Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Царевна оперы Надежда Забела-Врубель

Много горя перенесла ее тонкая, прекрасная хрупкая душа



У Нади Забелы был голос неземной красоты и такая светлая душа, что казалось, жизнь её будет чудесным восхождением к вершинам гармонии и совершенства. Но судьба готовила ей иной жребий… «Вообще неимоверно тяжело жить на свете, и я часто думаю, что у меня скоро не хватит энергии петь и бороться за существование», — напишет она в письме Н. А. Римскому-Корсакову в декабре 1902 года…



Она родилась в городке Ковно, нынешнем Каунасе, 20 марта 1868 года. Старинный род, к которому принадлежал Надин отец, начальник казённой палаты, прославил в XIX веке поэт-самородок Виктор Забела. А родная сестра отца Анна стала женой художника Николая Ге, и украинский хутор Плиски, где обитало семейство живописца, стал настоящим храмом искусства.

Надя и ее старшая сестра Катя часто бывали в Плисках, и их восторженные, восприимчивые натуры радостно впитывали в себя необычный уклад. Музыкально одарённая Надя с детства мечтала петь, и киевский институт благородных девиц, который она закончила с золотой медалью, ещё более укрепил её желание. Девушка грезит о столичной консерватории. В Петербурге судьба улыбается ей в лице Натальи Ирецкой — тонкого вокального педагога, сразу оценившей идеально чистый голос юной соискательницы.



Знаменательным станет уже первое выступление в оперном спектакле. Исполнение партии Натальи в консерваторской постановке «Опричника» П. И. Чайковского привлечёт к студентке внимание самого композитора. Этот декабрьский день 1888 года принесёт ей большую радость и утвердит в правильности избранного пути.

13 января 1891 года Надежда Забела дебютировала на сцене Панаевского театра в партии Леоноры в опере Бетховена «Фиделио». Петербургская критика отнеслась к ней очень благожелательно. «Биржевые ведомости» писали: «Конечно, молодой артистке придётся ещё много поработать и усовершенствовать себя, так как в пении и игре её ещё есть недочёты, особенно в умении держаться на сцене… Но и теперь уже молодая артистка выказывает горячность исполнения и чувство…»



Турне с Антоном Рубинштейном по городам Германии, уроки в Париже у знаменитой Марии Маркези, работа в Киевской и Тифлисской опере, которыми будут заполнены последующие годы, принесут опыт и хорошую прессу. Но… традиционный лирико-колоратурный репертуар, развивая голос, не трогал души.



В 1895 году Забела поступила в труппу Московской частной оперы. На гастролях в Петербурге театр представил на суд публики оперу-сказку «Гензель и Гретель» композитора Гумпердинка. И в простенькой роли певица буквально околдовала зал. Впечатление было столь сильным и необычным, что и спустя пять лет критик русской музыкальной газеты переживал увиденное свежо и зримо: «Занавес поднялся, и на сцене действительно — славная детская парочка, совсем как у стариков Гримм!… Какая милая плутовка эта Гретхен; как она славно поёт свою песенку! Но ещё, пожалуй, лучше она в лесу, её песенка, её молитва с Гансом… страх перед ночными недругами — страшилищами детского вымысла; потом её заботы о братишке, хлопоты с колдуньей… Она ещё совсем ребёнок, маленький, худенький, со смелыми смеющимися глазками, а голосок… пожалуй, старики Гриммы заслушались бы…». Русская сцена обрела певицу с редкостным ощущением сказки, равной которой уже не будет никогда.



Петербургские гастроли подарили Забеле встречу с Михаилом Врубелем. «На одной из репетиций, ещё первоначальных утренних, я во время перерыва (помню, стояла за кулисой) была поражена и даже несколько шокирована тем, что какой-то господин подбежал ко мне и, целуя мою руку, воскликнул: «Прелестный голос»… Так чувствителен к звуку голоса М. А. был всегда. Он тогда еле мог разглядеть меня — на сцене было темно; но звук голоса ему понравился». Ее дивные глаза, пленительная женственность дополнили впечатление. Врубель обрёл свою «музу», он окружил молодую певицу заботой, восхищением… 28 июля 1896 года в Женеве они сочетались законным браком. Счастье стало зримым и казалось бесконечным.



С осени 1897 года Михаил Врубель и Надежда Забела работают в Московской частной опере. Мамонтовский театр с его смелыми экспериментами, непрекращающимися творческими поисками станет сценой, где наиболее полно раскроется дарование певицы. Эти годы принесут ей встречу с оперным гением Римского-Корсакова и огромное счастье истинного служения искусству. Римский-Корсаков впервые услышит её 26 декабря 1897 года в своей опере «Садко» (партия Волховы). Он увидит певицу будто бы шагнувшую из недр его партитуры, из причудливых сказочных фантазий, материализовавшуюся плоть своей музыки. Их сотрудничество — удивительная страница в истории русской музыки. «Лучше Вас никто моих сопрановых партий не пел и не споёт», — напишет композитор в письме 1899 года. Специально для Забелы им будут написаны партии Марфы в «Царской невесте», Царевны Лебеди в «Сказке о царе Салтане» и Царевны Ненаглядной Красы в «Кащее Бессмертном».


Врубель, Михаил Александрович. Царевна-Лебедь. 1900
Холст, масло. 142,5 × 93,5 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва
Викисклад


Её исполнительское мастерство достигает небывалого расцвета. Радость творчества дополняет гармония семейной жизни. 4 сентября 1901 года Надежда Ивановна становится матерью, в жизнь семьи входит крошечное бесконечно любимое создание — сын Савва. В ноябре она вновь поёт на сцене, много работает и Врубель. Но в жизни незримо наметился новый поворот…

В первые месяцы 1902 становится очевидным тяжёлое душевное заболевание художника и необходимость помещения его в психиатрическую больницу. Забела тяжело переживает страдания горячо любимого человека. А летом умирает ее отец и тяжело заболевает мать. В период борьбы за выживание вступает частная опера. Но самое страшное обрушивается на певицу весной 1903 года: «Очень тяжело писать о тяжком горе, постигшем меня, но почему-то не хочется, чтобы Вы узнали о нём стороной, — пишет она в письме Римскому-Корсакову, — 3-го мая скончался мой сын Саввочка в Киеве, куда мы приехали, чтобы, переночевав, ехать в имение фон Мекка и там проводить лето. Саввочка дорогой заболел и в 5 дней в Киеве скончался… Я чувствую себя страшно несчастной, помимо страшного сожаления о том, что его нет, что он не будет жить, что разбиты все надежды, которые на него возлагались, ещё чувствуешь какое-то ужасное раскаяние, как будто виновна в его смерти. Вообще ужасно и, право, я не знаю, как жить, за что зацепиться…»



Тем временем состояние Врубеля ухудшается, а с банкротством Мамонтова и последовавшим закрытием частной оперы Надежда Ивановна оказывается без средств к существованию. Дебют в Большом театре ничего не дает, не ко двору она и в Мариинском. Лишь помощь Ирецкой, использовавшей свои придворные связи, помогла Забеле оказаться на сцене казённой оперы. Театр принял ее более чем недружелюбно — в Мариинском не было недостатка в своих певицах, а директор императорских театров Теляковский, вынужденный «насильно» принять артистку в труппу, настойчиво подчеркивал, что взята она лишь как жена знаменитого художника Врубеля.

Врубеля не стало 1 апреля 1910 года, в 1911 году певицу уволили из Мариинского театра, на сцену которого она и без того выходила крайне редко. Единственной отрадой последних лет стали выступления в концертах и память о дорогих людях.

«Царевна русской оперной сцены» умерла в Петербурге июньской ночью 1913 года. Ей было 45 лет.



«Много горя перенесла ее тонкая, прекрасная хрупкая душа, — писала Анна Врубель в письме Михаилу Гнесину, — но пока она чувствовала себя жрицей у очага искусства, находились силы и мужество; когда же пришлось отойти, быть устранённой от этого очага, сил больше не стало…»

Автор Светлана Рухля
Источник - www.wild-mistress.ru


Tags: XIX век, XX век, Женщина, Музыка, Опера, Российская империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments