Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Category:

Никита Хрущёв на выставке в Манеже



Одно из громких событий хрущёвского времени — посещение советским лидером выставки художников-авангардистов в московском Манеже. Это произошло 1 декабря 1962 года.

Хрущёв подошёл к моему автопортрету. Так слу­чилось, что там у меня было четыре картины, и обо все четыре он спо­ткнулся. Они висели в разных концах зала. И вот он говорит:

— А это, что это? А, это Жутовский.

Это уже была последняя, четвёртая картина. То есть мы уже были как бы «старые приятели».

— Ну и что ты тут нарисовал?

Я говорю: «Это автопортрет, Никита Сергеевич».

— Автопортрет? Угу… Вот у ме­ня есть знакомый такой художник, Лактионов. Вот у него автопортрет! Вот если из фанеры вырезать дырку и приложить к его лицу, то будет лицо, а если эту фанеру приложить к тво­ему автопортрету? Здесь, правда, жен­щины… (потоптался на месте, вокруг огляделся), то будет жопа!

Такой уровень разговора. Глава го­сударства 1/6 части суши разговари­вает с художником, с мальчиком! Ему 70 лет, мне 30.

Через девять лет после этого Хру­щёв вдруг мне позвонил и пригласил на свой день рождения. Он уже был в ссылке. И когда мы от него уезжали, он вышел попрощаться и говорит:

— Ну, ты понимаешь (на «ты», ко­нечно), ты на меня зла-то не держи. Я ведь как туда попал, в этот Манеж, я ведь и не помню! Кто-то меня ту­да завёз. Я же ведь глава государства! Я не должен был туда ехать! Хожу я по этой выставке, и кто-то из «боль­ших» художников вдруг говорит мне: «Сталина на них нет!» Я на него так разозлился! И стал кричать на вас. А по­том люди этим и воспользовались… Вот вам история.

Если бы он понимал, что это не­вежество, он бы его не проявлял. А он не понимал, это было для него нор­мой! Это тот уровень, на котором они общались на протяжении десятиле­тий! Интеллектуалы туда не попадали. Это естественный отбор! Вы что думаете, какой-нибудь Суслов был лучше? Или какой-нибудь Каганович, прости господи… А вы сейчас посмотрите, что и кто в нашей Думе!

Что касается самого снимка, то по­пал он ко мне следующим образом. В 1952 году я работал в Каракумах на канале. Сталинская стройка, инте­рес к ней велик, и туда приезжает фо­токорреспондент из газеты «Правда». Поснимал и уехал.

Прошло 10 лет. 1962 год. Манеж. Я смотрю: фотограф, который сопрово­ждает всю эту камарилью, как раз тот самый Коля Устинов из «Правды». Ког­да кончилось всё это довольно тяжёлое толковище, я звоню своему приятелю, который в то время работал в журнале «Советское фото». И говорю ему: «Юр­ка, в Манеже Коля Устинов нас снимал на карточку (у профессионалов это всегда так называлось — «на карточ­ку снять»). Поговори с ним, чтобы дал по одному экземпляру этих фото­графий. Клянусь, я никогда никому ни за что». Юрка отвечает: «Боба, я да­же не буду звонить Коле. Он член пар­тии, ничего он тебе не даст. От страху. Давай мы подождём».

Прошло восемь лет. Звонит Юрка: «Боба, Колька Устинов уходит на пен­сию. Я ему пообещал четыре разво­рота в журнале «Советское фото». Но я ему сказал: «Коля, для моего прияте­ля по одному экземпляру Манежа. Цел у тебя Манеж 62-го года?»» Тот говорит: «Цел». Устинов отдал плёнку и сказал: «На, сам ему отпечатай, сколько ты хочешь». Так эти фотографии оказались у меня. Их восемь штук.

Журнал продолжает публикацию материалов из будущего альбома «Лец. ХХ век», который готовит к печати издательство «Планета»

Автор Борис Жутовский
Источник - diletant.media


Tags: 1962, Авангард, Арт, Выставка, История, Москва, СССР, Хрущев
Subscribe

Posts from This Journal “Хрущев” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment