January 29th, 2013

Сильно думаю

Прически. Апофеоз безумия

В XVIII веке при французском королевском дворе были в большой моде огромные парики. Да не просто парики: дамы носили на голове сложные сооружения с "встроенными" в парик кораблями, корзинами фруктов... Парики можно было посыпать рисовой, серебряной, да хоть и золотой пудрой. А вот мыть такие произведения искусства было нельзя. Вообще, надо тебе сказать, с мытьем при королевском дворе... не принято было как-то часто мыться. И поэтому по всему возникали и особенные моды, и особые правила этикета. Супермодными в то время были ткани цвета "влюбленной блохи", "мечтательной блохи", "блохи, упавшей в обморок". И медальоны, в которых за стеклом резвились особо крупные блошки. А для кавалеров считалось очень хорошим тоном иметь палочки из благородных материалов. Ими они, как настоящие рыцари, почесывали своих дам под немытыми париками, где, как видно, вовсю плодились эти самые... мечтательные... даже страшно сказать, кто!


Collapse )


Бельгия

Созданные равными

via cray_days

“Пост из прошлого”: В своей фото-книге “Created equal” (“Созданные равными”) фотограф литовского происхождения Марк Лайта из Детройта показывает всю многогранность человечества вообще и американцев в частности. Над этим фотопроектом Марк работал 8 лет, снимая в 48 разных штатах. Каждый диптих книги — отдельная завершенная идея, заставляющая зрителя серьезно задуматься о жизни на земле и о себе самом. Мир многогранен, и каждому важно найти в нем свое место.

marklaita18 Созданные равными
1. Астронавт / Похищенная инопланетянами, 2003/ 2005 гг.
Collapse )


Красный

Михаил Врубель. Жемчужина


Картон, пастель, гуашь, уголь. 35 х 43,7. 1904.
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Кликабельно - 1200px × 959px

Сохранилось предание, что Максимилиан Волошин принес в подарок Врубелю створку огромной необыкновенной раковины с особенной внутренней поверхностью, покрытой слоящимся сияющим перламутром. Раковина была рождена в море и отражала его причудливый лик, его волшебную бездонность. Напоминающая о зыби морской, раковина будила в воображении Врубеля звучания морской стихии, звуки моря, которые он так любил слушать в операх Римского-Корсакова. Перламутровая поверхность раковины и вся она связывалась в воображении со сказочными существами, которые воспел композитор.
Collapse )