March 1st, 2016

Умный такой

Из книги "Красные шпионы". Серия 1

Фигура поэта и военного разведчика Николая Гумилева привлекала внимание не только органов ЧК, но и нарождающейся советской разведки


Николай Гумилев, 1907-1908 годы
Фото из книги "Красные шпионы"


Неизвестные страницы жизни Николая Гумилева

Он был, едва ли, не крупнейшим поэтом Серебряного века российской литературы. Основателем нового поэтического направления – акмеизма. Его стихи, насильно изъятые из литературного обращения во второй половине 1920-х годов, тем не менее, служили путеводной звездой, своеобразным маяком, для многих известных советских поэтов – Эдуарда Багрицкого, Николая Тихонова, Вадима Шефнера, Евгения Винокурова…

Исподволь, начиная с "перестроечных" годов, имя Гумилева и его поэтические труды стали возвращаться в литературный обиход. Появилось множество литературоведческих и биографических работ, а также мемуарных свидетельств жизни Николая Степановича. Но полной биографии нет до сих пор. И до ныне жизненный путь поэта в трудах его биографов изрядно изобилует белыми пятнами. Изучая написанное о Гумилеве, знакомясь со свидетельствами современников о его бытии, складывается впечатление, что какие-то неведомые силы намеренно, словно ластиком, вытерли целые, и немалые, пласты из его полной приключений жизни. Свою лепту внесла и супруга – "колдунья" из "логова змиева, из города Киева". Анна Ахматова, ненавидя мемуаристов своего гениального мужа, сожгла его письма, уничтожила неподдающиеся учету число бесценных гумилевских документов. Что же касается самого поэта, то был он немногословен и не болтлив. И доверял свои тайны немногим. Да и то – далеко не все…

Мы же постараемся из тех осколков судьбы поэта, которые не вписывались в "гламурные" биографии, набросать "конспект" для будущего фундаментального и всестороннего исследования жизни поэта и путешественника, офицера и джентльмена и, конечно же, незаурядного военного разведчика – Николая Гумилева…
Collapse )
Умный такой

Из книги "Красные шпионы". Серия 2

Серия 1

"Николай Абиссинский"

В 1906 году двадцатилетний Николай Гумилев, окончив Николаевскую Императорскую гимназию, желая продолжить династию семьи военных (напомним, что и его дядя Лев Львов тоже был моряком, контр-адмиралом), поступает в Морской корпус. К тому времени высокий, несколько нескладный, с косым шрамом у правого глаза на немного удлиненной голове, юноша, как пишет биограф Гумилева Николай Полушин, "обзавелся усиками, одевался подчеркнуто франтовато… Ботинки носил модные – остроносые". Эта привычка выглядеть чуточку "не как все", "держать фасон" осталась у поэта на всю жизнь. Став достаточно знаменитым поэтом, он присовокупил к своему щеголеватому облаченью, "дресс-коду", по-нынешнему, черный фрак и цилиндр…

Карьера морского офицера привлекала Николая по той простой причине, что давала возможность увидеть мир, совершить экзотические путешествия, пережить приключения сродни героям Брет Гарта, Майн Рида, Буссенара или Роберта Стивенсона. Их книгами Николай зачитывался с раннего детства, оставаясь верным своим устремлениям к "подвигам и славе" и в более "почтительном" возрасте. К тому же, годом ранее, в 1905-м, увидел свет первый сборник стихов Гумилева, символически названный "Путь конквистадоров". А эпиграфом к книге он выбрал строки из стихотворения "Земные яства" малоизвестного тогда французского поэта Андре Жида – "Я стал кочевником, чтобы сладострастно прикасаться ко всему, что кочует!" И, как кажется, эти поэтические строки послужили для Николая Гумилева краеугольным камнем всей жизни. Впрочем, как и аналогия с фамилией французского стихотворца, напоминающая о библейском страннике – Вечном Жиде…


Обложка первой книги Николая Гумилева "Путь конквистадоров"
Collapse )
Умный такой

Из книги "Красные шпионы". Серия 3

Серия 1
Серия 2


Военный разведчик

15 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Случилось это после того, как член подпольной организации "Молодая Босния" Гаврила Принцип застрелил наследника габсбургского престола эрцгерцога Франца Фердинанда. После этого события стали развиваться стремительно и бесповоротно. Через два дня Россия, которая всегда поддерживала братьев-славян, объявила всеобщую мобилизацию. Еще через пару дней германский посол заявил главе российского МИДа Сазонову о том, что кайзеровская империя считает себя в состоянии войны с Россией.

Николай Гумилев без колебаний решил записаться "охотником", то есть, добровольцем, в действующую армию. "Войну он принял с простотою совершенной, с прямолинейной горячностью, – писал современник поэта Я.Левинсон. – Он был, пожалуй, одним из тех немногих людей в России, чью душу война застала в наибольшей боевой готовности. Патриотизм его быль столь же безоговорочен, как безоблачно было его религиозное исповедание".

28 июля, за подписью действительного статского советника доктора медицины Воскресенского, поэт получает медицинское свидетельство, которое гласило, что "сын статского советника Николай Степанович Гумилев, 28 лет от роду, по исследовании его здоровья, оказался не имеющим физических недостатков, препятствующих ему поступить на действительную военную службу, за исключением близорукости правого глаза и некоторого косоглазия, причем, по словам г. Гумилева, он прекрасный стрелок".


Николай Гумилев в форме улана. 1914 год
Collapse )
Умный такой

Из книги "Красные шпионы". Серия 4

Серия 1
Серия 2
Серия 3


Кто вы, Николай Гумилев?

Зов Родины заставляет Николая Гумилева "в мае 1918 года возвратиться в Петроград, – считает бывший сотрудник советских спецслужб Василий Ставицкий. – Он приехал в совершенно иной город, иную Россию. Но удивительно в его творческом наследии мы не найдем ни одного письменного свидетельства, ни одного стихотворения, которое бы отражало его отношение к революции, новой власти большевиков. Ни малейшего намека, ни осуждения, ни одобрения, словно он ничего не видел, ничего не слышал, ни в чем не участвовал. Он словно продолжал жить в своем придуманном поэтическом мире акмеизма. Но это совсем не похоже на активную позицию Гумилева-офицера. Может быть, это глубокая конспирация своих политических взглядов, и он не хотел оставлять даже косвенных улик своего протеста против режима большевиков? Ответа на этот вопрос нет, так как нет прямых свидетельств его позиции к происходившим процессам… Гумилев ведет активную литературную жизнь: пишет стихи, издает книги, читает лекции в Институте истории искусств, в Пролеткульте, переводит баллады Роберта Саута и других зарубежных авторов". А еще он вошел в состав редакционной коллегии издательства "Всемирная литература", руководимого Максимом Горьким, преподает в Институте истории искусств, в Институте живого слова и в разных литературных студиях. Выходят и книги Гумилева – третье издание "Романтических цветов", поэма "Мик" и "Костер".


Вторая жена Гумилева Анна Энгельгардт
Collapse )
Бельгия

Запрещённые в СССР документальные фотографии

Группа ТРИВА — это фотографы Владимир Воробьев, Владимир Соколаев и Александр Трофимов, работавшие на рубеже 70–80-х годов при Кузнецком металлургическом комбинате (КМК). Впрочем, хроники работы завода среди их снимков — в абсолютном меньшинстве. Однажды их выгнали с основного места работы за очернение социалистического образа жизни, им пришлось уничтожить часть архивов, и они стали свободно заниматься фотографией.

«Мы брали в руки фотоаппарат и в свободном режиме шли по улице, называя это „свободной охотой“ и не имея никакой конечной цели. Только в этом режиме я приходил с полной пленкой материала», — рассказывает Владимир Соколаев — один из участников группы.

Запрещённые в СССР документальные фотографии
Джоконда на профессиональном конкурсе буровиков. Поселок Елань, Новокузнецк.
Collapse )