Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Монархист в Советском Союзе. Василий Шульгин перед судом истории

Оригинал взят у maysuryan в К теме монархистов в СССР


Во время съёмок фильма "Перед судом истории" (1964). Монархист В. В. Шульгин в Кремлёвском дворце съездов

Одна из разновидностей монархистов, живших в СССР (наряду с монархистами-диссидентами) — монархисты, действовавшие в рамках советской легальности. Самый яркий пример такого деятеля — это Василий Витальевич Шульгин (1878-1976). Правда, перед тем, как стать "самым главным советским монархистом", ему пришлось посидеть свой срок во Владимирской тюрьме. Да и то ему повезло в том плане, что в 1947 году, когда его судили, смертная казнь в СССР уже была отменена.

Но в сентябре 1956 года Шульгин вышел на свободу. Он отнюдь не отрекался от своих монархических взглядов, и сам позднее писал: "Помилованный и принесший покаяние, Шульгин не стоил бы и ломаного гроша и мог бы вызывать только презрительное сожаление". Но он постарался приспособить свои старые убеждения к новой реальности и притом высказывать их открыто. И самое удивительное, что это ему удалось... С умением и талантом опытного парламентского оратора Шульгин настойчиво пробивал в легальную советскую политику и публицистику идеи монархизма и столыпинщины. Он виртуозно облекал их в очень аккуратную, цензурно приемлемую форму. И проводил — и в своей напечатанной в 60-е годы книжке "Письма к русским эмигрантам", и в документальном фильме "Перед судом истории", который сняли о нём тогда же. И в других произведениях, включая мемуары, которые вышли из печати уже после его смерти, в 1979 году, в издательстве АПН. Шульгин встречался с родственными ему общественными деятелями: например, приезжал к нему во Владимир не кто иной, как Александр Солженицын. Статьи Шульгина появлялись в "Правде", он выступал по радио. И, наконец, как вершина всего, бывший идеолог Белой гвардии и автор лозунга "Фашисты всех стран, соединяйтесь!" был в 1961 году приглашён на XXII съезд КПСС и поучаствовал в нём в качестве гостя.


Во время съёмок "Перед судом истории". В Таврическом дворце (Ленинград) Шульгин указывает на место, которое он занимал в зале заседаний бывшей Государственной Думы



Как же ему это удалось? Как-то я уже писал, что запрет высказывания любых взглядов приводит только к тому, что они аккуратно маскируются слоем сахарной ваты. Более строгий запрет приводит к заматыванию двумя, тремя, десятью слоями сладкой ваты... Но внутреннее зерно никуда от этого не исчезает, просто распознать его под медовой оболочкой и возразить на него становится труднее. Шульгин этим искусством овладел в полной мере.

Советский режиссёр и коммунист Фридрих Эрмлер вспоминал свою встречу на "Ленфильме" с Шульгиным: «Если бы я встретился с ним в 1924 году, то сделал бы всё, чтобы моё заключение кончалось словом "расстрелять". И вдруг я увидел апостола Петра, слепого, с тростью. Передо мной предстал старец, который долго на меня смотрел, а потом сказал: "Вы очень бледны. Вас, голубчик, нужно беречь. Я ведь зубр, я выстою…"». Иначе говоря, вместо лютого классового врага, каким Шульгин, несомненно, и был (кстати, слово "зубр" до революции обозначало ярого монархиста-черносотенца, в этом значении его использовал Ленин), его советские оппоненты с изумлением обнаруживали почти святого. Ему напоминали его прежние, отнюдь не святые слова и чувства (опубликованные, кстати, в СССР ещё в 20-е годы вместе с книгой Шульгина "Дни"); например, при виде революционной уличной толпы в Феврале 1917-го:

"Солдаты, рабочие, студенты, интеллигенты, просто люди... Бесконечная, неисчерпаемая струя человеческого водопровода бросала в Думу всё новые и новые лица... Но сколько их ни было — у всех было одно лицо: гнусно-животно-тупое или гнусно-дьявольски-злобное... Боже, как это было гадко! Так гадко, что, стиснув зубы, я чувствовал в себе одно тоскующее, бессильное и потому ещё более злобное бешенство... Пулемётов — вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулемётов доступен уличной толпе и что только он, свинец, может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя... Увы — этот зверь был... его величество русский народ... Ах, пулемётов сюда, пулемётов!.."


Книги В. В. Шульгина, изданные в СССР в 20-е годы

На напоминания Василий Витальевич отвечал уклончиво и велеречиво: было дело, писал, не отрекаюсь. Но ведь нельзя отрицать течение времени... Разве может нынешний Шульгин, с большой белой бородой, повторять то, что говорил тот Шульгин, с чёрными усиками?..

Фильм «Перед судом истории», ставший "лебединой песней" Эрмлера, снимался трудно, съёмки шли с 1962 по 1965 год. Причина была в том, что строптивый монархист "показывал характер" и не соглашался произнести в кадре ни единого слова, с которым сам был бы не согласен. По оценке генерала КГБ Филиппа Бобкова, который курировал от ведомства создание фильма и тесно общался со всей творческой группой, «Шульгин прекрасно выглядел на экране и, что важно, всё время оставался самим собой. Он не подыгрывал своему собеседнику. Это был смирившийся с обстоятельствами, но не сломленный и не отказавшийся от своих убеждений человек. Почтенный возраст Шульгина не сказался ни на работе мысли, ни на темпераменте, не убавил и его сарказма. Его молодой оппонент, которого Шульгин едко и зло высмеял, выглядел рядом с ним очень бледно». В ленфильмовской многотиражной газете «Кадр» была напечатана заметка «Встреча с врагом». В ней режиссёр, народный артист СССР и друг Эрмлера Александр Иванов писал: «Впечатляет появление на экране матёрого врага Советской власти. Внутренняя аристократичность этого монархиста настолько убедительна, что прислушиваешься не только к тому, что он говорит, а с напряжением следишь за тем, как он говорит… Вот он сейчас такой благопристойный, моментами жалкий и даже вроде бы симпатичный. А ведь это человек страшный. За такими шли сотни тысяч людей, которые сложили головы за их идеи».

В результате фильм показывали на широких экранах московских и ленинградских кинотеатров всего лишь три дня: несмотря на большой интерес зрителей, его досрочно сняли с проката, и потом показывали редко.
А своей книгой "Письма к русским эмигрантам" Шульгин остался ещё и недоволен, за её недостаточный радикализм, и в 1970 году написал о ней так: "Этой книги я не люблю. Здесь нет лжи, но здесь есть ошибки с моей стороны, неудачный обман со стороны некоторых лиц. Поэтому "Письма" не достигли цели. Эмигранты не поверили и тому, что было неверно, и тому, что изложено точно. Жаль".


Беседа Шульгина со старым большевиком Петровым

Кульминацией фильма "Перед судом истории" стала встреча Шульгина с легендарным революционером, членом КПСС с 1896 года Фёдором Николаевичем Петровым (1876—1973). Встреча старого большевика и старого монархиста. На экране Василий Витальевич буквально затопил своего оппонента елеем похвал и комплиментов, совершенно тем самым его обезоружив. В конце разговора размякший Петров согласился на камеру обменяться с Шульгиным рукопожатием. А за кадром Василий Витальевич отзывался о своём оппоненте, как и подобает классовому врагу, ехидно и презрительно: "В фильме "Перед судом истории" мне пришлось придумывать диалоги с моим оппонентом — большевиком Петровым, который оказался очень глупым".


В конце разговора Петров согласился пожать руку Шульгину

Кстати, присутствие Шульгина в политической жизни СССР общественное мнение восприняло скорее неодобрительно. Об этом можно судить, в частности, по известному анекдоту "Что сделал и что не успел сделать Никита Хрущёв?". "Успел пригласить монархиста Шульгина гостем на XXII съезд партии. Не успел наградить Николая II и Григория Распутина посмертно орденом Октябрьской революции за создание революционной ситуации в России". То есть "политическое воскрешение" Шульгина в 60-е годы и тем более приглашение монархиста на съезд коммунистической партии в народе расценили как проявление "волюнтаризма" (попросту говоря, нелепого самодурства) Хрущёва. Однако фильм "Перед судом истории" вышел на экраны, когда Хрущёва уже не было в Кремле, да и шульгинские мемуары "Годы" появились из печати в конце 70-х.


Шульгин показывает свой "патриотизм"


Книги В. В. Шульгина, изданные в СССР в 60-е и 70-е годы


Мемориальная доска, установленная 13 января 2008 года, в 130-летнюю годовщину со дня рождения Шульгина на доме №1 по улице Фейгина во Владимире

Афиша фильма "Перед судом истории":



Фильм "Перед судом истории"




Tags: История, Мемуары, Российская империя, СССР, Фильм, Человек, Эмиграция
Subscribe

Posts from This Journal “Мемуары” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment