August 11th, 2016

Красный

Мои твиты

Красный

Still Life by Carstian Luyckx (Карстиан Луйкс, 1623–after 1657)

Карстиан Луйкс (Carstian Luyckx, также известный как монограммист KL; 1623 – ок.1675) – фламандский живописец и рисовальщик.

Карстиан Луйкс родился в Антверпене в 1623 году у Давида Луйкса и Маргариты Клоот. Он был крещен 17 августа 1623. Учился живописи в 1642 году у Philips de Marlier, специализировавшегося на натюрмортах, и в 1645 году у Франса Франкена III, исторического живописца. В том же 1645 году он стал мастером гильдии Святого Луки в Антверпене.

Он работал в Антверпене до августа 1653 года. Считается, что Луйкс переехал из Антверпена во Францию, так как многие его поздние работы имеют французские надписи. Во время своего пребывания во Франции Луйкс испытал влияние художников ванитас, в том числе Симона Ренара де Санкт-Андре (Simon Renard de St. André).

 При жизни Луйкс был успешным художником, работавшим во многих жанрах, включая изображения животных и несколько жанровых сцен. Однако после его смерти он был забыт. Известно только две датированных работы художника, что затрудняет хронологию его творчества.

Большую часть натюрмортов Луйкса представляют так называемые, роскошные натюрморты, которые были популярны во Фландрии и Голландии с 1640-х годов. Пока не ясно, когда и где Луйкс скончался, а дата его смерти предполагается между 1657 и 1677 годами.


Мадонна с Младенцем в картуше с цветами
(Madonna and Child in a cartouche with flowers)
64.8 х 49 д., м. Частное собрание

Collapse )
Красный

"Да ладно вам, Шпеер". История архитектора Гитлера, который поздно понял, с кем связался. Серия 1

Личность Альберта Шпеера долгие годы была предметом спора историков. Найденные в последние десятилетия документы подтверждают, что Шпеер не мог не знать о преступлениях нацистского режима, на который работал. В то же время биограф Шпеера и ряд других историков оправдывают его неоднозначную позицию сильной загруженностью работой и слепой преданностью Гитлеру. Осведомленность Шпеера в нацистких преступлениях доказана; степень причастности до сих пор в точности неизвестна. Учитывая такой контраст мнений, основой этого материала стала история, вызвавшая столько споров — та, которую рассказал сам Шпеер.

Осенью 1946 года подходил в концу Нюрнбергский процесс. Союзники во главе с американцами судили верхушку гитлеровской Германии. По итогам процесса половина была приговорена к казни через повешение, троих помиловали, прочие получили тюремные сроки. Большая часть приговоренных просила о помиловании или замене казни тюрьмой; одним из немногих, кто промолчал, был министр вооружений Альберт Шпеер.



В отличие от своих соседей по скамье подсудимых Шпеер был ни политиком, ни даже военным. Тем не менее, с тридцатых годов и до конца войны этот человек входил в самый близкий круг Гитлера и сделал головокружительную карьеру, на время войны став одним из ключевых людей в судьбе Германии. Вообще говоря, Альберт Шпеер был архитектором. Пожалуй, самым известным архитектором XX века, после которого не осталось ни одного здания — только лес на окраине Берлина и десяток уличных фонарей.
Collapse )
Красный

"Да ладно вам, Шпеер". История архитектора Гитлера, который поздно понял, с кем связался. Серия 2

Серия 1

Альберт Шпеер и война

Хотя Шпеер постоянно был рядом с Гитлером, о том, что дело принимает опасный оборот, он мог только догадываться. Горячо, по его наблюдениям, стало в августе 1939-го, однако на собраниях Гитлера с Герингом, Гебельсом, Гиммлером и прочими министрами Шпеер (пока) не присутствовал, и никаких подробностей дипломатических переговоров не знал. Но когда в сентябре при Шпеере к Гитлеру ввалился Геринг и заявил, что теперь Черчилль в правительстве и война неизбежна, ему подумалось, что Гитлер не очень-то ждал такого расклада и до последнего надеялся, что Англия с Францией объявили войну для вида и не намереваются переходить к решительным действиям. По его словам, создавалось четкое впечатление, что в своих решениях Гитлер опирался не на объективную информацию, а на собственные озарения, которые зачастую расходились с действительностью.

Уверенность пришла к нему чуть позже, с первыми успехами в Польше. После них он заявил, что все, дескать, идет по плану. В будущем подобная ситуация повторялась неоднократно — несколько раз порядочно облажавшись но каким-то чудом избежав тотального факапа, Гитлер восклицал «Ну я же говорил!», что как бы подтверждало его дар провидца. Но показателен был уже первый отъезд Гитлера на фронт.«Ни один полк не маршировал на войну с цветами, как в начале Первой мировой. На Вильгельмсплац не собиралась толпа, громко требовавшая появления Гитлера. <…> Ни одна живая душа не обратила внимания на историческое событие — отъезд Гитлера на организованную им войну». Прощаясь с боссом в наспех затемненной комнате, Шпеер все же смог разглядеть в нем человека, «терявшего самообладание из-за любого пустяка»; такого Гитлера он будет видеть гораздо чаще.


Гитлер со своей овчаркой. Шпеер: «Возможно, в личной жизни Гитлера эта собака играла самую важную роль. Во всяком случае, она значила для него намного больше, чем ближайшие помощники».
Collapse )
Бельгия

А. П. Чехов читает "Чайку"


А. П. Чехов читает "Чайку" в художественно–общедоступном театре, 1898 год, Москва

Известное фото, на котором Чехов в окружении корифеев театра, но интересно оно еще и тем, как с ним поработали старинные "фотошоперы".
Collapse )