July 7th, 2018

Серое

Горький по Ходасевичу



Они были врагами в литературе: последний классик символистов и главный пролетарский писатель страны. Но и Горький, и Ходасевич верили в революцию, согласились на неё работать, а потом вместе в ней и разочаровались. Крепкая дружба пала, когда Горький вновь поверил Сталину.

Приехав в Петроград для знакомства с новой редакцией «Международной литературы», Ходасевич счёл своим долгом лично познакомиться с Горьким, который формально ею руководил. Они встретились в его квартире на Кронверкском проспекте. Витрины магазинов были наглухо заколочены, дома не топились, электричество отсутствовало. А у Горького водился керосин! Тогда в 1918 году он показался Ходасевичу приятным, хотя и суховатым человеком. В 1920 году в дом Горького переехала племянница Ходасевича с мужем – это и определило степень их отношений как дружескую.

Каждый вечер у Горького встречались члены редакции, сюда захаживал Федор Шаляпин ругать большевиков, тут жила бывшая гражданская супруга Горького, Мария Андреева, кто-то из членов императорской фамилии лежал больным в глубине комнат. В столовой говорили о голоде и Гражданской войне, Горький всё повторял: «Да, плохи дела, плохи». Ближе к прозрению Буревестника от революционного морока очнулся и Ходасевич, они стали друг другу незаменимыми собеседниками, дефицитными.
Collapse )