Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

«Как ты думаешь, папа умер или нет?». Дети пишут матерям в ГУЛАГ


Фото: архив «Мемориала»

Новые валенки, комедия «Богатая невеста», вступление в Комсомол, дефицит бумаги — обо всем этом пишут в ГУЛАГ дети, чьи отцы были расстреляны, а матери оказались в лагерях как члены семьи изменника родины.

Генриетта Иоэльсон-Гродзянская

Девочка пишет своей матери Евдокии Иоэльсон-Гродзянской в Карагандинский исправительно-трудовой лагерь (Карлаг). Ее отец, уроженец Минска Евгений Иоэльсон-Гродзянский был членом ВКП(б) и занимал пост директора ВНИИ холодильной промышленности в Москве. В декабре 1937 года его арестовали по обвинению в шпионаже и спустя два месяца расстреляли. Через три дня после вынесения приговора мужу Евдокию как члена семьи изменника родины (ЧСИР) осудили на восемь лет лагерей — сначала она попала в Темлаг в Мордовии, потом Сегежлаг в Карелии и, наконец, оказалась в Карлаге (вероятнее всего — во входившем в его структуру Акмолинском лагере жен изменников родины).


Письмо Генриетты Иоэльсон-Гродзянской своей матери в Карлаг.
Фото: архив «Мемориала»


26/XI-44 г. Доро ... ечка!

Получила твоё письмо. Заболела тётя Шарлотта. Учусь я не очень хорошо, хотя и стараюсь. Я смотрела в кино «Богатая невеста». Я редактор классной газеты «Затейник». У меня маленькие крысиные хвостики (косы?!) по бокам головы. У меня есть альбом для стихов. Уже почти все мои подружки написали в него на память. Но как ни странно моя закадычная подруга Лера С. не написала! Тут рисую тебе картинку Крепко целую 10 раз в 10 степени. Герта.

P.S. Как ты думаешь папа умер или нет?



Письмо Генриетты Иоэльсон-Гродзянской своей матери в Карлаг.
Фото: архив «Мемориала»


Здравствуй, мама! 20/XI-46 г.

Я хочу вступить в Комсомол, напиши по этому поводу своё мнение, а также напиши обо всём, что там у тебя творится. Ты забыла здесь своё «коричвельное» платье. У нас перекладывают печку. Мама Зина пробовала отучить меня называть её мамой, но я дала ей решительный отпор.

Твоя дочка Герта.


Акмолинский лагерь жен изменников родины (АЛЖИР) был создан приказом НКВД в конце 1937 года как спецотделение Карагандинского исправительно-трудового лагеря. Туда этапировали жен «изменников родины», которые считались «особо опасными». На территории АЛЖИРа были ясли для детей младше трех лет, более взрослых отправляли в детдом в Караганде.

Виктор Стурит

Мальчик пишет своей матери Кристине Рубен, которая отбывает заключение в Акмолинском лагере жен изменников родины (АЛЖИР). Кристина Рубен была осуждена на восемь лет лагерей в 1938 году — через полгода после того, как ее муж Эдуард Стурит был расстрелян по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации. Их сын и дочь — Виктор Стурит и Аврора Рубен — оказались в детском доме. Стурит был членом партии и заведовал школьной секцией Латышского культурно-просветительского общества «Прометей».


Письмо Виктора Стурита своей матери в АЛЖИР.
Фото: архив «Мемориала»


Здравствуй дорогая мамочка почему ты мнье пишиш писма. мамочка ты не знаеш где папа. Мамочка я учусь во 2м класи. мамочка я очень долго болел стригучем лишаем. мамочка я жив и здоровый. мамочка ты писала что утебя нет бумаги. мамочка я тебе пришлю. мамочка я затобой очень скучил. Болше писать нечево.


Аврора Рубен

Дочь Кристины Рубен пишет своей матери в АЛЖИР; в письмах она упоминает и своего младшего брата Виктора.


Письмо дочери Кристины Рубен в АЛЖИР.
Фото: архив «Мемориала»


Мамочка, напиши есть у тебя бумага или нет? Если нет то пришлю. Нам в дет.дом привезли новую одежду. Нам т.е. девочкам выдали по 2 пары трико, 2ое пар ретузов, 2 рубашки, 1 пару чулок и 1 платье. А мальчикам, новые брюки, ниж. рубахи, верх. рубахи, кальсоны. И чулки. У девочек одежда на руках. Мы сами стираем и когда хочем переодеваемся. А мальчикам стирают прачки.
Мамочка, посылаю конвертик и бумагу. Ну пока до свидания. Целую крепко, крепко.

С пионерским приветом! Жду ответа.

Еще 3 года и будем вместе! С нетерпением ждем 1946 год.



Письмо дочери Кристины Рубен в АЛЖИР.
Фото: архив «Мемориала»


с. Перекопное 9/XII-42 г.

Здравствуй, дорогая, милая моя мамусенька! Сегодня я чувствую себя особенно хорошо, так как получила от тебя письмо. Живем мы хорошо одеты тоже хорошо. Нам т.е. девочкам выдали новые пальто, новые шапки-ушанки, ретузы и бурки с галошами, а некоторым валенки. А мальчикам, пальто дали не новые, а в прошлом году шитые и шапки-кубанки тоже купленные в прошлом году, ретузы им не давали так, как у них длинные брюки, зато им всем дали валенки. Так что одеты мы очень хорошо. Сейчас мы здоровы и неболеем. Зима у нас пока не холодная, но очень много снега. Дорогая мамусинька, очень рада, что ты хорошо одета. Мамочка, ты наверное представляешь меня высокой, нет, я ростом не большая всего 139 см.

Из нашего 7-го класса я самая меньшая.

Виктор, уже нетакой, он конечно, меньше меня но не намного. Ты спрашиваешь, как живут Рутман. Им живется очень трудно, живут они теперь не в Москве, а под Москвой на станции Быково. (Помнишь, мамочка, мы туда выезжали с детсадом на лето. А следующая станция будет Ильинка, где мы жили на даче.) У них там есть свой огородик и летом они там выращивали овощи. Мама Илгина работает в Москве, а Илга учиться в Москве и каждый день ездит на поезде туда и обратно. Вилик, младший братик, живет в Быкове, там же и в школу ходит. Бабушка ихняя жива, она живет с Виликом. Старший брат в армии он в латдивизии сейчас он лежит в госпитале. В какие у них дела.

Мамочка, я уже совсем забыла латышский язык. Только некоторые слова помню. Например хлеб.


Дочь Зои Марченко

Стенографистке Зое Марченко после ее второго ареста пишет дочь из пересыльной тюрьмы — ее имя «Мемориалу» выяснить пока не удалось. Впервые Марченко была арестована в июле 1931 года и осуждена на три года исправительно-трудового лагеря (ИТЛ). Второй раз ее арестовали в 1937 году и приговорили к восьми годам ИТЛ. Третий арест был в январе 1949 — в этот раз женщину отправили в бессрочную ссылку. В чем ее обвиняли, неизвестно. В 1956 году Марченко освободили и реабилитировали. Первый муж Марченко, инженер и член ВКП(б) Герман Тубенбергер, был арестован в 1936 году и расстрелян в 1937-м. Его обвиняли в участии в антисоветской террористической организации. О судьбе второго мужа Марченко ничего не известно.

Письмо написано в то время, когда Зоя Марченко находилась в одном из лагерей Дальстроя в Магадане.


Письмо дочери Зои Марченко в Магадан. Фото: архив «Мемориала»

II/XI-38

Мамочка, уезжаю, наконец, сегодня дальше. Рада, что буду работать, м.б., скорее с тобой свяжусь. Я здорова.


Виола Голлендер

15-летняя Виола Голлендер пишет своей матери Екатерине Голлендер, которая к этому времени уже восемь лет находится в АЛЖИРе как член семьи изменника родины. Отец Виолы Александр Голлендер служил главным инженером при строительстве тракторного завода в Сталинграде. В 1936 году его арестовали по обвинению в участии в контрреволюционой террористической организации, а в 1937-м расстреляли.


Письмо Виолы Голлендер своей матери в АЛЖИР.
Фото: архив «Мемориала»



Письмо Виолы Голлендер своей матери в АЛЖИР.
Фото: архив «Мемориала»


27/IX-45 г.

Здравствуй, дорогая мама! Привет тебе из Москвы! Мамочка всего 7 дней назад исполнилось мне 15 лет. Уже 15! Даже и не верится. Как много! Конечно этот день ни чем не отличался от других и был похож на все остальные. Вечером когда легла спать, то плакала, я незнаю — отчего, ... (дальше лист обрывается; письмо продолжается на оборотной стороне) ... он наконец настанет! Мама, какая ты теперь стала, старенькая наверное. я не представляю себе тебя. Уже забыла. Я ведь тогда была маленькая — всего 7 лет было, а теперь 15 лет. Я уже не представляю, как это жить с мамой.


Источник - zona.media

Tags: Гулаг, Дети, Письмо, Репрессии, СССР, Сталин
Subscribe

Posts from This Journal “Репрессии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment