Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Category:

Киев под нацистами: расстрелы евреев и лютый комендант. Серия 3

Серия 1
Серия 2


Автор Елена Насырова. Издательство ВАРТО

"Эвакуация" евреев

Представленная редкая фотография сделана оккупантом. На обратной стороне циничная надпись на немецком языке "Последняя эвакуация евреев. Киев, в сентябре 1941 года".

28 сентября 1941 года захватчики расклеивают в городе приказ на трех языках — русском, украинском и немецком. В нем говорится, что все евреи "города Киева и его окрестностей должны явиться в понедельник 29 сентября 1941 года к 8 часам утра на угол Мельниковой и Доктеревской улиц" [угол современных улиц Мельникова и Дегтяревской — прим. ред.], имея при себе "документы, деньги и ценные вещи". За неисполнение — расстрел. Появление этого приказа стало началом одной из самых ужасных страниц оккупации Киева, продолжением нацистского Холокоста.


Киевляне идут в Бабий Яр
Издательство ВАРТО


В течение трех дней, начиная с 29 сентября, в Бабьем Яру, были расстреляны 33 771 человек — старики, дети, женщины еврейской национальности и те не евреи — члены семей и знакомые, кто решился сопровождать своих близких.

За два года гитлеровского порабощения оккупанты убили там около 100 000 тысяч (некоторые историки называют цифру 150 000) советских граждан. Кроме евреев, — цыгане, подпольщики и партизаны разных национальностей, матросы Днепровского отряда Пинской военной флотилии, более 600 членов ОУН (в том числе практически вся редакция газеты "Украинское слово"), несколько футболистов киевского Динамо", некоторые представители киевского духовенства. Возможно, там же захоронили отравленных угарным газом пациентов киевской психиатрической больницы им. Павлова.

Антисемитизм

Антисемитизм в Германии, и соответственно на захваченной территории, был возведен в ранг государственной политики. 7 декабря 1941 года газета "Украинское слово" размещает на первой странице статью имперского министра пропаганды Геббельса. Один из главных тезисов: "Каждый еврей — это лютый враг немецкого народа. Покончить с ними окончательно — дело правительства".


Приказ № 5 коменданта Украинской полиции Киева
Издательство ВАРТО


Комендант Украинской полиции Киева Орлик в октябре 1941 года издает приказ, обращенный ко всем управляющим домами. Они обязаны подать сведения о проживающих в их домах евреях, коммунистах и сотрудниках НКВД. За укрывательство этих людей положена смертная казнь.

Комендантский час

Ранее, 29 сентября, газета "Украинское слово" публикует приказ коменданта города, которым запрещается передвижение горожан по улицам с 18 вечера до 5 часов утра по немецкому времени. В середине октября ужесточаются меры к нарушителям: за неисполнение приказа — расстрел.


Здание окрисполкома на Крещатике, 18 после поджога
Издательство ВАРТО


Город полностью лишен поставок продовольствия, но все трудоспособное население обязано приступить к работе. 6 октября [напечатано в "Украинском слове" 7 октября — прим. ред.] глава Городской управы предписывает всем, кто может работать, ежедневно являться на биржу труда к 7 часам утра. Утверждается, что там можно получить оплаченную работу. В объявлении, опубликованном на следующий день, говорится об обязательной регистрации на бирже всем безработным мужчинам.

Оставшиеся в городе подпольщики, избежавшие арестов в октябре, продолжают уничтожение зданий и сохранившихся объектов городского хозяйства. 22 октября комендант Киева объявляет о расстреле 100 заложников за акты саботажа.

Несмотря на такие жестокие меры, в ночь на 1 ноября 1941 года подпольщики подожгли здание бывшей городской думы (до войны — окрисполком). Это строение располагалось по адресу Крещатик, 18 и уцелело 24 сентября во время взрывов главной улицы. Сейчас на его месте спуск в подземный переход на майдане Незалежности по четной стороне Крещатика.

Взрыв Успенского собора


Руины Успенского собора Киева-Печерской лавры. Фото 1944 года
Издательство ВАРТО


Следующая акция — взрыв Успенского собора Киева-Печерской лавры 2 ноября 1941 года через 20 минут после посещения храма президентом Словацкой республики Й. Тисо в сопровождении высоких немецких чинов. Историки спорят до сих пор, кто осуществил взрыв — нацисты или оставшиеся в Киеве подпольщики.

Расстрел заложников

2 ноября комендант Киева генерал-майор Эбергард огласил:

"Случаи поджогов и саботажа, которые растут в городе Киеве, вынуждают меня принять решительные меры.

За это сегодня расстреляно 300 жителей Киева. За каждый новый случай поджога или саботажа будет расстреливаться значительно большее количество жителей".


Киевляне рассматривают объявление о расстреле 300 заложников. Рисунок Г. Малакова
Издательство ВАРТО


Заложников собрали из числа коммунистов и комсомольцев, на которых донесли управдомы, и просто случайных прохожих, имевших несчастье оказаться в этом районе. Рассказ об одной из казненных можно прочитать в книге "Киев 1939 –1945. Post scriptum" Д. Малакова. А брат автора — Георгий Малаков изобразил киевлян, которые читают наклеенное на стене жилого дома объявление о расстреле трехсот заложников. Рядом с объявлением — портрет "освободителя".

Массовые аресты

Дальше ситуация только усугубляется: 29 ноября за повреждения советскими подпольщиками линий связи нацисты убивают 400 заложников.

В ноябре начинаются первые массовые аресты и расстрелы среди украинской интеллигенции, искренне надеявшейся на первых порах, что немцы принесли Украине свободу и независимость. 13 декабря видит свет последний номер "Украинского слова". Одновременно прекращается выпуск еженедельника украинской литературы и искусства "Литавры". Вместо прежней газеты со следующего дня появляется "обновленное", откровенно коллаборационистское "Новое украинское слово".

Аресты, расстрелы, комендантский час, пожары, голод, а зимой еще и холод приводят к тому, что улицы города пустеют. Немногочисленные киевляне стараются без необходимости не выходить на улицу.


Остов "небоскреба" Гинзбурга на Институтской
Издательство ВАРТО


На фото — несколько случайных прохожих на фоне остова сгоревшего "небоскреба Гинзбурга" (сейчас на его месте находится высотное здание гостиницы "Украина") и неубранные еще противотанковые "ежи" в районе современного майдана Незалежности.

11-этажный доходный дом известного киевского строительного подрядчика Л. Гинзбурга, возведенный в 1910–1914 годах по проекту архитекторов А. Минкуса и Ф, Троупянского, был первым высотным строением Киева. Подробнее о здании и подрядчике можно прочитать в книге "Забудова Києва доби класичного капіталізму" / под ред. М. Кальницкого, Н. Кондель-Перминовой.

Киев в руинах


Разрушенное здание киевского цирка
Издательство ВАРТО


Здесь разрушенный "небоскреб Гинзбурга", располагавшийся по адресу Институтская (до войны улица 25 Октября), 16–18 виден со стороны улицы Николаевской (до войны Карла Маркса, а сейчас Архитектора Городецкого). На первом плане — уничтоженное взрывом здание Киевского государственного цирка (бывшего цирка "Гиппо-Палас" Крутикова).


Руины "Детского мира" на Прорезной
Издательство ВАРТО


Превращенный в руины совершенно пустой Крещатик на углу с улицей Прорезной. Слева на снимке — остатки дома, где располагался магазин Детский мир". На первом этаже этого здания прогремел первый взрыв и начался пожар, поглотивший главную улицу Киева.


Уничтоженный взрывами квартал возле ЦУМа
Издательство ВАРТО


Вид сверху на Центральный универмаг, чудом уцелевший в пожаре. Все старые строения правее ЦУМа разрушены. При восстановлении Крещатика, после войны, это место заполнят достроенное крыло универмага и здание, в котором разместится Киевский горсовет (теперь Управление делами Киевской горадминистрации, Крещатик, 36).


Завалы на нечетной стороне Крещатика
Издательство ВАРТО


А на этой фотографии можно рассмотреть руины на нечетной стороне Крещатика в квартале между Театрштрассе (так немцы назвали улицу Ленина, теперь улица Богдана Хмельницкого) и Прорезной.


Сгоревшее здание универмага на углу Лютеранской и Крещатика
Издательство ВАРТО


Немецкий патруль возле сгоревшего здания еще одного универмага, находившегося на довоенном Крещатике. Это бывший дореволюционный торговый дом "Людмер и сыновья" на углу Лютерштрассе (до и после войны она называлась улицей Энгельса, сейчас Лютеранская). В 1950-е годы эта улица, ранее выходившая непосредственно на главную киевскую магистраль, оказалась "спрятанной" за арку в доме по Крещатику, № 21.

Фото из архива семьи Малаковых, частных коллекций С. Машкевича, М. Кальницкого, коллекции издательства ВАРТО и ЦГКФФАУ им. Г. Пшеничного
Источник - bigmir.net


Tags: 1939-1945, 1941-1943, Вторая Мировая, Евреи, История, Киев, Нацизм, Оккупация, Украина, Фото
Subscribe

Posts from This Journal “Оккупация” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments