Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Портрет четы Арнольфини


Ян ван Эйк. Портрет четы Арнольфини. 1434
Portret van Giovanni Arnolfini en zijn vrouw
Дубовая доска, масло. 81,8 × 59,7 см
Лондонская национальная галерея, Лондон

Кликабельно - 3087px × 4226px


Портрет (81,8 × 59,7 см) был создан в Брюгге в 1434 году и с 1842 года находится в Лондонской национальной галерее (зал № 56, инв. № NG186). Считается, что на нём изображены купец Джованни ди Николао Арнольфини и его жена, предположительно в их доме в Брюгге. Картина является одним из наиболее трудноинтерпретируемых произведений западной школы живописи Северного Возрождения, а споры о том, кто же изображён на ней, продолжаются и в настоящее время.

История портрета

Ван Эйк датировал портрет 1434 годом. До 1516 года картиной владел Дон Диего де Гевара (ум. в 1520), испанский придворный. Он прожил большую часть жизни в Нидерландах и мог быть знаком с Арнольфини. В 1516 году де Гевара подарил портрет Маргарите Австрийской, штатгальтеру Испанских Нидерландов, проживавшей в Мехелене. В инвентаре имущества Маргариты от 17 июля этого года отмечено по-французски:

«Большая картина, называемая Эрнул-ле-Фин со своей женой в комнате, подаренная Мадам Доном Диего, которого герб на крышке упомянутой картины; сделано художником Иоганном.»

На полях добавлено примечание о необходимости прикрепить к картине пару створок, «которые Её Высочество уже распорядилась сделать». Это первое задокументированное свидетельство о том, кто изображён на портрете. Hernoult-le-Fin — это французская форма итальянской фамилии Арнольфини. Арнольфини были большой купеческой и банкирской семьёй, имевшей в то время отделение в Брюгге. Между 9 июля 1523 года и 17 апреля 1524 года появляется следующая запись о портрете в инвентаре Маргариты Австрийской: «…ещё одна очень изысканная картина, которая закрывается двумя створками, где нарисованы мужчина и женщина, стоящие, держась за руки, выполнена рукой Иоганна, герб и девиз покойного Дона Диего на указанных двух створках, имя персонажа Арнольфин» (Arnoult Fin). Как отмечает Эдвин Холл, то обстоятельство, что имя изображённого пишется в различных инвентарях по-разному, указывает, что оно, скорее всего, сохранилось в устной традиции.

В 1530 году портрет унаследовала племянница Маргариты и следующий штатгальтер Нидерландов Мария Венгерская, которая в 1556 году переехала в Испанию и перевезла туда произведение ван Эйка. По новой инвентарной записи, сделанной в 1558 году, известно, что картина принадлежала уже Филиппу II, получившему её после смерти Марии Венгерской. На двойном портрете, созданном Санчесом Коэльо, где изображены дочери Филиппа, Изабелла и Каталина Микаэла, позы моделей повторяют позы персонажей ван Эйка. В 1599 году Якоб Келвиц из Лейпцига видел портрет во дворце Алькасар в Мадриде. На раме была надпись из Овидия (лат. Promittas facito, quid enim promittere laedit? Pollicitis diues quilibet esse potest) (Будь осторожен в обещаниях: хоть что плохого в обещаниях? Любой в обещаниях может стать богатым). Вероятно, Веласкесу была известна эта работа ван Эйка: испанский художник повторил мотив отражения в зеркале в своей картине «Менины».

В 1700 году, судя по записи в инвентарной книге, сделанной после смерти короля Карла II, картина была всё ещё во дворце, створки и строка из Овидия упоминаются в записи (в последний раз, между 1700 и 1842 годами рама с надписью была утрачена), отмечено также, что женщина, изображённая на портрете, беременна. Алькасар был уничтожен пожаром в 1734 году, и в 1794 году картина уже находилась в Королевском дворце в Мадриде, построенном на месте погибшего старого дворца. Далее её следы теряются на два десятилетия.

В 1815 году полковник британской армии Джеймс Хей лечился в Брюсселе после ранения, полученного в битве при Ватерлоо. По его словам, картина висела в комнате, которую он занимал. Хею так понравился портрет, что он упросил владельца продать картину. Вероятно, рассказ этот является выдумкой Хея. Скорее всего, картина попала в его руки в Испании в 1813 году после битвы при Витории. Тогда войска Жозефа Бонапарта отступили, потерпев поражение от соединённых сил британцев, испанцев и португальцев под командованием герцога Веллингтона. Британцы захватили обоз с произведениями искусства, в основном картинами, которые французы вывезли из королевского дворца в Мадриде. Около 90 трофейных полотен легли в основу коллекции лондонского Эпсли-хауса, резиденции Веллингтона. Джеймс Хей, полковник-лейтенант 16-го полка лёгких драгун, был участником битвы при Витории.

В 1816 году Хей привёз «Портрет четы Арнольфини» в Лондон и преподнёс его «для апробации» при посредничестве Томаса Лоуренса принцу-регенту, будущему Георгу IV. Портрет значится в описи предметов из Карлтон-хауса[en] от 10 октября 1816 года, он висел некоторое время в личных покоях принца-регента и был возвращён Лоуренсу в апреле 1818 года.

Около 1828 года Джеймс Хей передал картину на хранение другу, и по крайней мере 13 лет о ней ничего не было известно. В 1842 году она была куплена только что основанной Лондонской национальной галереей за 730 фунтов, до 1856 года экспонировалась под названием «Фламандский мужчина и его жена».

Некоторые исследователи считают, что у картины существовала верхняя крышка с изображением обнажённой женщины (вероятно, сюжетом её было ритуальное омовение новобрачной). Эта картина, согласно сообщению историка Бартоломео Фацио, хранилась в коллекции кардинала Оттавиани как работа ван Эйка, в настоящее время она утрачена. Фацио подробнейшим образом описал её в De viris illustribus. Действительно, ранние европейские портреты часто снабжались створками или крышками, подобно складным алтарным образам. Возможно, что пропавшая крышка с ню кисти ван Эйка была изображена В. ван Хехтом на картине «Кабинет искусств Корнелиуса ван дер Геста» (1628, Нью-Йорк, собрание Берг). Однако это могло быть и другое произведение, так как «картина в картине» ван Хехта не соответствует описанию, данному Бартоломео Фацио, хотя и повторяет некоторые мотивы.

Что проиходит?



Суть сцены, свидетелями которой мы становимся, до конца не ясна. По одной версии, это обряд заключения брака, и тогда картина - брачный портрет, который традиционно дарился с пожеланием благополучия и плодовитости. По другой, - это автопортрет художника с женой (ни подтвердить, ни опровергнуть ее мы не можем, поскольку неизвестно, как выглядел ван Эйк).



Единственная свеча в люстре трактуется как знак того, что к моменту завершения работы над картиной женщина скончалась при родах.

Зеркало



Помещенное в центр композиции зеркало делает зрителей соучастниками происходящего действа. Глядя на него, мы невольно ожидаем увидеть в нем свое отражение. Зеркало обрамлено медальонами со страстями Христа. Это был символ брака.

Собака



Символ преданности и признак благосостояния.

Обувь



Деревянные башмаки отсылали к Ветхому Завету: "И сказал Бог: не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая". Поэтому и мужчина изображен стоящим босиком.
Также они говорили о не аристократическом происхождении мужчины. Господа передвигались по улицам верхом. Люди же попроще носили деревянные башмаки, чтобы не испачкаться в уличной грязи.

Метелка или розги?



Относительно этой детали также нет единого мнения. С одной стороны, это может быть метелка, символизирующая очаг. С другой, - розги, что должно подчеркнуть мотив девственной чистоты.

Святая Маргарита



Фигура святой Маргариты, поражающей дракона, могла быть как пожеланием благополучных родов (что подтверждает версию о беременности женщины), так и символом очага (что подкрепляется метёлочкой, висящей рядом).

Экзотические фрукты



О богатстве и благополучии семьи говорят небрежно разложенные фрукты, которые в то время были большой редкостью. По всей видимости, это апельсины. Название цитрусового на фламандском языке буквально переводится как «яблоко из Китая». Поэтому апельсины символизировали чистоту и невинность Эдемского сада.

Фруктовый сад



За окном мы видим вишневые деревья, усыпанные плодами. Это противоречит одеянию пары, облаченной в теплые платья. По всей видимости, вишня - это пожелание плодовитости в браке.

Платье



Женщина изображена в очень дорогом одеянии. Мало того, что на его пошив пошло более 30 метров материала, оно еще и оторочено мехом. При этом синий и зелёный цвета символизируют молодость, красоту и верность.

Длина шлейфа говорит о том, что самостоятельно передвигаться в таком наряде она не смогла бы - только при поддержке других людей и при соответствующем навыке, который был возможен только в среде аристократов.

Живот



Выпуклый живот женщины трактуется двояко. С одной стороны, она может быть беременна. С другой, - ван Эйк мог изобразить ее по готической моде в виде изогнутой фигуры.

Источники - Википедия и Дилетант

Tags: XV век, Возрождение, Деталь, История картины, Нидерландская школа, Нидерланды, Портрет
Subscribe

Posts from This Journal “История картины” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments