Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Category:

11 историй о великих художниках и невыносимых зрителях



Байки о художниках — тема неисчерпаемая. Их жизнь неотделима от творчества, а поступки часто экстравагантны и непонятны для окружающих. В сегодняшней подборке — менее известные истории о том, как трудно порой мастерам общаться с теми, для кого они создают свои шедевры.


«Когда б вы знали, из какого сора...»

Как-то зимою в «Пенатах» Корней Иванович Чуковский, разговаривая с Ильёй Репиным на воздухе, увидел, что у него под ногами на белом снегу какая-то собака оставила жёлтую лужу. Чуковский машинально стал носком сапога сгребать снег, чтобы засыпать неприятное пятно...

Вдруг Репин застонал страдальчески:

— Что вы! Что вы! Я три дня хожу сюда любоваться этим чудным янтарным тоном...


Подтверждение авторства

Летом, по средам, репинские «Пенаты» были открыты для посетителей.

Однажды, когда Илья Ефимович гулял по саду в ожидании гостей, к нему подошли три хорошо одетых господина, по виду, петербургские нувориши. Купив по случаю картины, якобы написанные Репиным, они приехали показать покупку художнику, чтобы подтвердить его авторство.

Приезжие с достоинством разложили приобретенные холсты: запорожец с голубыми усами, бурлак на фиолетовом фоне и портрет Льва Толстого, скопированный с базарной открытки... Зато на каждом холсте была в совершенстве изображена размашистая репинская подпись. Илья Ефимович, скорый на гнев, при одном взгляде на эти дешевые подделки cхватился за сердце и закричал:

— Ирокезы! Троглодиты! Скотинины!

Обиженные гости стали молча упаковывать свои приобретения, а один из них тихо и укоризненно произнес:

— Напрасно вы, Илья Ефимович, отказываетесь. Картины — первоклассные!


Что-нибудь в масле

Как-то в мастерскую к французскому художнику Полю Сезанну зашёл в богатый, но прижимистый покупатель:

— Мсье, нет ли у вас чего-нибудь недорогого, желательно, в масле?

— В магазине напротив вы можете приобрести банку сардин! — презрительно ответил художник.


Поль Сезанн «Большие Купальщицы»


Магия имени

В юности французский художник-импрессионист Огюст Ренуар увлекался черной краской, о чём потом часто сожалел. Однажды во время путешествия в Англию некий любитель живописи похвастался ему:

— У меня есть картина Теодора Руссо! Это — шедевр!

Огюст Ренуар попросил показать. Англичанин привёз его к себе, на цыпочках — из уважения к произведению мастера — подошел к картине и сдернул с нее занавеску.

— Смотрите! — сказал заворожено он.

— Гм-м... не правда ли немножко черно? — робко спросил Огюст Ренуар.

— Что вы, юноша! Это — настоящий шедевр, и спорить тут не о чем!

Огюст Ренуар с удовольствием выслушал похвалы, а потом сообщил:

— Знаете, а ведь автор этой картины — я!

Он ожидал нового приступа восхищения от этого любителя живописи. Но тот возмутился:

— Вот мерзавец, этот торговец картинами! Всучил мне под видом Теодора Руссо какого-то жалкого Ренуара!


Когда шедевр закончен

У Ренуара был приятель, который обожал давать ему советы. Однажды он наблюдал за художником, когда тот рисовал этюд обнаженной женщины. Когда художник отложил кисть, приятель запротестовал:

— Ах, Ренуар, ну если бы еще два-три мазка! Ведь не закончено!

— Вот как! — изумился Огюст Ренуар. — Благодарю покорно, а я-то думал, что о своих работах только я и могу судить, когда они готовы?

— И как же это? — поинтересовался приятель.

— Весьма просто, — отвечал Ренуар. — Когда я чувствую желание хлопнуть изображенную на полотне даму по заднице, значит, ничего больше в эту картину добавлять не нужно.


Рецепт успеха

Известного французского скульптора Антуана Бурделя как-то спросили: «Творчество творчеством, но что нужно сделать художнику, чтобы прославиться?»
Бурдель ответил: «Создайте шедевр, вот и все».


Э. А. Бурдель. Портрет Людвига ван Бетховена. Бронза. 1902


Хитрость Рембранта

Рассматривать картины Рембрандта надо с некоторого расстояния. Однако современники этого упорно не понимали, и все норовили подойти вплотную к холсту, чтобы разглядеть мазок.

— Не стойте слишком близко! — говорил в таких случаях живописец. — Это очень опасно. Вредные испарения, которые идут от красок, могут вызвать у вас головную боль!

Покупатели испуганно отскакивали и глядели на полотна как раз с нужной дистанции.


Как аптекарь учил Поля Гогена живописи

Один аптекарь заказал Полю Гогену картину.

— Только, знаете ли, я хочу, чтоб она была простой и понятной, — попросил он.

Гоген взялся за дело со всей ответственнос­тью и написал картину «Белая лошадь».

— Месье, но ведь эта лошадь — зеленая! — недовольно воскликнул аптекарь, увидев карти­ну. — Зеленых лошадей не бывает!

— Любезный, — с достоинством отвечал ху­дожник, — разве вы никогда не замечали, каким зеленым кажется все вокруг, когда вечером, удоб­но устроившись на веранде в своей качалке, вы отдыхаете с полузакрытыми глазами?

— Я заплатил вам пятьсот франков и за эти деньги хочу получить другую картину, — реши­тельно ответил заказчик. — Картину, которой можно любоваться при дневном свете и не зак­рывая глаз!

Тут уж Гоген не нашёл, что возразить.


Поль Гоген, «Белая лошадь», 1898 г.


Положение обязывает

Как-то раз художник Игорь Грабарь привез к уже состоявшемуся живописцу Василию Сурико­ву одного коллекционера.

Суриков встретил го­стей радушно. Стал показывать этюды на про­дажу. Гость время от времени спрашивал о цене и качал головой:

— Что вы, Василий Иванович, разве можно так высоко оценивать такой крошечный этюдик?

Цена была — 5000 рублей.

— Уступите, Василий Иванович, — попросил Игорь Грабарь.

Суриков вздохнул:

— И хотел бы, да имя не позволяет!


В гостях у Пикассо

Пабло Пикассо однажды водил по дому гостей и показывал им свои творения.

— Вот это — мой автопортрет.

Гости оглядели вполне «кубическое» полотно с совершенно искаженными чертами лица.

— А это портрет моей жены, — показал следующую картину Пабло Пикассо.

Еще хуже.

Один из гостей растерянно пробормотал:

— Надеюсь, детей у вас нет?


Пабло Пикассо. Автопортрет


Я умею рисовать

Как-то раз к Дали заявился журналист и принялся ему доказывать, что его искусство — всего лишь следствие того, что он не умеет рисовать.

Говорил он страстно и долго. Все это время художник сидел напротив и невозмутимо черкал в блокноте ручкой. А когда журналист закончил свою обличительную речь, Дали показал ему свой рисунок: статуя Венеры Милосской с пририсованной к ней головой самого журналиста! Сочетание получилось жуткое, но сходство — фотографическое: и со скульптурой, и с обвинителем. Причем все тени, полутени и прочие условия академического рисунка были соблюдены мастерски.

— Теперь вы убедились, что я умею рисовать? — спросил Дали. — Тогда до свидания, сударь.

Источник - Избранное

Tags: Арт, Байка, Знаменитости, История, Юмор
Subscribe

Posts from This Journal “Юмор” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments