Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Как киевляне Думу избирали...

Оригинал взят у vlysenko в Как киевляне Думу избирали...
Originally posted by y4astkoviu at Как киевляне Думу избирали...



22 января 1878 года перед представителями киевского самоуправления распахнулись двери городской Думы. Это новое строение на долгие годы стало символом власти в городе. Сюда стремились попасть самые влиятельные и амбициозные киевляне. Статус думского гласного (депутата) не только давал общественный престиж, но и сулил материальные выгоды. Оставалось лишь заручиться симпатиями жителей города. Избирательные баталии сто лет назад в старом Киеве были не менее острыми и скандальными чем сегодня.

Выбирают избранные

В 1870 году Киев и другие города Российской империи получили право на местное самоуправление. Главным органом городской власти стала Дума, которая избирала исполнительный орган - управу и городского голову.

Но избирали гласных только те, кто приносил пользу городу, то есть платил налоги и владел недвижимостью. В зависимости от сумы выплаченных налогов избиратели делились на три разряда, каждый из которых избирал равное количество столичных депутатов.

Первый разряд - самый малочисленный (не более 150 человек). К нему принадлежали богатые налогоплательщики, платившие годовой налог от 45 рублей и выше. Второй разряд - 300-500 человек. Они платили налог в размере 15-45 рублей. В третьем разряде были представлены мелкие налогоплательщики в количестве до 3,5 тыс. человек. Сумма их годового налога составляла 0,5-15 рублей.

Женщин к выборам не допускали, но они (как и молодые люди 21-24 лет) могли доверить свой голос специальным уполномоченным. Доверенности на голосование выписывали и обычные избиратели, которые по каким то причинам не могли проголосовать лично.


Городовое положение императора Александра ІІ, которое создало новую систему самоуправления

Счастливчиков-избирателей оказалось очень немного - в 70-х годах ХІХ века - всего 3-4 тысячи (3-4% от числа всех киевлян). А в 1892 году новый избирательный закон урезал это скромное число. Теперь гласных в Думу избирали лишь владельцы недвижимости, чья собственность оценивалась не менее чем в три тысячи рублей. Право выбора также сохранили крупные предприятия, которые получили торговые свидетельства первой и второй гильдии. В целом около 1% киевлян посчастливилось быть избирателями.

В разное время в городской Думе заседали 72-80 гласных. За эти теплые места шла ожесточенная борьба. Кандидатуру сначала мог выдвинуть любой киевлянин-избиратель, а позже группа из пяти киевлян. Хотя действовала чистая мажоритарка, сложилась традиция объединения в неформальные "партии", каждая из которых формировала свой список.

Например, в 1870 году в Киеве развернулась борьба между представителями старой сословной Думы во главе с городским головой Федором Войтенко и так называемой партией интеллигентов, которую возглавляли профессора Университета святого Владимира Михаил Ренненкампф, Василий Шульгин и Николай Бунге. Последние в результате победили. В 1906 году, во время революции, соревновались консерваторы ( они составляли большинство Думы) во главе с Николаем Добрыниным и Василием Проценко и группа либералов. Либералы делали упор на шовинистические взгляды своих оппонентов, тогда как консерваторы доказывали, что либералы ничего не смыслят в городском хозяйстве и лишь занимаются политиканством.


Карикатура на городского голову Василия Проценко

На городскую управу ложилось тяжелое бремя составления избирательных списков, которые она публиковала, принимала жалобы и уточнения от горожан, утверждала исправленный вариант. Впрочем, со списками всегда существовали проблемы. Многие "жители" Байкового и Скавицкого кладбищ стабильно там фигурировали.

Серые и черные схемы

Городские выборы в Киеве сопровождались бурной агитационной кампанией. В начале ХХ века появились печатные предвыборные программы, политическая реклама, а с ней черный пиар. Уже тогда эта кампания изрядно стоила. Например, в 1913 году киевский клуб русских националистов выделял тысячу рублей на ведение агитации. Это была средняя зарплата рабочего за четыре года!


Агитационная литература начала ХХ века

В 1891 году избирательная кампания настолько обострилась, что киевский генерал-губернатор Алексей Игнатьев просил власти в Петербурге продлить полномочия старой Думы, поскольку выборы породили "агитацию со всеми дурными ее последствиями". Император внял его просьбе и отменил волеизъявление.

Основа агитации сто лет назад - личный контакт с избирателем. Например, в 1906 году либеральные кандидаты сформировали в районе Лукьяновки специальный "летучий" агитационный отряд, который устраивал сходки и посещал дома избирателей. Больше всего обрабатывали третий разряд - самых малоимущих. Обещания сыпались как из рога изобилия: снизить налоги и улучшить положение мелкого бизнеса, снабжать жителей здоровой артезианской водой, закрыть зловонные канавы в населенных частях города, не допустить сток в реку Лыбидь нечистот, улучшить орошение полей и т.д.

В ходу был откровенный подкуп избирателей. Часто кандидаты устраивали бесплатные угощения, обязательно со спиртным. Процесс голосования был очень длительным, избиратель не знал, чем заняться, дожидаясь своей очереди волеизъявиться. Предприимчивые кандидаты пользовались этим, предлагая ему выпить и закусить. Особенно прославился такой агитацией предприниматель, владелец дрожжевого завода Николай Чоколов. После "угощений" избиратель уже подходил к урне нетвердым шагом. Практиковался и прямой подкуп деньгами. Платили обычно на следующий день после дня выборов.


Гласный Николай Чоколов

Не чурались и старого доброго админресурса. Например, киевское Общество взаимного кредита держало в долговой зависимости сотни домовладельцев и без труда могло проводить в Думу выгодных себе кандидатов. Его глава Густав Эйсман руководил городом в 1879-1884 гг., имея вполне лояльное большинство в киевском парламенте.

Распространенной махинацией стала скупка дешевых торговых документов, для включения нужных людей в списки избирателей. Ведь закон не указывал, на протяжении какого срока торговцы и промышленники должны уплачивать сборы в городскую казну, чтобы получить право голоса. Например, приобретение более 500 голосов в 1879 году стоило около 3 тысяч рублей.


Свидетельство, которое давало право голоса

Доверенности на голосование - еще одна "серая" избирательная схема. За вознаграждение избиратели с удовольствием подписывали такие документы. Только в 1879 году по доверенности проголосовало 53% от общего числа киевлян, пришедших на выборы. Правда, избирательный закон 1892 года фактически устранил этот способ манипуляций.

Со временем в Киеве сформировалась влиятельная прослойка так называемых "коноводов", которые с помощью махинаций и подкупа малоимущего электората проводили на должности гласных нужных кандидатов. Более образованные избиратели среднего достатка, наблюдая эту вакханалию, постепенно теряли интерес к выборам. Явка была стабильно низкой. В 1870 году в избирательные собрания явилось всего 17% внесенных в списки киевлян, в 1882 году и того меньше — 16,7%. Но это было не важно. Главное, чтобы голосовавших оказалось больше чем кандидатов.

Пытка голосованием

Сама процедура голосования была испытанием не для слабонервных. В определенный день киевляне приходили в три избирательные собрания по разрядам (после 1892 года - в единое избирательное собрание). Часто они собирались в самом помещении Думы. С годами по мере роста населения там становилось все теснее, и потому жителей предместий Киева — Верхней Соломенки, Кучменова и Протасова Яра, Батыевой горы — выделили в отдельный избирательный округ. Позже избирателей третьего разряда вовсе поделили на участки с целью избежать большого скопления людей.


Городская Дума – место избирательных собраний

Избирательное собрание возглавлял городской голова, а три его помощника подсчитывали голоса. Для каждого кандидата устанавливали персональную избирательную урну. Это был деревянный ящик, разделенный на две половины, со специальным отверстием для шара в каждой. Если киевлянин поддерживал кандидата - бросал шар в правое отверстие, если отвергал - в левое.

В избирательном собрании всегда было тесно и неуютно. Скапливались очереди, в суматохе обнаруживались лишние шары, которые пытались в пользу кого-то вбросить. Многие "коноводы" использовали технологию баллотирования огромного числа кандидатов, чтобы затянуть процедуру выборов. Бывало, что баллотированию подвергались почти все избиратели, присутствующие в собрании.

При этом не стеснялись откровенно агитировать прямо в день голосования на избирательном участке. "Зал городской Думы. Выборы в полном разгаре. В думской передней и прилегающих комнатах происходит самая беззастенчивая агитация. Здесь орудуют один крупный ресторатор, один представитель пивоваренного завода, делопроизводитель ремесленной управы и другие. Каждый из них прекрасно знает свою публику, превосходно понимает, кому и с какими обещаниями следует обращаться. Едва появляется избиратель, как они буквально набрасываются на него, стараются заручиться его голосом… Одним словом, происходила "ловля" избирателей в полном смысле этого слова". Так современник описывал атмосферу в день голосования.

Если избиратели первого разряда довольно быстро справлялись с голосованием, то второму для этого требовалось целый день и ночь, третьему же — минимум два дня. Даже самые мотивированные киевляне не выдерживали атмосферы замкнутого пространства избирательной комнаты, где от спертого и тяжелого воздуха даже не загорались свечи.

Избранным считался кандидат, набравший больше половины избирательных голосов всех избирателей. Если число избранных превышало число подлежащих к выбору гласных, тогда новым думцем считался тот, кто набрал больше избирательных шаров. При равенстве избирательных и неизбирательных голосов судьбу кандидата решал жребий. Всех выбранных сверх положенного числа записывали в специальный список кандидатов. В конце голосования по ним проводили дополнительную баллотировку, Забаллотированных к вторичной баллотировке уже не допускали.

Неделю городская управа принимала жалобы горожан относительно чистоплотности процедуры голосования, которых всегда было в избытке. При систематических нарушениях в дело мог вмешаться губернатор, подняв вопрос об отмене результатов голосования. Но на практике такого не случалось.

Блеск и нищета "отцов города"

В городской Думе заседали разные люди. Это были очень богатые предприниматели-миллионеры, которые лоббировали собственные интересы. Среди них:

Давид Марголин - сахарозаводчик, нефтепромышленник, владелец киевского трамвая, пароходства, водопровода и газоосвещения;

Лазарь Бродский - "сахарный король" Украины, владелец паровой мельницы и акционер городской канализации;


Миллионер Лазарь Бродский

Фридрих Михельсон - крупный домовладелец, основатель народных бань (в Думе получил прозвище "безгласный гласный" за свое постоянное молчание);

Яков Бернер - владелец большого кирпичного завода (рекордсмен пребывания на посту гласного - 23 года);

Семен Могилевцев - лесопромышленник, председатель биржевого комитета;


Гласный Семен Могилевцев

Николай Чоколов - владелец дрожжево-винокуренного завода (несколько лет был фактически главным архитектором города);

Густав Меринг - директор Домостроительного общества и Киевского коммерческого банка.

Кузницей кадров для городской Думы стали высшие учебные заведения - Университет святого Владимира (сегодня - университет им. Т.Шевченка), духовная академия, Политехнический институт.


Университет святого Владимира

Преподавательский состав ВУЗов активно включился в сферу управления городом. Например, в первой избранной Думе заседало 19 профессоров Университета и Академии. А будущий ректор Университета св. Владимира профессор Николай Ренненкампф не только избирался думским гласным, но и несколько лет был городским головой, получив от современников нелицеприятное прозвище "Рейнеке-лис". Доктор медицины Евгений Афансьев в качестве гласного способствовал устройству городской канализации. Историк Иван Лучицкий инициировал строительство отдельного помещения для Киевской городской публичной библиотеки. Доктор Богословия Иван Малышевский заботился об увеличении числа народных училищ в городе.


Гласный Иван Лучицкий

Но ряд киевских избранников оставили после себя недобрую славу. Это группа русских националистов-черносотенцев, которые всегда имели немалое представительство в Думе. Один из их лидеров - инженер Николай Добрынин, получивший от противников кличку "петух с Прорезной", запомнился постоянными скандалами и склоками, которые он устраивал в стенах Думы. И все же скандалист был любим избирателями - в городском парламенте он просидел 30 лет.

Его правые соратники Анатолий Савенко и Иван Сикорский (отец знаменитого авиаконструктора) вместо хозяйственной работы посвятили себе борьбе с "жидомазепинцами".

"Пора нам сказать: мы – сыны великого народа и здесь, в историческом Киеве, хозяева мы! Городское управление матери городов русских должно быть русским… Мы должны решительно сказать: мы - русские, и Киев - наш…", - взывал к избирателям думский гласный Сикорский.


Гласный Иван Сикорский

В 1913 году он вместе с другими думцами-националистами окончательно запятнал себя участием в так называемом деле Бейлиса. Черносотенцы обвинили еврея Менахема Бейлиса в ритуальном убийстве христианского мальчика. Сам Сикорский выступил на суде экспертом, доказывая, что евреи практикуют подобные ритуальные умерщвления, чтобы получить кровь для изготовления мацы.

В городской Думе черносотенцы яростно нападали на купцов-евреев, требовали, чтобы городское хозяйство контролировали только русские предприниматели, и выступали за развитие периферийных районов Киева.

На месте Думы сейчас Майдан

Некоторое время гласные Думы ютились в доме купца Назария Сухоты на Подоле. Но по инициативе градоначальника Павла Демидова архитектор Александр Шиле в 1874-1876 гг. возвел новое здание Думы на так называемой Крещатицкой площади. Большое здание, увенчанное фигурой архангела Михаила, стояло в аккурат на современном Майдане в пространстве между нынешним Главпочтамтом и Домом профсоюзов. Гласные переехали на новое место работы спустя два года, но остались недовольны обстановкой. Жаловались на тесноту, неудобство залов и кабинетов.


Танки Т-28 проезжают мимо здания бывшей городской Думы, 7 ноября 1938 года.

После революции здание облюбовал советский горсовет, а потом горком и обком компартии. В начале ноября 1941 г. Думу подорвали советские диверсанты. После войны ее остатки снесли, а на ее месте возникла площадь, сегодняшний Майдан Независимости.


Взорванное здание Думы в 1942 году.

Владимир Володько

Tags: XIX век, XX век, История, Киев, Политика, Пропаганда, Российская империя, СССР, Украина
Subscribe

Posts from This Journal “Киев” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments