Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Category:

«Лжеписатель, вор, плагиатор»

Роман «Наследник из Калькутты» вышел в СССР в 1958 г. и стал бестселлером. Однако историю, связанную с его авторством, в те годы знали немногие.

Соавтор Роберта Штильмарка

В 1958 году в издательстве «ДетГиз» вышел приключенческий роман «Наследник из Калькутты». Роман — в духе Рафаэля Сабатини или Майна Рида, сюжет — сплошные приключения. Пираты, графы и испанские гранды, десятки стран и локаций, в общем, нужно, конечно, читать, а не пересказывать. Действие разворачивается в XVIII веке.

Пиратское судно под командованием капитана Бернардито Луиса Эль Горра захватывает в Индийском океане корабль с пассажирами: наследником графского титула Фредриком Райлендом, который едет в Англию из Калькутты, и его невестой Эмилией. Помощник Бернардито — Джакомо Грелли по прозвищу «Леопард» присваивает себе документы Райленда и с новым именем приезжает в Англию. Эмилия, боясь угроз, едет с ним в качестве его невесты. Капитан Бернардито и настоящий Райленд оказываются на необитаемом острове, — говорит нам Википедия.

На обложке были написаны имена авторов романа — Роберт Александрович Штильмарк и Василий Павлович Василевский. Казалось бы, всё в порядке: два соавтора, занимательный роман. Но на самом деле, всё не так просто. История создания этого романа не менее занимательна, чем само действие произведения, а Василий Василевский ни написал в своей жизни ни одной строки.



Арест и лагерь

Штильмарка взяли в апреле 1945-го. «Немец?» — спрашивали его. Слово «немец» было неразрывно со словом «фашист». И поди докажи кому, что из норвежцев.

Он слишком много говорил. Не одобрял снос Сухаревской башни и Красных ворот. Хвалил американские машины. Ругал переименования городов в честь партийных деятелей. И самое страшное: говорил, что немецкая техника лучше советской! Статья 58-10: «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений, а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания».

Кстати, он воевал — под Ленинградом. И что из этого? 10 лет лагерей.

Впрочем, вся биография Штильмарка вела к тому, что его должны взять. Родился в 1909-м, окончил Высший литературно-художественный институт имени В.Я. Брюсова; супруга, Евгения Белаго-Плетнер — специалист по делам Японии, работала и жила в Японии несколько лет (она была старше Штильмарка на 20 лет). Сам Штильмарк работал референтом и заведующим отделом скандинавских стран во Всесоюзном обществе культурных связей с заграницей. Преподавал иностранные языки в Военной академии им. В. Куйбышева. Единственная найденная мной фотография Роберта Штильмарка, сделанная уже в 70-е годы:



Впрочем, его отца, Александра Бруновича, арестовали в 1938 году — и расстреляли почти сразу, без суда и следствия. Он был учёным-химиком. И бывшим офицером царской армии...

Роберта отправили на Енисей. Лагерь был привычен: недостроенный барак, вечная мерзлота, свежесрубленная проволочная зона. Отдельный лагерный пункт № 2.

Первые две недели ночевали вповалку в единственном бараке и строили другие помещения — для зимовки, для охраны, для персонала. А ещё отгрохали особняк для начальника железнодорожного строительства. В Игарке с 1948 года располагалось управление строительства № 503 Главного управления лагерей железнодорожного строительства, которое ведало сооружением восточного плеча железной дороги Салехард-Игарка.



Эта дорога длиной 1263 километра строилась как первая очередь замысленной Сталиным Великой Трансполярной магистрали до Чукотки. По номеру управления стройку называли 503-й, на лагерном жаргоне — «пятьсот веселой». Для начальника стройки заключённые построили особняк. Провели туда водопровод, спроектировали канализацию, прихотливо отделали каждую комнату по-особому, разбили сад и учинили высокую ограду чуть ли не в кремлёвском духе. Сейчас в этом здании размещается детский сад. Вот так лагерные строения выглядят сегодня:



Подробно почитать и посмотреть на самую бессмысленную из всех Строек Века можно вот здесь.

Штильмарку в какой-то мере повезло. Во время войны он приобрёл специальность военного топографа и на строительстве в лагере занимался топографическими работами — сам киркой не махал. Когда к 1948 году бурное строительство стало сходить на «нет», его перевели на ещё более приличную работу — в театр заключённых при культурно-воспитательном отделе.

В Игарке организовали сильную труппу: сюда попали актёры из Мариинки, из оперного. Всего насчитывалось 102 человека. Роберт был заведующим репертуарно-литературной частью, вместе с функцией дежурного режиссера, администратора, чтеца, лектора и конферансье. Перед спектаклями часто приходилось выступать с пояснениями, если шли отрывки из «Лебединого озера», «Русалки» или венских оперетт. Такой размах объяснялся большой любовью начальника строительства Барабанова к театру. Он хотел, подобно барству XIX века, иметь свой личный, крепостной театр, — и имел его.

Театр пользовался гигантским успехом. Это было единственное развлечение на сотни километров — Игарский театр, да. Давали порой по 2 спектакля в день.

Но над начальником Барабановым была более сильная организация — политотдел. Штанько, начальник политотдела, всеми силами старался закрыть самопальный театр, потому что слишком вольная жизнь артистов в сравнении с другими заключёнными вела к расхолаживанию общей дисциплины. В 1950-м году театр аккуратно закрыли, а бревенчатое здание сожгли (скорее всего, это сделали игарские детдомовцы, обиженные на закрытие театра — детские утренники, организованные заключёнными, были их редкой отрадой).

Василевский

Их перевели в Ермаково — на общие работы. Несмотря на вторую группу работоспособности (сердце), Роберта включили в списки с чётким назначением — на самую дальнюю колонну трассы, под номером 37, в урочище Янов Стан в 150 км к юго-западу от Ермаково. Шёл май 1950-го года, мороз −20°. Шли трое суток — и пришли к новому лагерю. На его месте, прямо в снег был вбит колышек с номером 33. И всё.



12 мая 1950-го года Роберт Александрович Штильмарк встретился с Василием Павловичем Василевским.

Василевский был заключённым, но не таким, как Штильмарк. Василевский был не по политической, а по воровской части. Это была его третья ходка, 12 лет. По сути, на той зоне, куда попал Штильмарк, Василевский был царём и богом. Официальное начальство постепенно спивалось, переложив свои обязанности на заключённого, которого все боялись и уважали. Он руководил строительством и наказывал неугодных.

Василевский просмотрел формуляры следующих по этапу и обнаружил в данных о Штильмарке окончание литинститута. Да и в театре КВО он числился начальником литчасти. И Василевский, нуждавшийся именно в таком человеке, переиграл назначения и перевёл Штильмарка к себе на зону.

В первую же ночь Штильмарк жил в бригадной палатке, в тепле, в то время как его соратники строили себе жильё на 16-градусном морозе.



Суть в том, что Василевский был не просто зэком. Он пустил о себе слух, что является членом союза писателей СССР, что пишет романы — это тоже придало ему веса среди заключённых, учитывая его ходки, физическую силу и авторитет. У него возникла оригинальная мысль — написать большой хороший роман и послать самому Сталину. Авось прокатит, и он получит амнистию. Он нашёл какого-то грамотного зэка и поручил это дело ему — но тот не справлялся, и Штильмарка «пригнали» в помощь.

Конечно, Василевский, будучи малограмотным и несведущим в делах политических, заблуждался. Просто кто-то наплёл ему, что был такой случай: прислали Сталину исторический роман, тот прочёл — и скостил срок заключённому личным указанием. Василевский поверил. Сначала Штильмарк был отправлен на общие работы — но бригадир ненавязчиво поручил ему следить за костром, пока другие вкалывали.

Кстати, интересный факт, который я не помню по «Архипелагу ГУЛАГ». Премиальные пироги для перевыполнивших норму пеклись не из муки, а из доставшейся СССР на халяву американской штукатурки. Эта штукатурка содержала некоторое количество грубой муки вперемешку с измельченным цементом и прочими строительными ингредиентами. О таких пирогах вспоминает сам Штильмарк в книге мемуаров.



А затем Василевский выделил Штильмарку отдельную каморку, чернила и бумагу. И доступ к лагерной библиотеке — такая была! Штильмарк должен был в рекордные сроки написать роман, который понравится вождю, вот и всё.

Позже автор писал о своем романе: «Главы с любовью и изменами, смертями и местями, пиратами и виконтами, аббатами и индейцами, героями и злодеями, чудными красавицами и бешеными бизонами... чего только нет!»

Василевскому роман нравился, зато не нравилась скорость работы — уже пошёл 1951 год, а роман всё никак не кончался. 1 600 000 знаков! 40 авторских листов!..

Кстати, Штильмарк зашифровал в тексте романа фразу «Лжеписатель, вор, плагиатор», имея в виду Василевского. Её можно найти, если читать первые буквы каждого второго слова во фрагменте из двадцать третьей главы:

Листья быстро желтели. Лес, еще недавно полный жизни и летней свежести, теперь алел багряными тонами осени. Едва приметные льняные кудельки вянущего мха, отцветший вереск, рыжие, высохшие полоски нескошенных луговин придавали августовскому пейзажу грустный, нежный и чисто английский оттенок. Тихие, словно отгоревшие в розовом пламени утренние облака на востоке, летающая в воздухе паутина, похолодевшая голубизна озерных вод предвещали скорое наступление ненастья и заморозков.

Вот та самая рукопись:



А в это время северная железнодорожная стройка отходила на второй план в сравнении с Великими стройками коммунизма (в частности, ГЭС).

Штильмарк числился на нетрудных должностях — заведующего бельевым складом, затем — складом ГСМ.

Он закончил роман за один год и три месяца. Василевский изъял текст, в том числе и переписанный начисто, а также все карты и вспомогательные материалы. Роман был сдан в политотдел, где его переписали и качественно переплели. Политотделу 503-й стройки роман понравился.

Вначале на романе стояла только одна фамилия — Василевский. Но авторитет понимал, что вряд ли он сможет впоследствии «защитить» своё авторство — если афера со Сталиным пройдёт. Кроме того, пока Василевский готовил роман для подарка начальству, Сталин умер, великая стройка закончилась, и высылать роман стало некому. Только это спасло Штильмарка.

Пока роман обрабатывали в политотделе, Штильмарка снова назначили топографом. Поселили на лагпункте № 10, по соседству с урочищем Янов Стан, на берегу таежной реки Турухан.

Параллельно, кстати, вели и ещё одну стройку. Строительство было довольно странным. Прямо в центре таёжной тайги строили многоквартирные жилые дома — для переселения еврейской части населения из Москвы и Ленинграда.



А в октябре 1952 года пришёл указ свернуть северную железнодорожную стройку. Полностью. До освобождения Роберту оставалось три года — 4 апреля 1955 года его срок подходил к концу.

Срок Штильмарк доотбывал в Красноярске на строительстве причалов для судов. В 1955 году он был отпущен на свободу, а в 1956 году — реабилитирован окончательно: ему позволили вернуться в Москву. И началась третья глава его жизни.

Путь романа

Штильмарку опять повезло. Сталину роман отправлен так и не был. А на свободе Роберт Александрович оказался раньше Василевского. Тот просил его, уже реабилитированного, всё же продвинуть роман — пусть и под двумя фамилиями. Штильмарк обратился в ГБ, в архивы, с просьбой выдать ему экземпляр его собственной рукописи. После полугода бюрократии и поиска в тексте крамолы экземпляр был выдан.

Этот экземпляр Штильмарк передал известному писателю Ивану Антоновичу Ефремову.



Ефремов дал роман «на пробу» своему сыну Аллану — тот был в восторге. Ефремов тут же отрекомендовал рукопись в «ДетГиз». Более того, в «ДегГизе» роман очень понравился редактору отдела прозы (им работала жена писателя Рувима Фраермана, автора знаменитой повести «Дикая собака Динго»).

В 1958 году роман вышел под двумя именами — Штильмарка и Василевского: Роберт не сумел «отвоевать» своё единоличное право на роман. Василевский написал Штильмарку, что если роман выйдет под одним именем, то он, Василевский, скажет кому надо, и кореша авторитета пристукнут Штильмарка где-нибудь в тёмном переулке.

После первого издания Штильмарк решился и подал в суд в связи с авторскими правами (Василевский к этому момент вышел и жил где-то на Урале). В какой-то мере это стало возможным из-за того, что роман стал настоящим бестселлером.

В 1959 году было проведено судебное разбирательство, в ходе которого выявилось, что Василевский не написал ни строчки — и Штильмарк получил единоличное право на свой труд. В том же году роман переиздаётся под фамилией Штильмарка, а первый тираж (ещё не раскупленный до конца) срочно изымается. Именно поэтому первое издание сегодня очень ценится среди библиофилов и стоит около 250$ (я проверил по букинистическим магазинам). Впрочем, часть гонорара Штильмарк честно перевёл Василевскому — за создание условий для написания.

А в 1965 году Штильмарка приняли в Союз Писателей СССР.

Роберт женился во второй раз ещё в 1944 году, вскоре после смерти первой жены, Евгении, на молодой медсестре из госпиталя, где он отходил от ран, полученных на фронте. Но, говорят, что именно она, прописавшись в его квартире в Москве, настрочила на Штильмарка тот самый донос. Впрочем, это вряд ли так: скорее всего, на Штильмарка донёс некий офицер, с которым он жил в одном номере в Солнечногорске.

Ещё будучи на вольном поселении в Красноярске, он женился в третий раз. От первого брака у него родился сын Феликс (1931), от третьего — Александр (1954). Ещё был сын Олег от первого брака (он умер молодым) и дочь от третьего (о ней ничего не знаю). Феликс был одним из ведущих экологов СССР, основателем ряда заповедников, учёным и писателем. А вот Александр сегодня возглавляет группировку черносотенцев — по сути, национал-фашистов. Мне сложно понять подобный выбор человека, чей отец прошёл такой жизненный путь. Но это неважно. Это Феликс Робертович:



Штильмарк писал мало — в основном, преподавал и занимался научной деятельностью. Из его художественных книг вспоминается разве что «Пассажир последнего рейса» (1974) и несколько повестей. Остальные его работы — документальные.



В 1970-1981 годах Штильмарк написал автобиографический роман «Горсть света», изданный 20 лет спустя, в 2001 году. Там он подробно обрисовал историю своих лагерных злоключений и написания «Наследника из Калькутты». Себя он вывел под именем Рональд Вальдек, Василевского — под именем Василий Василенко.



Во второй половине 80-х, после смерти Штильмарка (в 1985 году), роман пережил ряд изданий, в том числе и на иностранных языках. Первым после многолетнего молчания книгу издало красноярское издательство, снова воскресив интерес к роману. Удивительно то, что изданию пытался воспрепятствовать сын того самого Василевского — он требовал включения отца в соавторы романа. В 1989-1993 годах на русском роман выпустили около 15 разных издательств.

Если кому интересно — текст романа здесь.

Та самая легендарная рукопись сохранилась до наших времён и содержится в Лесосибирском музее леса (г. Лесосибирск, Красноярский край).

Источники - Тим Скоренко, Избранное и www.liveinternet.ru

Tags: Гулаг, История, НКВД-КГБ, Писатель, СССР, Человек
Subscribe

Posts from This Journal “Человек” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments