Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Феномен «возвращенчества»: почему украинские эмигранты возвращались в СССР



В УССР вернулись Михаил Грушевский, общественный деятель Надежда Суровцева, актер и режиссер Николай Садовский, поэт Владимир Самойленко, политический деятель Павел Христюк, экономист Николай Шраг, член УПСР Николай Чечель. Конечно, мотивы возвращения отличались...

На перекрестках

Октябрьская революция привела к кардинальным изменениям на территории бывших Российской и Австро-Венгерской империй.

Во время гражданской войны, ставшей следствием распада "вотчины Романовых", украинцы служили в разных армиях: Действующей армии Украинской Народной Республики, Рабоче-крестьянской Красной армии, Добровольческой армии и других белогвардейских формированиях, войсках гетмана Скоропадского, различных повстанческих отрядах.

Так же после распада империи Габсбургов много украинцев приняли участие в вооруженной борьбе против польского государства за утверждение Западно-Украинской Народной Республики.

В результате победы большевиков на Большой Украине и польских сил на Галичине и Волыни в эмиграцию отправились воины и политические деятели УНР и ЗУНР, а также украинцы, которые воевали в составе армий Деникина и Врангеля.

В эмиграции оказались представители разных политических партий, которые представили широкий спектр политических взглядов и разные уголки Украины.

Если сторонники УНР спасались от советской власти, то представители ЗУНР - от режима Второй Речи Посполитой.

Вместе с тем многие "уэнэеровцы" нашло убежище на территории Польши, тогда как многие "зуэнэровцыв" вынуждены были эмигрировать дальше - на Запад.

Украинские эмигранты оказались преимущественно в странах Центральной и Южной Европы (Австрия, Германия, Польша, Румыния, Чехословакия, Югославия). Несколько позже к этому перечню добавились Франция и Бельгия.

Украинская эмиграция не отражала зеркально социальную структуру, которая существовала в Украине, где абсолютное большинство населения составляли крестьяне (по переписи в Российской империи 1897 года 93,1% этнических украинцев были крестьянами).

Это можно объяснить меньшей социальной мобильностью крестьянства и более широким (в процентном соотношении) привлечением интеллигенции и рабочих к революционным событиям и политическому активизму.

В 1921 году в Праге для помощи украинским эмигрантам был создан Украинский общественный комитет, который, помимо прочего, исследовал состояние эмиграции и осуществлял регистрацию.


Заместитель председателя Украинского общественного комитета Никифор Григорьев и президент Чехо-Словацкой республики Томаш Масарик. ТРИ ГОДА РАБОТЫ УКРАИНСКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО КОМИТЕТА В Ч.С.Р. - ПРАГА, 1924. - С. 40.

По данным комитета, из 6000 зарегистрированных украинских эмигрантов 55% по социальному происхождению были крестьянами, 13% - рабочими, 25% - интеллигентами, а 7% принадлежали к другим социальным группам.

По региональному происхождению эмигранты распределялись так: Галичина - 40,9%, Правобережье - 29,9%, Левобережье - 19,3%, Буковина - 2,9%, Бессарабия - 0,8%, Кубань - 0,7%.

За пределами родины украинская эмиграция начала осмысливать причины своих поражений и думать о будущем: кто-то строил планы о возвращении в Украину после вероятного краха большевиков, тогда как другие надеялись на эволюцию советского государства.

Например, правительство УНР в изгнании в начале 1920-х годов продолжало издавать законы и готовить восстание на территории УССР.

Заметим, что украинская эмиграция ни была монолитной по своей политической платформе. В эмиграционные ячейки представители партийных сил принесли старые противоречия и конфликты.

Так, в Вене большинство эмигрантов была враждебно настроено к петлюровскому правительству УНР в изгнании, которое имело резиденцию в Тарнове (Польше).

Бывшие члены Директории Андрей Макаренко, Федор Швец и Афанасий Андриевский объявили это правительство незаконным. Они даже создали Всеукраинский национальный совет в противовес структурам УНР в Тарнове.


Андрей Макаренко и Федор Швец

Афанасий Андриевский и Андрей Макаренко самостоятельно начали сотрудничать с советскими дипломатами в Вене. В общем, большинство венской эмиграции негативно относилось к Симоне Петлюре.

В то же время диктатор ЗУНР Евгений Петрушевич в эмиграции сумел наладить контакты как с большевиками, так и со сторонниками реставрации Российской империи из Украинского национального комитета, который возглавлял Сергей Моркотун - бывший секретарь Павла Скоропадского.

Что такое "Украинское сменовеховство"?

Возникновение советской Украины (Украинской Социалистической Советской Республики) в 1919 году как четко очерченного политического, экономического и культурного образования в сочетании с успехами национально-культурного строительства 1920-х годов произвело мощное воздействие на украинцев, которые находились за ее пределами.

Следствием этого стало возвращение части украинских эмигрантов на родину в течение 1920-х годов, что получило определение "поворотництва" или "украинское сменовеховство" - по аналогии с русскими эмигрантами.

Последние, в свою очередь, получили название от сборника философско-политологических статей "Смена вех" (Прага, 1921), который идейно обосновывал позиции политэмигрантов-россиян о сотрудничестве с большевиками и возвращении на родину.


Сборник "Смена вех" (Прага, 1921)

Российские сменовеховцы надеялись, что большевики вернут России былое могущество, а лозунги интернационализма - это лишь средство для захвата территорий.

Заметим, что российская межвоенная эмиграция отличалась от украинской по социальному составу и положению, поскольку состояла более из представителей имущих классов - помещиков и буржуазии.

Проявления организованности среди украинцев вызвали враждебное отношение со стороны русской эмиграции. Так, в 1921 году полномочный представитель УССР в Вене Юрий Коцюбинский в письмах к секретарю ЦК КП(б)У Дмитрию Мануильскому отмечал, что украинцев во "врангелевских армиях" преследовали за национальные убеждения.

Не все эмигранты отличались высоким уровнем национального самосознания и поэтому за границей могли приобщиться как к украинскому, так и к российскому сообществам.

Русская эмиграция владела значительными финансовыми ресурсами. Таким образом, благодаря принадлежности к "русской" среде украинцы могли получать определенные вполне материальные преимущества.

Но после попыток национального строительства и социальной революции 1917-1921 годов большая часть украинских мигрантов были не безобидными солдатами или представителями "враждебных классов" для большевиков.

Это были политики, офицеры и солдаты вооруженных сил, имевшими довольно высокий уровень политической образованности. Именно поэтому они не стали органической составляющей русской эмиграции на Западе, а вели свою игру, в том числе и по отношению к советской власти.


Статья о "возвращенцах" в газете "Большевик"

Недаром (и очень точно) отмечал полпред УССР в Праге Михаил Левицкий: "... точных копий в природе не бывает, и наши желто-блакитные новые вехи существенно отличаются от трехцветных".

Так, украинские "сменовеховцы" иначе трактовали сотрудничество с большевиками и надеялись на расширение прав советских республик.

В частности, полномочный представитель УССР в Польше Александр Шумский считает, что украинскую эмиграцию некорректно называть "сменовеховцами", поскольку это нивелирует разницу в мотивах и идеологии между украинской и русской эмиграцией. Он предложил другой термин - "поворотівці” (“возвращенцы” - русск.).

Идеолог украинского интегрального национализма Дмитрий Донцов предлагал неологизм "перекинчицтво", когда искал украинский аналог термина "сменовеховщина".

"В Україну ідіть, діти! В нашу Україну"

Истоки украинского “поворотництва” можно выводить из появления печатных изданий в 1920-х годах, ставших отстаивать идеи советскофильства.

Так, с февраля 1920-го по октябрь 1921-го Зарубежная группа Украинский коммунистической партии, созданная в 1920 году в Вене бывшими членами Зарубежной группы Украинской социал-демократической рабочей партии, издавала еженедельник "Нова доба" под редакцией Владимира Винниченко и Владимира Левинского.


"Нова доба". Орган Зарубежной группы Украинской коммунистической партии. Из архива Сергея Гирика

В 1920 году зарубежная делегация Украинской партии социалистов-революционеров (УПСР) начала журнал "Боритесь - Поборете", который периодически отмечался публикациями с советскофильскими настроениями.

Одним из идеологических бастионов "сменовеховцев" считался журнал "Нова громада", который издавался в Вене в течение 1923-24 годов.

Его редактором стал Семен Витык, известный галицкий социал-демократ с коммунистическими симпатиями, который считал, что свержение советской власти в Украине может привести к упадку независимой украинской культуры.

Именно в этих изданиях представители украинской эмиграции показали свои попытки по-другому взглянуть на УССР и будущее Советской Украины.

В 1921 году Михаил Грушевский написал председателю правительства УССР Христиану Раковскому открытое письмо, где, в частности, были такие строки:

"Со стороны правящей Коммунистической партии это, как мне представляется, было желание принять украинские силы как конструкционный элемент в строительстве Советской Украины, отдав все необходимое украинским национальным потребностям и притязаниям.

Взамен, с украинской стороны - даже среди элементов не социалистических - нарастало желание, отложив в сторону старые счеты и всю историю УССР, взять от советского режима все, что он может дать для закрепления достижений революции и удовлетворения культурных и национальных требований украинского народа, - и заодно поддержать советский режим, поскольку он будет озабочен интересами края и не только именем, но и делом самим будет правительством Украины.

Если бы эти обоюдно сближающиеся течения сошлись и подали друг другу руки, в процессе работы, при обоюдном желании, скоро могли сгладиться те недоразумения и предубеждения, которые остаются с обеих сторон".

Это письмо можно считать своеобразным "программным документом" украинского сменовеховства.


Михаил Грушевский в своем кабинете. Киев, 1930

Сначала появление украинских сменовеховцев оказалось неожиданностью.

Юрий Коцюбинский и Александр Шумский на начальном этапе своей работы полпредами УССР, еще не имея должного опыта, не рассматривали возможности широкого развития сменовеховского движения в среде эмиграции.

"Вопрос был передан на рассмотрение т. Коцюбинскому, а последний еще не ориентирующийся в состоянии эмиграции, совместно с тов. Шумским решил что у украинской интеллигенции не только нет смены вех, но и быть не может".

Впоследствии советские дипломаты в процессе ознакомления с общественно-политической жизнью эмигрантов изменили свой взгляд на эту проблему.

В мае 1920 года бывший глава Директории УНР Владимир Винниченко, один из первых начал искать пути к возвращению на родину.

Он даже совершил ознакомительный визит, во время которого получил предложения сотрудничества и должности заместителя председателя Совета народных комиссаров УССР. Однако он отказался и вернулся за границу.


Статья из львовской газеты "Діло" о деятельности Владимира Винниченко после неудачной попытки переехать в советскую Украину

Такие представители украинской эмиграции, как Афанасий Андриевский, Андрей Макаренко (экс-члены Директории) и генерал Александр Греков, в 1921 году написали письмо в представительство УССР с просьбой об амнистии.

В Вене советские дипломаты проводили также переговоры с Николаем Шрагом, который был одним из организаторов зарубежной миссии Украинской партии социалистов-революционеров в Вене.

Обсуждалось возвращение в Украину политических деятелей УПСР. Большевики обещали эмигрантам возможность заниматься культурно-образовательной деятельностью "в интересах украинского народа" в случае возвращения в УССР.

Заметим, что с самого своего появления украинские сменовеховцы подвергались критике и слева, и справа лагерей украинской эмиграции. Так, один из руководителей УПСР Никита Шаповал считал сменовеховство предательством Украины и социализма.


Советская карикатура на Владимира Винниченко и Никиту Шаповала. ВЕСТИ ВУЦИК, 1924, 9 ФЕВРАЛЯ

Конечно, большевики стремились использовать радянофильские настроения в свою пользу. В то же время они сами признавали, что этот козырь получили без приложения больших усилий.

В частности, советские дипломаты отмечали: "Главным обстоятельством (появления украинских зминовиховцив. - М. М.) было все-таки, конечно, не наша работа, а сам факт появления наших представительств в Европе, самостоятельное выступление Сов.Украины".

Как известно, самые большие общины украинской эмиграции располагались в Австрии, Германии и Польши. А УССР получила право открыть дипломатические представительства в этих странах.

По нашему мнению, причину появления украинских сменовеховцев нужно искать глубже, чем в простом подкупе со стороны советской власти, которая в начале 1920-х годов имела трудности с финансированием работы за рубежом.

Несмотря на определенную поддержку снаружи (от большевиков), мы можем говорить о запросе на такие идеи, существовавшие в среде эмиграции.

В начале 1920-х годов советские полномочные представительства испытывали недостаток финансирования. Например, газета галицких коммунистов "Наша правда" (Вена) выдавалась частично за счет украинской эмиграции в Америке.

Летом 1922 года газета оказалась под угрозой закрытия из-за отсутствия средств. Печатный орган галицких коммунистов играл важную роль в "советизации" украинский эмиграции, что отмечалось советскими дипломатами:

"Тысяча экземпляров отправляется в Америку, пятьсот транспортируется нелегальным путем в Галицию, остальное расходится в остальных странах расселения украинской эмиграции. Америка оплачивает приблизительно половину издания".

Даже те современные исследователи (например, Валентина Пискун), которые интерпретируют "украинское сменовеховство" как результат деятельности большевистских агентов, признают, что "поворотовцы" своим трудом на культурно-образовательной и научной ниве расширили украинский сегмент в советском пространстве.


Чехословацкий паспорт на имя Йозефа Симона, по которому Владимир Винниченко ездил в СССР в 1920 г. Винниченко В. Днневник. 1911-1920. Эдмонтон-Нью-Йорк, 1980, с. 412

Конечно, украинские "сменовеховцы" отличались причинами сотрудничества с большевиками, идейно-политическими убеждениями и тому подобное.

Четкой общей идеологии им не удалось выработать: "Насчет идеологии нужно заметить, дело обстоит у наших сменовеховцев очень слабо. В этом сознаются сами идеологи движения".

Советские функционеры опасались украинских сменовеховцев:

"Как видите нам приходится иметь дело с cовершенно сырым материалом и придется нам же себе голову поморочить, чтоб подходящую идеологию подогнать под смутное стремления наших сменовеховцев, да и зорко проследить за тем, чтобы в пылу полемики их идеология не выработалась в нечто для нас неожиданно нежелательное".


Брошюра Владимира Винниченко, "Поворот на Україну" (Львів-Пшібрам, 1926)

Среди наиболее ярких представителей / представительниц поворотовцев можно назвать Надежду Суровцову (1896 -1985) - работницу внешнеполитического ведомства Украинской Центральной Рады, Украинской Народной Республики, Украинской Державы, Директории УНР и автора "Нової громади".

Находясь в эмиграции, она постепенно увлеклась идеями марксизма и стала членом австрийской компартии.

Она отмечала, что советскофильские настроения распространились также в среде выходцев из Западной Украины: "Студенты из Западной Украины, учившиеся тогда, с увлечением читали вместе со мной. Это были Михаил Чичкевич, Петр Демчук, Василий Коссак".

Достижения украинизации в УССР были особенно ощутимыми на фоне неудовлетворительного положения украинцев в Польше.

Население Западной Украины претерпевало полонизацию в то время, как в СССР количество украиноязычных учебных заведений неуклонно росло. Немало выходцев из Западной Украины на протяжении 1920-х годов эмигрировали в УССР.

Надежда Суровцева активно включилась в агитационную работу в Австрийской республике и в других странах.

В 1924 году она выступала на собраниях украинской эмиграции в США и передала коммунистическую литературу - это произошло по согласованию с полпредом РСФСР Николаем Крестинским.

В 1925 году она вернулась в Украину, где уже в 1927 году была осуждена.


Надежда Суровцева

До 1925 года просьбу Надежды Суворцовой о репатриации отклоняли. Большевики стремились использовать украинских эмигрантов за рубежом.

В 1921 году полпред УССР в Вене имел такие инструкции:

"предварительными условием для амнистии вашей группы считаем декларации о полной лояльности и разрыве с петлюровщиной и всем прошлым <...>

Все переговоры ведите с ними в Вене. Вторым условием должна быть работа заграницей в качестве заграничных сменовеховцев. Необходимо их использовать заграницей для разложения эмиграции прежде чем пустить на Украину".

Среди военнопленных украинцев, которые после завершения Первой мировой войны до сих пор находились в Австрии, по указанию советского полпредства проводилась агитационная работа для возвращения в УССР, участие в которой принимали сменовеховцы.

17 марта 1922 года Политбюро ЦК КП(б)У приняло постановление "Об амнистии солдатам врангелевских и петлюровских армий". Таким образом, большевики пытались лишить своих противников источника рекрутинга.


Владимир Самойленко

В 1921 году представители около 3 тысяч бывших солдат "врангелевской армии", выходцы из Украины, самостоятельно обратились в представительство УССР в Вене с просьбой посодействовать возвращению на родину.

В течение 1920-х годов "сменовеховства" оставалось противоречивым и сложным явлением украинской политической мысли. Разочарование после поражения УНР и тяжелые социальные условия обусловили рост популярности новых идей.

Часть лидеров украинских демократических партий ожидали, что советская власть и в дальнейшем будет эволюционировать в сторону самостоятельности УССР.

Сменовеховцы считали, что государство, осуществляя политику украинизации, предоставляло возможность развиваться украинской национальной культуре.

Они рассматривали свое возвращение в Украину как способ приобщиться к развитию Советской Украины, надеясь на расширение самостоятельности Украины в СССР.

В Украину вернулись такие деятели, как Михаил Грушевский, актер и режиссер Николай Садовский, поэт Владимир Самойленко, политический деятель Павел Христюк, экономист Николай Шраг, член УПСР Николай Чечель.

Конечно, мотивы возвращения отличались. Можно говорить об отсутствии единой идейно-политической базы в среде "сменовеховцев".

Большевики не всегда давали разрешение на приезд эмигрантов, ведь опасались, что, познакомившись с реалиями УССР, они осознают противоречивость советской действительности. Такое уже случилось во время поездки в СССР Владимира Винниченко 1920 года.

Выводы

Опыт и деятельность "сменовеховцев" следует рассматривать как составную часть традиции общественно-политической жизни Украины первой трети ХХ века, несмотря на то, что они так и не выработали собственную политическую программу.

"Сменовеховское движение» не было единым, оно состояло из представителей различных политических партий.

Представители УПСР и УСДРП были идеологически в родстве с большевиками из-за социалистических идей, что, однако, не позволяет нивелировать их различия в трактовке социализма и марксизма в частности.

Успехи украинизации, агитационная деятельность большевиков, политическая близость идей коммунизма привели к возвращению части эмигрантов в УССР.

В отличие от российских сменовеховцев, которые могли руководствоваться имперскими мотивами и надеждами на "видродженння Российской империи", украинские "поворотівці"" прежде всего видели потенциал советской власти в проведении украинизации и дальнейшего развития УССР.

Вернувшись, они стали одним из источников активизации развития культурно-образовательной и научной жизни, попав вместе под надзор спецслужб. Впоследствии именно сменовеховцы и будут жертвами первой волны репрессий.

Автор Максим Мазипчук, опубликовано в издании Спільне
Перевод - Аргумент


Tags: 1920-30-е, Большевики, Интеллигенция, История, Политика, СССР, Украина, Эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “Эмиграция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments