Босха — ред.) выглядит просто очаровательно!
(Жозе Луи Порфирио, португальский музеевед и арт-критик)

* Его искусство не то до странности передовито, не то архаично. Впрочем, в архаизм Босха не очень «веришь», он точно деланный. Смелость мысли, полет фантазии мастера так изумительны, такого колоссального размаха, что они прямо приводят в недоумение: не хочется верить, чтобы эти «бесноватые» по самому исполнению картины были произведением того же времени, что и усердная, тихая, терпеливо отделанная живопись Давида, Мемлинга, младшего Боутса, Метсиса. Между тем, как раз в некоторых приемах пейзажа Босх зачастую архаик, готик. Он любит поднимать горизонт под самый верхний край своих композиций, он делает нелепые ошибки в перспективе, он пользуется массой условных схем.
(Александр Бенуа, художник, историк искусства, художественный критик)


Иероним Босх. Искушение Святого Антония. Триптих
XVI век, 131.5×225 см


* Босх был первым художником, который сумел переосмыслить религиозное искусство и придать своим композициям элементы повседневной жизни, соответствующие вкусам и настроениям своих современников.
(Морис Метерлинк, бельгийский писатель, драматург)

* Что означает, Иероним Босх, этот твой вид, выражающий ужас, и эта бледность уст? Уж не видишь ли ты летающих призраков подземного царства? Я думаю, тебе были открыты и бездна мрачного Плутона, и жилища ада, если ты мог так хорошо написать твоей рукой то, что сокрыто в самых недрах преисподней.
(Доминикус Лампсониус, фламандский ученый-гуманист, поэт и художник XVI века)

* Сам воздух у Босха будто пропитан присутствием дьявола.
(Вальтер Бозинг, автор книги «Иероним Босх. Между Адом и Раем»)

* Этот мир предстает перед нами расчленённым на множество кусочков, которые перемешались, словно в калейдоскопе, и получается, что сложить «картинку» теперь вряд ли удастся — приходится оставить все как есть и искать в этой путанице гармонию и красоту.
(Роже Кайуа, французский писатель, философ, социолог)

* Я обнаружил панков на одной картине Иеронима Босха, которая меня просто осчастливила: представьте себе, я увидел на ней пирата со множеством колец в носу и ушах, да еще и с наколками. Тогда таких людей единодушно считали уродливыми. Если бы в то время к вам домой явился человек с внешностью панка, вы бы испугались. Сегодня — уже нет.
(Умберто Эко, итальянский писатель, философ, теоретик искусства)




Фрагменты гентского «Несения креста» Босха и посвященные им страницы из книги «История уродства» под редакцией Умберто Эко.

* И еще несколько «панков» Босха — с пирсингом и татуировками. Слева направо фрагменты следующих произведений: правая створка «Сада земных наслаждений», «Увенчание терновым венцом», «Поклонение волхвов» из Метрополитен, «Поклонение волхвов» из Прадо:


Иероним Босх. Сад земных наслаждений. Музыкальный Ад. Правая створка.
1500-е , 220×97.5 см


Иероним Босх. Увенчание терновым венцом
1510, 73.8×59 см


Иероним Босх. Поклонение волхвов
1480


Иероним Босх. Поклонение волхвов. Триптих
1494, 147.4×168.6 см












* Мне нравится реалистичность человеческой похоти, которая есть в моих фильмах. Я — голландец, а голландцы всегда старались быть максимально достоверными в любых произведениях. Босх был маниакально реалистичен. Посмотрите на его картину «Блудный сын»: там изображен бордель, а рядом стоит человек и ссыт себе под ноги. Вы никогда не увидите такого у итальянцев, французов или англичан. Так работали только голландцы. Они выжигали идеализм реализмом. И я делаю то же самое.
(Пол Верховен, кинорежиссер, автор фильмов «Турецкие сладости», «Основной инстинкт»)


Иероним Босх. Странник
XVI век, 71×70.6 см


* Мерзость сочетается с мерзостью и в этом омерзительном сочетании становится вдруг жутко-пленительной. Эта мерзость, эти исчадия зловонных болот, темных гниющих недр кажутся просто забавными, чуть ли не уютными — такая чистосердечная внутренняя радость в творчестве живописца и так изумительна сама живопись!
(Лев Любимов, историк искусства)

* Я замечал в сочельник и на Пасху,
Как у картин Иеронима Босха
Толпились люди, подходили близко,
И в страхе разбегались кто куда…
Кричали: «Прочь! Бесстыдство! Святотатство!» —
Во избежанье Страшного суда.
(Павел Антокольский, поэт)

* Иконография Босха — одинокий и недоступный остров в потоке раннеголландского искусства. Настоящий секрет его ужасов и снов еще предстоит раскрыть. Мы пробили несколько отверстий запретной двери тайной комнаты его сознания, но так и не нашли ключ к разгадке этой тайны.
(Эрвин Панофский, немецко-американский историк и теоретик искусства)


Иероним Босх. Рай и Ад (Четыре видения загробного мира)
1516, 86.5×158 см


В цитате Александра Бенуа сохранено авторское написание имен художников.

Собрала Анна Вчерашняя
Источник - Артхив


Tags: XV век, XVI век, Возрождение, Гений, Картина, Нидерланды, Рукопись, Цитата
Subscribe

Posts from This Journal “Возрождение” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments