Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

«Товарищ Сталин, вы большой учёный...»



«Товарищ Сталин, вы большой учёный…» — песня, написанная Юзом Алешковским в 1959 году. Текст впервые опубликован в 1977 году в сборнике парижского издательства «YMCA-Press» «Песни русских бардов» (серия 3), в котором авторство было ошибочно приписано Владимиру Высоцкому. В СССР текст впервые напечатан в журнале «Новый мир» (1988, № 12) [1]. За два года до этого в исполнении Дины Верни вышла на диске «Блатные песни».



Юз Алешковский. Песня о Сталине

На просторах Родины чудесной,
Закаляясь в битвах и труде,
Мы сложили радостную песню
О великом друге и вожде.

Алексей Сурков


Товарищ Сталин, вы большой ученый,
В языкознанье знаете вы толк,
А я простой советский заключенный,
И мне товарищ серый брянский волк.

В чужих грехах мы сходу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе,
Но верили вам так, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Так вот сижу я в Туруханском крае,
Где конвоиры, словно псы, грубы,
Я это все, конечно, понимаю
Как обостренье классовой борьбы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра.
Вы здесь из искры разводили пламя,
Спасибо вам, я греюсь у костра.

Мы наш нелегкий крест несем задаром
Морозом дымным и в тоске дождей.
Мы, как деревья, валимся на нары,
Не ведая бессонницы вождей.

Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
И в кителе идете на парад.
Мы рубим лес по-сталински, а щепки,
А щепки во все стороны летят.

Вчера мы хоронили двух марксистов,
Тела одели красным кумачом.
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

Он перед тем, как навсегда скончаться,
Вам завещал последние слова,
Велел в евонном деле разобраться
И тихо вскрикнул: "Сталин - голова!"

Живите тыщу лет, товарищ Сталин,
И пусть в тайге придется сдохнуть мне,
Я верю - будет чугуна и стали
На душу населения вполне!

<1959>
Антология бардовской песни. Автор-составитель Р. Шипов - М.: Изд-во Эксмо, 2006




Отрывок из песни

Песня, созданная в годы «оттепели», быстро обрела подпольную популярность. Как свидетельствует литературовед Алла Латынина, «Товарищ Сталин» был «хитом» в студенческой среде начала 1960-х годов: песню исполняли в походах, пели с гитарой у костра [2]. При этом вопрос авторства долго оставался открытым. Так, по признанию Валерия Залотухи, для него новость о том, что песню написал Алешковский, стала откровением; до знакомства с поэтом драматург пребывал в уверенности, что её текст и музыка — народные [3]. Поэт и публицист Юрий Кублановский рассказывал, как во время поездки по Сибири он наткнулся на мемуары узника ГУЛага Александра Сновского; автор книги сомневался, что Алешковский, исключённый из средней школы и не имевший отношения к политике, мог написать стихи о Сталине [4]. Путаница усугублялась ещё и тем, что «Товарища Сталина» — одну из немногих не своих песен — включал в свой репертуар Владимир Высоцкий [5].

Алешковский, отбывавший срок по уголовной статье, действительно никогда не был политзаключённым. В конце 1940-х годов во время службы во флоте он вместе с матросами угнал казённую машину; затем были «полундра, выяснение отношений с патрулём, выступление в зале вокзального ресторана» и приговор суда — четыре года пребывания в местах лишения свободы [6]. Опыт, обретённый там, воплотился в песнях; в «лагерный цикл» Алешковского, помимо «Товарища Сталина», вошли «Окурочек», «Личное свидание» и другие [7]. Позже автор признавался, что успех песни, напетой «для себя в одиночестве», стал для него неожиданным [8]:

Когда увидел реакцию слушателей, меня это удивило. Она действительно стала шлягером, что мне было лестно, поскольку, значит, я уловил общелюдское настроение советских граждан и как-то выразил то, что чувствовали они.

Основная тема

Все социально-культурологические ассоциации связаны с историей России, с событиями, которые оказались для неё трагическими, но которые предстают в его стихотворении утрированными, гиперболизированными, что также порождает комический эффект. Большую роль при этом играет лексика, клишированные устойчивые фразы, передающие знаковые для страны события [9].

В тексте «Товарища Сталина» элементы народной (в основном сибирской) песни сочетаются с пародией на парадную советскую поэзию [7]; при этом почти каждая строфа перекликается с известными эпизодами из российской и советской истории. Так, обращение к вождю со словами «в языкознаньи знаете вы толк» — это прямая отсылка к работе Сталина «Марксизм и вопросы языкознания», опубликованной в 1950 году и широко обсуждавшейся общественностью [9]. По словам литературного обозревателя Натальи Дардыкиной, «нынешняя публика не знает, какое жуткое смятение вызвала в интеллигенции книжечка Сталина о языкознании, уничтожившая наследие академика Марра» [6].

Строка про «серого брянского волка» представляет собой перелицовку русской поговорки про «тамбовского волка» [9]. Ещё одна поговорка зашифрована в словах про «рубку леса» и «сталинские щепки»; кроме того, эти строки содержат напоминание об известном выражении, которое будто бы было произнесено Сталиным для обоснования масштабов репрессий 1930-х годов [10]. Саркастическая благодарность за таёжный костёр («Вы здесь из искры разводили пламя») несёт в себе напоминание о революционной газете и одновременно обыгрывает её эпиграф («Из искры возгорится пламя») [7].

Фраза про то, что «мы верили вам так, товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе» представляет собой парафраз строчек из стихотворения Михаила Исаковского «Слово товарищу Сталину» [1][11].

Отзывы

Прозаик Андрей Битов увидел в «Песне о Сталине» «ту вершину», с которой началась творческая биография Алешковского; литературный дебют автора он уподобил мастерству сказителей [12]. Самуил Лурье назвал песню «бессмертной»[13]; Юрий Кублановский включил её в список «шедевров» [4]; Наталья Дардыкина отметила, что «смех Юза поистине раблезианский» [6].



Для литературоведа Владимира Новикова важной оказалась та внутренняя свобода, с которой написана песня Алешковского; особенно это чувствуется в сравнении с популярной в конце 1950-х годов «компромиссной либерально-прогрессистской поэзией» [14].

По словам писателя Евгения Попова, «Песня о Сталине» давно стала «классикой жанра» [15]:

«Этот человек, слышащий русский язык, как Моцарт» (фраза Иосифа Бродского), стал классиком, написав песню «Товарищ Сталин, вы — большой учёный», которую в СССР не знал только тот, кто вообще её не хотел знать… А ещё Бродский писал: «Перефразируя известное высказывание о гоголевской шинели, об Алешковском можно сказать, что он вышел из тюремного ватника».



Варианты (6)

1.

Товарищ Сталин, Вы большой ученый,
В языкознаньи знаете Вы толк.
А я простой советский заключенный,
И мой товарищ - серый брянский волк.

За что сижу? По совести - не знаю!
Но прокуроры, видимо, правы.
Я это все, конечно, понимаю
Как обостренье классовой борьбы.

На сотни верст вокруг тайга густая,
А конвоиры – суровы и грубы…
И вот сижу я в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке Вы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра.
Вы здесь из искры разжигали пламя,
Спасибо Вам, я греюсь у костра…

В чужих грехах мы сразу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе.
Мы так Вам верили, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

Вчера мы хоронили двух марксистов.
Мы их не покрывали кумачом…
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем!

И перед тем, как навсегда скончаться,
Вам завещал кисет и те слова:
Просил он Вас во всем тут разобраться
И тихо вскрикнул: "Сталин - голова!"

Для Вас открыт в Москве музей подарков
И Исаковский пишет песни Вам.
А у костра читает нам Петрарку
Фартовый парень Ося Мандельштам.

На Вас сияют ордена, медали,
А наша жизнь не стоит пятака…
Вот вы семь раз из ссылки убегали,
А я ни разу не сумел пока.

Не спите Вы осенними ночами,
Прислушиваясь к шороху дождей.
А мы лежим на нарах штабелями,
Ведь нам чужда бессонница вождей.

Вы снитесь мне, когда в партийной кепке
И в кителе идете на парад…
Мы ж рубим лес, а сталинские «щепки»,
Как прежде во все стороны летят!

Живите сотню лет, товарищ Сталин!
И пусть в тайге придется сдохнуть мне,
Росло бы только производство стали
На душу населения в стране!

Запрещенные песни. Песенник. / Сост. А. И. Железный, Л. П. Шемета, А. Т. Шершунов. 2-е изд. М., «Современная музыка», 2004


2.

Иосиф Сталин, Вы большой ученый -
Вы всем наукам познали толк.
А я простой советский заключенный,
И мой товарищ - серый брянский волк.

За что сижу, по совести, не знаю,
Но прокуроры, как видимо, правы,
И вот сижу я в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке Вы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра,
Вы здесь из "Искры" раздували пламя -
Спасибо Вам, теперь я греюсь у костра!

Вчера мы хоронили двух марксистов,
Тела их не закрыли кумачом,
Один из них был ярым чифиристом,
Другой, как оказалось, не причем.

Так вот, прощай, прощай, моя Одесса!
Тебя люблю я, люблю твои огни.
Своею белою рукой, моя Одесса,
Ты помани, ты помани, ты помани!

Неизвестный источник


3. Юз Алешковский

Товарищ Сталин, вы большой ученый -
В языкознанье знаете вы толк.
А я простой советский заключенный,
И мне товарищ - серый брянский волк.

За что сижу, воистину не знаю,
Но прокуроры, видимо, правы,
Сижу я нынче в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке вы.

В чужих грехах мы с ходу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе,
Мы верили вам так, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
Где конвоиры, словно псы, грубы,
Я это все, конечно, понимаю,
Как обостренье классовой борьбы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра,
Вы здесь из искры разводили пламя -
Спасибо вам, я греюсь у костра.

Вам тяжелей, вы обо всех на свете
Заботитесь в ночной тоскливый час,
Шагаете в кремлевском кабинете,
Дымите трубкой, не смыкая глаз.

И мы нелегкий крест несем задаром
Морозом дымным и в тоске дождей,
Мы, как деревья, валимся на нары,
Не ведая бессонницы вождей.

Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
И в кителе идете на парад.
Мы ж рубим лес по-сталински, а щепки,
А щепки во все стороны летят.

Вчера мы хоронили двух марксистов.
Тела одели ярким кумачом,
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

Он перед тем, как навсегда скончаться,
Вам завещал последние слова -
Велел в военном деле разобраться
И тихо вскрикнул: "Сталин - голова!"

Дымите тыщу лет, товарищ Сталин,
И пусть в тайге придется сдохнуть мне,
Я верю: будет чугуна и стали
На душу населения вполне.

Блатная песня: Сборник. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002


4. Товарищ Сталин, Вы большой ученый

Товарищ Сталин, Вы большой ученый -
В науках вы познали высший толк.
А я простой советский заключенный,
И мой товарищ - серый брянский волк.

За что сижу, по совести, не знаю,
Но прокуроры, как всегда, правы,
И вот сижу я в Туруханском крае,
Где при царе сидели в ссылке вы.

И вот сижу я в Туруханском крае,
Где часовые грубы и строги,
Я это все, конечно, понимаю
Как обостренье классовой борьбы.

Всю жизнь в грехах мы с ходу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе.
Мы так вам верили, товарищ Сталин,
Как, может быть, не верили себе.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра,
Вы здесь из искры раздували пламя -
Спасибо вам, я греюсь у костра!

Товарищ Сталин, ты не спишь ночами,
Прислушиваясь к шороху дождей,
А мы лежим на нарах штабелями,
И нам чужда бессонница ночей.

Я вижу вас - в своей партийной кепке
И в кителе идете на парад.
Мы рубим лес, а сталинские щепки,
Как раньше, в наши головы летят.

Вся грудь у вас в наградах, вся в медалях,
И волос от заботы поседел,
Ведь вы шесть раз из ссылки убегали,
А я - дурак - ни разу не сумел!

Вчера мы хоронили двух марксистов,
Мы их не накрывали кумачом,
Один из них был правым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

И перед тем, как навсегда скончаться,
Вам завещал кисет и те слова,
Просил он вас во всем тут разобраться
И тихо вскрикнул: "Сталин - голова!"

Живите тыщу лет, товарищ Сталин,
И пусть в тайге сгнивать придется мне,
Я верю будет чугуна и стали
На душу населения вдвойне.

Неизвестный источник


5. Юз Алешковский. Песня о Сталине

Товарищ Сталин, вы большой ученый -
в языкознанье знаете вы толк,
а я простой советский заключенный,
и мне товарищ - серый брянский волк.

За что сижу, воистину не знаю,
но прокуроры, видимо, правы,
сижу я нынче в Туруханском крае,
где при царе бывали в ссылке вы.

В чужих грехах мы с ходу сознавались,
этапом шли навстречу злой судьбе,
мы верили вам так, товарищ Сталин,
как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
где конвоиры, словно псы, грубы,
я это все, конечно, понимаю,
как обостренье классовой борьбы.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
а мы в тайге с утра и до утра,
вот здесь из искры разводили пламя -
спасибо вам, я греюсь у костра.

вам тяжелей, вы обо всех на свете
заботитесь в ночной тоскливый час,
шагаете в кремлевском кабинете,
дымите трубкой, не смыкая глаз.

И мы нелегкий крест несем задаром
морозом дымным и в тоске дождей,
мы, как деревья, валимся на нары,
не ведая бессонницы вождей.

Вы снитесь нам, когда в партийной кепке
и в кителе идете на парад.
Мы рубим лес по-сталински, а щепки,
а щепки во все стороны летят.

Вчера мы хоронили двух марксистов,
тела одели ярким кумачом,
один из них был правым уклонистом,
другой, как оказалось, ни при чем.

Он перед тем, как навсегда скончаться,
вам завещал последние слова -
велел в евонном деле разобраться
и тихо вскрикнул: "Сталин - голова!"

Дымите тыщу лет, товарищ Сталин,
и пусть в тайге придется сдохнуть мне,
я верю: будет чугуна и стали
на душу населения вполне.

<1959>
Алешковский Юз. Собрание сочинений. В трех томах. Том 3. - М.: "ННН", 1996



6. Ю. 3. Алешковский. Товарищ Сталин, вы большой ученый

Товарищ Сталин, вы большой ученый
В языкознаниях познавший толк,
А я простой советский заключенный
И мой товарищ серый брянский волк.

За что сижу, я сам про то не знаю,
Но прокуроры, видимо, правы.
И вот сижу я в Туруханском крае,
Где при царе бывали в ссылке вы.

В чужих краях мы сходу сознавались,
Этапом шли навстречу злой судьбе.
Но верили вам так, товарищ Сталин,
как, может быть, не верили себе.

И вот сижу я в Туруханском крае,
Где конвоиры грубы и глупы.
Я это все, конечно, понимаю
Как обостренье классовой борьбы.

Я вижу вас как вы в спортивной кепке
И в кителе спешите на парад.
Мы рубим лес, а сталинские щепки,
Как брызги во все стороны летят.

Мы наш нелегкий крест несем задаром,
Морозом дымным и в тоске дождей.
И как деревья валимся на нары,
Не ведая бессонницы вождей.

То дождь, то снег, то мошкара над нами,
А мы в тайге с утра и до утра.
Вы тут из искры раздували пламя.
Спасибо вам, я греюсь у костра.

Вчера мы хоронили двух марксистов.
Мы их не накрывали кумачом.
Один из них был левым уклонистом,
Другой, как оказалось, ни при чем.

Он перед тем, как навсегда скончаться,
Вам завещал последние слова.
Просил в евонном деле разобраться
И тихо вскрикнул: "Сталин - голова!"

Дымите тыщу лет, товарищ Сталин.
И пусть в тюрьме придется сдохнуть мне.
Я верю - будет больше чугуна и стали
На душу населения в стране.

Песни узников. Составитель Владимир Пентюхов. Красноярк: Производственно-издательский комбинат "ОФСЕТ", 1995. (Песни политзеков собраны в основном от самих бывших политзеков в 1991 году во время экспедиции на борту дизельэлектрохода "Латвия" по Енисею от Красноярска до Норильска, посвященной памяти жертв сталинских лагерей).


Примечания
* Мария Раевская Товарищ Сталин, вы большой учёный: 10 интересных фактов из биографии Юза Алешковского. — 2013. — № 20 сентября.
* Алла Латынина В декорациях семнадцатого века // Новый мир. — 2011. — № 2.
* Валерий Залотуха. Свечка. — М.: Время, 2014. — Т. 1. — 950 с. — ISBN 978-5-9691-1280-3.
* Нина Литвинец, Юрий Кублановский, Доминик Фернандез, Оливье Блейс, Даниель Сальнав, Жюльен Бержо, Элизабет Барийе, Франсуа Беллек, Кристиан Гарсан, Эрик Фай, Ферранте Ферранти, Вера Михальски, Евгений Бунимович Экспедиция «Енисей» // Октябрь. — 2012. — № 11.
* Соколов Б. В. Самоубийство Владимира Высоцкого. «Он умер от себя». — М.: Яуза, Эксмо, 2011. — 288 с. — ISBN 978-5-699-52890-5.
* Наталья Дардыкина. Откровения знаменитостей. — М.: АСТ, 2014. — ISBN 978-5-17-071704-0.
* Новиков В. По гамбургскому счёту // Авторская песня. — М.: Олимп, АСТ, 1998. — С. 380. — 512 с. — (Школа классики). — ISBN 5-7390-0346-6.
* Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги / Н. Н. Скатов. — М.: Олма-Пресс, 2005. — Т. 1. — С. 60. — 733 с. — ISBN 5-94848-211-1.
* Бабенко Л. Г., Казарин Ю. В. Лингвистический анализ художественного текста. Теория и практика. — М.: Флинта: Наука, 2005. — 496 с. — ISBN 978-5-89349-402-0.
* Душенко К. В. Словарь современных цитат. — М.: Эксмо, 2006. — С. 453. — 832 с. — ISBN 5-699-17691-8.
* Михаил Исаковский. Слово товарищу Сталину. Проверено 30 января 2015.
* Андрей Битов. Повторение пройденного. Проверено 30 января 2015.
* Самуил Лурье. Злоба дня. // Звезда. — 2005. — № 10.
* Новиков В. По гамбургскому счёту // Авторская песня. — М.: Олимп, АСТ, 1998. — С. 383. — 512 с. — (Школа классики). — ISBN 5-7390-0346-6.
* Юз Алешковский. Собачья жизнь. // Октябрь. — 2011. — № 4.


Источники - Википедия, a-pesni.org и davidaidelman.livejournal.com

Tags: 1930-1950-е, Бард, Вождь, Палач, Песня, Репрессии, СССР, Сталин
Subscribe

Posts from This Journal “Бард” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments