Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Category:

10 хрестоматийных работ Эрика Булатова


Горизонт
1971–1972. Холст, масло. 150 × 180 см
© Эрик Булатов


Одна из самых известных картин раннего Була­това. «Этот идущий из абсолютной глубины, из бесконечной простран­ственности свет и со­став­ляет основу всякого света, любой осве­щен­ности. Настроившись на него, вскрыв этот свет для себя, и не в „жизненной практике“, а прежде всего на картине, внутри картины, Эрик уже навсегда придал своему искусству ту основу и те глубинные абсолютные характеристики, среди которых на равных существует пережива­ние и воздействие этого света как „благого“, „прекрасного“»
(Илья Кабаков, из книги «60–70-e… Записки о неофи­циальной жизни в Москве»).


Разрез
1965–1966. Холст, масло. 110 × 110 см
© Эрик Булатов


В начале 1970-х годов Эрик Булатов создает первые картины-конструкции, картины-проекты, сталкивающие иллюзорное про­стран­ство классического пейзажа с фикси­рующими плоскость холста жесткими помехами в виде пла­кат­ных, геральдических или текстовых вставок. Здесь вместо линии горизонта мы ви­дим орденскую ленту или красную ковровую дорожку — со­ветские символы успеха. Именно такое сопоставление в одной картине образов, заим­ствованных из идеологизированного простран­ства советской реальности, и лирических ландшафтов, слова и изображения позво­лило крити­кам и историкам искусства причис­лить Булатова к основателям соц-арта и важ­нейшим фигурам московского концептуализма.


Улица Красикова
1977. Холст, масло. 150 × 200 см
© Эрик Булатов


В этой картине главное — противодей­ствие, столкновения разнонаправленных движений: людей, идущих по тротуару вперед, в перспек­тиву сужающейся аллеи; машин, стремящихся по дороге, и шагающего навстречу им всем мону­мен­тального Ленина на огромном плакате, перед которым выстелена дорожка неухожен­ного газона. Динамичная фигура Ильича на «сакраль­ном» белом поле кажется более реальной, чем городской пейзаж, символи­зирующий мир социу­ма, существующий как будто в параллель­ной плоскости.


Слава КПСС II
2002–2005. Холст, масло. 200 × 200 см
© Эрик Булатов


«Пространство есть свобода», — утвер­ждает Эрик Булатов, располагающий одну из главных совет­ских аксиом на фоне неба. Движение облаков отрывает красные буквы от небесного фона, наме­кая на возможность просочиться сквозь идеологическую преграду.


Добро пожаловать
1974. Холст, масло. 80 × 230 см
© Эрик Булатов


Мир советского рая, где дружат народы и де­мон­стрируются достижения на­родного хо­зяйства; манящая рябь торжественного круг­лого водо­ема — фонта­на; задумчивая герои­ня — совре­менная ипостась призрачных девушек Борисова-Мусатова, — все это подкре­пля­ется гостеприимным призывом «Добро пожаловать». Но окраска слов, предупреждаю­щая об опасно­сти, и знако­мый шрифт вызывают неизбежные ассоциации с другим посланием, отделяю­щим посто­ронних от избранных.


Лувр. Джоконда
1997–1998 / 2004–2005. Холст, масло. 150 × 225 см
© Эрик Булатов


Картина, посвященная вопросам восприя­тия искус­ства в современном мире. Монохромные фигуры зрителей почти полностью заслоняют пространство зала, в глубине которого виден фрагмент самого знаменитого шедевра Лувра, его главного аттракциона. В работе Булатова в контакт с реальным зрителем вступают лишь «Мона Лиза» и свидетель, роль которого пору­чена мальчику на переднем плане.


Картина и зрители
2011–2013. Холст, масло. 200 × 250 см
© Эрик Булатов


«Картина и зрители» изображает экскур­сантов в зале Третьяковской галереи, которые стоят перед «Явлением Христа народу» Александра Иванова. Это не просто свидетельство диалога современного художника с одним из знаковых творений в истории русского искусства — Булатов выстраивает особую модель восприя­тия, которая должна разрушить границу между реальным и воображае­мым, комментируя свой замысел так: «Что касается „Картины и зрите­лей“, то там речь идет не об Александре Иванове, в общем, а о том, чтобы возник контакт между зрителем и тем, что происходит в картине. У Иванова этого не получилось, а почему и что бы такое сделать, чтобы это получилось? Чтоб Христос мог действительно выйти с картины сюда».


Дверь
2009–2011. Холст, масло. 210 × 150 см
© Эрик Булатов


В конце первого десятилетия нового века Эрик Булатов создает ряд картин, в которых домини­рующим оказывается черный цвет — тьма, поглотившая реальность. Поток света, прони­кающий сквозь «разрез» в ранних произведе­ниях, световой тоннель, пронизывающий, проби­вающий плоскость картины, сменяется еле заметной щелью, сквозь которую проникает белый луч.


Тучи растут
2007. Холст, масло. 200 × 200,5 см
© Эрик Булатов


Слова повторяют изображение — буквы впива­ются в небо, облака темнеют, превращаясь в тучи, тревогу усиливают громадные черные буквы. «Поведение слова, его движение в про­странстве, его взаимоотношения с другими элемен­тами картины становятся содержанием картины и целью выражения», — гово­рит Була­тов. Слова, идущие на нас из глубины холста, разрастающиеся к верх­нему краю и вторящие движению облаков, подчеркивают напряжен­ную дина­мику композиции.


Свобода есть свобода II
2000–2001. Холст, масло. 200 × 200 см
© Эрик Булатов


Визуальная формула стихотворения Всеволода Некрасова, построенная на мног­о­кратном повторении утвер­ждения «свобода есть». В решетку фаль­шивых лозунгов, разрывая плоскость холста, вторгается небо и затягивает в глубину слово «свобода», оторвавшееся от идеоло­гической мантры и обретшее само­стоятель­ность.

Автор Ирина Горлова, искусствовед
Источник - arzamas.academy


Tags: 1960-е, Авангард, Арт, Оттепель, СССР
Subscribe

Posts from This Journal “Авангард” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments