Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Киев под нацистами: лживая пропаганда, безработица и голод. Серия 4

Серия 1
Серия 2
Серия 3


Автор Елена Насырова. Издательство ВАРТО

Остарбайтеры, городской быт, освобождение

Первые недели оккупации созданная в Киеве биржа труда располагалась на улице Покровской на Подоле. В середине октября 1941 года учреждение перемещается на Вознесенский спуск, 20. Это здание было построено архитектором Е. Ермаковым (проект при участии архитектора Е. Морозова) в 1901 году для Киевской духовной семинарии, потом, до войны и после, здесь находилось Киевское художественное училище (сейчас Национальная академия изобразительного искусства и архитектуры).


Нацистский флаг на здании Киевской биржи труда
Издательство ВАРТО


Исполняя приказ городского головы Оглоблина "Про обязательную явку безработных", киевляне идут регистрироваться на биржу труда. К концу октября "учтенных" оказалось 55 000, работу получили только 6000. Зато теперь власти могли контролировать каждого, чьи данные оказались в списках. Не явившихся на регистрацию признают саботажниками.

9 декабря 1941 года глава горуправы Багазий издает постановление № 239 "О мероприятиях по регистрации на бирже труда всех безработных мужчин". Там есть пункт: "Хлебные и продуктовые карточки на следующий месяц безработным мужчинам и их семьям выдавать только на основании карточки биржи труда с соответствующими отметками о явке в установленные дни".


Обращение к жителям Киева с призывом ехать на работу в Германию
Издательство ВАРТО


Оккупация принесла киевлянам массовую безработицу, город фактически остался без продовольствия, надвигалась зима. Нацисты делали все, чтобы физически уменьшить количество населения, поскольку жители Киева, как и других крупных городов, были для них "лишними ртами". Зато "великой Германии" требовались рабы.

Украинцев призывают "на помощь в строительстве новой лучшей Европы" и утверждают, что в Германии они получат хорошую работу. Первые объявления, подписанные "начальником бюро набора Уполномоченного по четырехлетнему плану для г. Киева" Яницким появляются в "Новом украинском слове" в начале февраля 1942 года.


Остарбайтеры на киевском вокзале перед посадкой в вагоны
Издательство ВАРТО


И колесо "четырехлетнего плана" начинает крутиться. В первую очередь, вывозили самых сильных и молодых — тех, кто может выполнять тяжелую физическую работу. Пункт сбора находился на улице Артема, 24. Сюда являлись далеко не все, получившие "повестку". Поэтому на базарах и в оживленных местах постоянно происходили облавы, хватали подходящих по возрасту и увозили в крытых машинах. Единственным шансом на спасение, но далеко не всегда, была "арбайтскарте" — карточка, свидетельствующая о наличии постоянной работы в Киеве. В соответствии с "разнарядкой" из города ежедневно отправляли в Германию сотни людей.


Страница пропагандистской брошюры
Издательство ВАРТО


С "полной отдачей" работает гитлеровская пропагандистская машина: в кинотеатрах Киева показывают фильмы о прекрасной жизни в Германии, на видных местах расклеивают плакаты и листовки с призывами ехать на работу, выпускают агитационные брошюры. И поначалу откликается довольно большое количество добровольцев, за три месяца "нового порядка" измотанных голодом, холодом, безработицей и страхом. 15 февраля 1942 года газета "Новое украинское слово" помещает большую статью "Работники прибыли в Германию". Это интервью с "немецким руководителем транспорта" [первого поезда с работниками — прим. ред.]. В противовес "коммунистическим подстрекателям и крайним националистам" он рассказывает, как тепло и сытно было в дороге, как прекрасно людей встретили в Галле и Эрфурте, разместив в "хорошо оборудованных бараках". Правда, о предстоящей киевлянам работе он распространяться не пожелал. После первых писем из Германии многим стало понятно, что не все так замечательно, как рассказывала нацистская пропаганда, и постепенно желающих ехать практически не осталось.

По-разному сложились судьбы остарбайтеров, многие сгинули в немецком рабстве, а кто-то навсегда остался на Западе и вполне прилично устроился. По данным исследователей всего за годы оккупации Киева на принудительные работы было вывезено от 100 000 до 120 000 человек.


Карбованцы, выпущенные Центральным эмиссионным банком Украины в Ровно
Издательство ВАРТО

Официальной денежной единицей на оккупированной территории был карбованец рейхскомиссариата Украины. Выпускать эти деньги начал в марте 1942 года Центральный эмиссионный банк в Ровно. А в обиход они попали летом 1942-го. До этого времени в обороте были советские деньги образца 1937–1938 годов, которые, наряду с "оккупационным карбованцем" остались единицей для расчетов и впоследствии, вплоть до изгнания нацистов с украинской территории. Соотношение карбованца рейхскомиссариата и советского рубля, который на украинском языке и на ценниках тоже назывался карбованцем, было установлено 1:1. Причем в июле 1942 года рейхскомиссар Украины Эрих Кох издал приказ, в соответствии с которым все советские деньги номиналом от пяти рублей и выше население должно было обменять на оккупационные карбованцы. Но наличные при обмене выдавали только на сумму до двухсот рублей. Все остальное зачислялось на беспроцентные банковские счета, выплаты по которым откладывались до "лучших времен", а точнее: до полной победы Германии в войне. То есть, говоря понятным языком, советские деньги попросту конфисковали.


На Евбазе. Фото 1942 года
Издательство ВАРТО


Зима 1941–1942 года отличалась сильнейшими морозами, причем топить было нечем. Но самое страшное — на город надвигался голод. Даже те, кто имел работу и соответственно продуктовую карточку — не в состоянии прокормить себя и семью. Продукты можно было приобрести только на рынках, где процветала спекуляция. Рынки становятся центральными узлами городской жизни. Сюда приезжают торговать крестьяне. Здесь же киевляне пытаются продать или выменивают на продукты какие-то сохранившиеся вещи.

О самом оживленном киевском рынке — Еврейском базаре (находился на территории современно площади Победы) киевляне сложили грустную шутку, что там есть все, кроме самих евреев.

1 января 1942 года в качестве новогоднего "подарка" газета "Новое украинское слово" публикует приказ полиции о запрещении "бартера". Первый пункт гласит: "Меновая торговля на базарах, улицах и площадях больше не допускается. Купля и продажа на базарах должна производиться за наличный расчет".


На Сенном базаре. Линогравюра Г. Малакова «"Расцвет" торговли» из серии "Киев в грозный час". 1967 год
Издательство ВАРТО


Еще один большой базар — Сенной — находился по соседству с Евбазом, на Львовской площади. Бойкая торговля на Сенном изображена на линогравюре Георгия Малакова.

На первом плане внизу — мальчик лет двенадцати, торгующий с лотка табачными изделиями. Напомним: большая часть трудоспособного населения Киева за несколько месяцев с начала 1942 года была вывезена на принудительные работы. В июне киевский городской голова издает постановление № 126 "Об обязательной работе детей 11–14 лет в пределах города Киева" и приказывает лишить продуктовых карточек несовершеннолетних, уклоняющихся от обязательного физического труда.


Немецкая пасхальная открытка 1942 года
Издательство ВАРТО


В отличие от красивых немецких видовых открыток времен первой оккупации 1918 года — где были улицы Киева, памятники, здания, пляжи, — пасхальная немецкая открытка 1942 года, выпущенная на плохонькой бумаге, представляет некий "ковровый базар в Киеве". Кому в голодном и разрушенном городе нужны были ковры и откуда они брались, остается непонятным.


Крещатик. Фото осень 1943 года
Издательство ВАРТО


В конце сентября советские войска освободили Бровары и Дарницу. 26 сентября в последний раз вышла газета "Новое украинское слово", в которой было опубликовано обращение к жителям города. Нацисты заявляли, что немецкие войска всеми силами будут защищать Киев. Районы в непосредственной близости от Днепра объявили боевой зоной, которую обязаны покинуть все местные жители. Причем зона эта ограничивалась улицами Дмитриевской и Саксаганского, находящимися от реки примерно в трех километрах. В эти же дни немецкие войска сжигают поселки на Трухановом острове и Предмостной слободке.

Ценой огромных человеческих жертв 6 ноября 1943 года советские войска освобождают город.


Советские войска возле дымящегося здания Киевского университета на ул.Владимирской
Издательство ВАРТО


Бегущие нацисты "довершают работы" по уничтожению центра Киева, начатые Красной армией в сентябре 1941 года. При отступлении немцы поджигают Дом обороны на Крещатике (сейчас примерно на этом месте находится гостиница "Днепр"), здание Публичной библиотеки (ныне Национальная парламентская библиотека Украины на ул. Грушевского), бывший Институт благородных девиц (после войны — Октябрьский дворец, ныне — Международный центр культуры и искусств на ул. Институтской), дома на ул. Владимирской, 19, Большой Житомирской, 9, Георгиевскому переулку, 2, на Львовской площади, взрывают здание Киевского университета им. Т. Г. Шевченко.


Вид центра Киева от современного майдана Незалежности до Софийской площади поздней осенью 1943 года
Издательство ВАРТО


В конце оккупации, длившейся 778 дней, в городе осталось около 180 000 жителей, то есть 20 процентов от довоенного населения. Киев лежал в руинах. Александр Довженко сразу же после освобождения писал: "Населения в Киеве практически нет. Есть небольшие кучки убогих, нуждающихся и нищих людей. Нет детей, нет девушек, нет юношей. Только бабы и калеки".

Фото из архива семьи Малаковых, частных коллекций С. Машкевича, М. Кальницкого, коллекции издательства ВАРТО и ЦГКФФАУ им. Г. Пшеничного
Источник - bigmir.net


Tags: 1939-1945, 1941-1943, Вторая Мировая, Голод, История, Киев, Нацизм, Оккупация, Пропаганда, Украина, Фото
Subscribe

Posts from This Journal “Оккупация” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments