Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Волшебный комсомолец. Серия 3

Серия 1
Серия 2



Режиссер Абрам Роом и оператор Юрий Екельчик на съемках фильма «Строгий юноша», 1934

3 сентября 2009 года
Пожелания группе Немоляева

…И если путь Рудди по пьесе труден, труден был и путь группы в создании этой картины. Сценарий — доапрельский. В том виде, как его пустили в производство, это был чертеж типичной агитпропфильмы. Сценарий напоминал мешок, в который в беспорядке напихали несколько драк, футбольное состязание, кучу наспех выхваченных нравоучительных вырезок из газет. Расчет был на то, что «драку и футбол Немоляев здорово сделает, а остальное само проскочит». Группу ожидали тяжелые уроки; ей пришлось «на опыте узнать, что ничего не «проскакивает само».

На ходу, без перерыва в съемках, холодные схематические фигуры должны были превратиться в персонажи с живыми отношениями к друг другу. Сценарий понемногу набирал теплоту, мягкость, находил свои композиционные очертания.

Так возникла дружба Рудди и его братишки, отец и Рудди вступили в ясные отношения с друг другом, четкой стала линия дружной семьи. Ушла из сценария неизбежная забастовка; оставшиеся стачечные пикеты, непременная принадлежность наших фильм на зарубежном материале, сжались и значительно утеплились.

Углубившись в разработку сценария, режиссер все больше овладевал материа­лом, но, к сожалению, у него не всегда оставалось достаточно свежих сил для режиссерского раскрытия отдельных сцен и отдельных деталей. Но все-таки Немоляев нашел свой почерк.

Самое главное, что я подмечаю в нем: у этого режиссера в ходе работы над «Карьерой Рудди» появились серьезные задатки умения чувствовать сквозную линию. Появились и то творческое мужество, и творческая настойчивость, которые нужны, чтобы эту сквозную линию держать, оттенять, не засорять сторонним шлаком. С этим связано чувство драматургического ритма и драматургического такта. С помощью такого уменья одерживаются лучшие режиссерские победы.

В последние полгода фильма работалась с выполнением плана на 103 процента. И это достижение надо взять с собой молодой группе в дорогу на 1934 год 21.



Два билета на спектакль «Дама с камелиями». 22 марта 1934 года

8 сентября 2009 года

Сегодня, несомненно, счастливый день. В Музее кино удалось найти порядка пятнадцати фотографий Дмитрия. Только сейчас я понял, какую колоссальную роль в становлении героя играют фотографии. И речь не о дополнительном иллюстративном материале к фильму, — я мог бы сделать фильм и на имеющемся материале, он был бы скуднее, но, может быть, трагичнее, острее. Но эти новые фотографии дали мне возможность почувствовать материальность моего героя. Как будто человек собирается по частям. Я начинаю видеть, как он ходит, как оборачивается на крик, как вскидывает голову, волнуясь.

12 сентября 2009 года

Тем временем Алексей Консовский дебютирует в спектакле Мейерхольда «Дама с камелиями»… И уже в 1936 году он был высоко оценен критиком А. Константом в статье «Дебютанты».
А. Консовский, несмотря на свою юность, уже прошел сложный театральный путь. Учеба у Мейерхольда, удачные эпизоды и маленькие роли в «Свадьбе Кречинского», «Вступление», «Дама с камелиями», недолгое пребывание в нескольких молодых студиях, радио, концертная эстрада, кино — все эти блуждания и кратковременные остановки характеризуют его как ищущего молодого актера. Лукавый и бесстрастный секретарь, простоватый и растерянный Тишка, заспанный отрок из трактира, провожающий оскорбленных Муромских, парижский пшют 70-х годов, гордый и пылкий венецианец XVI века — вот актерские работы Консовского в театре.

Большинство из этих ролей были поручены ему скорее исходя из его внешних, чем внутренних данных. Поэтому ему, например, не удался Буланов в «Лесе», роль которого ему приходилось дублировать в театре им. Мейерхольда. Буланов в транскрипции Мейерхольда — это классический «фат», а Консовский по своим внутренним данным настоящий «лирический простак» 22.

13 сентября 2009 года

Следующая встреча Дмитрия Консовского и Абрама Роома произошла на съемочной площадке «Строгого юноши». Наступил его последний, 1934 год.

14 сентября 2009 года

В 1980 году в музей Национальной киностудии имени А. П. Довженко пришла женщина. В руках у нее была амбарная книга, которая хранилась в ее доме больше сорока лет. Вероятно, хозяйке тяжело было с ней расстаться, поскольку содержанием книги были рабочие материалы фильма «Строгий юноша», собранные Исаем Леликовым, ассистентом Абрама Роома.

Дневник ассистента режиссера.
Исай Леликов умер в 1946 году, его жена Александра Николаевна Лызлова-Леликова сохранила, пронесла сквозь войну и оккупацию его материалы: раскадровки, которые делал ассистент для режиссера; хронику съемок; варианты решения разных сцен; записи обсуждений отснятого. Бесценный материал, позволяющий реставрировать, пусть и фрагментарно, ход работы над фильмом, динамику авторского решения, режиссерскую лабораторию — между строкой и кадром 23.

В предисловии к ним, на титульном листе «Делового календаря», рукой Исая Леликова написано:
Едва ли можно назвать эти сборники «Монтажных Листов» и др. материалов и черновиков, которые мною собираются в процессе работы над фильмой «Строгий юноша», общим достоянием съемочного коллектива, в смысле всестороннего и полного отражения всех участников работы. Здесь я совершенно не интересуюсь вопросами финплана и сметы. А преимущественно собираю все относительно художественно-творческого создания фильма, через собственное участие в этом процессе. Однако, работая сам над фильмой, я в известной мере отражаю и работу др. творческих работников и гл. образом своего рук-ля — А. Роома 24.

15 сентября 2009 года
Режиссер, отнюдь не претендовавший на соавторство, как будущий постановщик участвовал в создании сценария. Писали сценарий в Одессе. Через 29 дней в шкафу гостиницы «Континенталь» накопилась груда исписанной бумаги, черновики, а Роом и Олеша с готовым сценарием отправились сначала в Харьков, к А. Е. Кор­ней­чу­ку, литературному консультанту Киевской фабрики, а затем в Киев. <…> В Киеве сценарий был принят безоговорочно, а будущий фильм наперед зачислен в разряд выдающихся работ 25.


16 сентября 2009 года
Писатель Ю. Олеша закончил работу над сценарием «Волшебный комсомолец». Тема фильма — «третий комплекс ГТО», морализированный комплекс поведения нового человека. Киевская кинообщественность, дирекция фабрики и руководство треста «Украинфильм» приняли сценарий безоговорочно и считают его выдающимся произведением искусства. На подготовку фильма намечен режиссер А. Роом. В первом квартале 1935 года фильм выйдет на экраны 26.

Режиссер долго не мог решиться. В сценарии Ю. К. Олеши был выписан некий недостижимый, но желаемый тип человека. Первый вариант сценария назывался «Волшебный комсомолец». Успех дела зависит от актера, играющего волшебного комсомольца. Олеша дает ему земное имя — Гриша Фокин, но от этого не легче. Задача режиссера — найти в Советском Союзе юношу, обладающего помимо актерского таланта и обаяния, помимо достойных внешних данных, еще и внутренним содержанием, тайной, что сидит внутри актера и светится в его глазах.

Волшебный — значит, небытовой тип. Немного над всеми…

17 сентября 2009 года

Абрам Роом рискует и отправляется в экспедицию, не имея актера на главного героя.
Группа сидела у самого синего моря, грелась в лучах южного одесского солнца и…почти ничего не снимала. Все шло на холостом ходу, впустую… 27.

В «погоне за солнцем» коллектив А. Роома выехал в Одессу, не имея законченного режиссерского сценария. Не был подобран актерский ансамбль. В то время как коллектив уже находился в киноэкспедиции, ассистент метался между Киевом, Москвой и Ленинградом. Лишь в конце октября артист Дмитрий Консовский приехал в Одессу для совместных съемок со Штраухом 28.


Писатель Юрий Олеша

18 сентября 2009 года

С этих слов Ю. Олеши можно начать фильм.
Есть тип мужской наружности, который выработался как бы в результате того, что в мире развивалась техника, авиация, спорт. Из-под кожаного козырька шлема пилота, как правило, смотрят на вас серые глаза. И вы уверены, что когда летчик снимет шлем, то перед вами блеснут светлые волосы. Вот движется по улице танк. Вы смотрите. Под вами трясется почва. Вдруг открывается в спине этого чудовища люк, и в люке появляется голова. Это танкист. И, разумеется, он тоже оказывается светлоглазым. Светлые глаза. Светлые волосы, худощавое лицо, треугольный торс, мускулистая грудь — вот он, тип современной мужской красоты. Это красота красноармейцев, красота молодых людей, носящих на груди значок «ГТО». Она возникает от частого общения с водой, машинами и гимнастическими приборами. Вот такой человек стоит сейчас перед Машей, на траве среди ромашек, в ярком сиянии солнца. Встреча 29.

Лучше сказать о Дмитрии сложно.

20 сентября 2009 года
Это тип юноши, каким мы мечтали стать, когда были молодыми 30.

К тому же актер должен быть сильным: чтобы произносить монологи Олеши, нужно убедительно звучать. Зритель, слушая их, должен был оторваться от грешной земли, подняться вверх вместе с креслом зрительного зала и увидеть будущее. Светлое. Настоящее, видимо, и тогда мало устраивало Юрия Карловича. Брутальные тридцатые! Их герои ранили писателя. Все чаяния у него были связаны с будущим. Нежность.
Целый ряд человеческих чувств кажется мне подлежащим уничтожению. Например? Чувства жалости, нежности, гордости, ревности, любви — словом, почти все чувства, из которых была создана душа человека кончающейся эры. Эра социализма создаст взамен прежних чувствований новую серию состояний человеческой души. Вы, я вижу, не понимаете меня? Гонениям подвергается коммунист, ужаленный змеею ревности. И жалостливый коммунист также подвергается гонениям. Лютик нежности, ящерица тщеславия, змея ревности — эта флора и фауна должна быть изгнана из сердца нового человека. Вы извините, я говорю красочно, витиевато. Вам не сложно? Благодарю Вас! Воды?! Нет, я не хочу воду. Я люблю говорить красиво 31.

И вложил этот монолог Олеша в уста, скажем так, «не героя». «Жалкого клоуна». И симпатии писателя не на его стороне. Нежность, жалость, ревность, страдание — вот чему хотел дать прописку в будущем Юрий Олеша.


Дмитрий Консовский в роли Гриши Фокина. «Строгий юноша». Реж. Абрам Роом, 1934

21 сентября 2009 года

Конечно, местом действия «Строгого юноши» Олеша мог выбрать только Одессу — город своего детства. Ему нужно солнце, зной, «чердаки, прожигаемые солнцем, желтый солнечный запах, груды солнца».
Желтые жаркие дни в дынных корках, в чаду жарящейся рыбы, криках кухарок и разносчиков, взвизгиваниях ножей… атмосфера чувственного благополучия 32.

Место действия здесь уже персонаж. И любовный треугольник — всего лишь фигура. Отвлекающий маневр, форма для того, чтобы говорить о третьем комплексе ГТО, о философии страдания человека в будущем обществе.


Ольга Жизнева в роли Маши Степановой и Дмитрий Консовский в роли Гриши Фокина в сцене на даче профессора Степанова. «Строгий юноша». Реж. Абрам Роом, 1934

24 сентября 2009 года
На Киевскую фабрику возвратилась из экспедиции группа режиссера А. М. Роома, снимающая фильм «Строгий юноша». Натурные съемки производились в Одессе. В этом году предполагалось снять в экспедиции все натурные эпизоды на даче профессора Степанова. Но экспедиционный план съемок выполнить не удалось. Снято лишь незначительное количество сцен с Цитроновым (Штраух), Машей (Жизнева) и Гришей Фокиным (Д. Консовский).

План натурных съемок был сорван в силу неорганизованности экспедиции. Виноват и А. М. Роом, и дирекция Киевской фабрики, отправившая в экспедицию совершенно неподготовленную группу.

Для окончания съемок дачи профессора Степанова коллектив режиссера А. Роома будет вынужден весной 1935 года снова выехать в Одессу. Весной будущего 1935 года будут сняты и основные натурные сцены: «стадион», ж/д станция, улица города. Сцены, происходящие на даче профессора Степанова, — эпизод из сна Гриши (Д. Консовского) — будут сниматься в павильоне.

Теперь положение несколько изменилось. Роль Степанова исполнит Ка­ча­лов (Юрьев), режиссерский сценарий утвержден. С 10 декабря в Киеве начнутся съемки в ателье. В декабре и январе будут сняты павильоны костюмированного оперного зала + театр с участием Качалова (Юрьева). В январе — павильоны в Москве. В июле 1935 года картина должна быть готова 33.

Но все пошло по-другому.


Ольга Жизнева в роли Маши Степановой и Дмитрий Консовский в роли Гриши Фокина в сцене на даче профессора Степанова. «Строгий юноша». Реж. Абрам Роом, 1934

25 сентября 2009 года

Ирина Николаевна Гращенкова рассказала, что для кадра «Гриша Фокин за решеткой дома Степанова» искали особенную ограду. Нашли. Массивная, чугунная ограда надежно защищала детский туберкулезный санаторий. Ее демонтировали, привезли к месту съемок. Ограда была необыкновенно тяжелая. «Просто режиссер давно видел такой выразительный кадр: фигура героя за кованым кружевом ограды в стиле модерн, перегородившей весь план». В фильме Роом доведет этот образ «чужой ограды» до предельной остроты. Железные узоры словно врезаются в лицо Гриши.

Начал ли он сниматься в павильонных сценах в Москве, если был арестован 3 декабря ночью?


Ольга Жизнева в роли Маши Степановой и Дмитрий Консовский в роли Гриши Фокина. «Строгий юноша». Реж. Абрам Роом, 1934

26 сентября 2009 года

Гриша Фокин и Степанов — соперники, но не антагонисты. Да и чувства здесь не главное. Это не любовный треугольник и не буря страстей. Это идеи, одетые в пиджак профессора, платье профессорской жены, рубашку комсомольца. И под каждым — рука кукольника Олеши. Он и Степанов, обращенный в старое доброе прошлое, и Гриша, вперед идущий. Но никуда они не пойдут и ничего не сделают. Они идеи, бесплотные кинотени.

Вот почему в «Волшебного комсомольца» так вцепились поборники реализма. Но это не форма без содержания. Здесь не люди, а концепции говорят. Если бы противники Олеши взглянули под этим углом — все бы для него закончилось в год выхода пьесы.

Второй комплекс ГТО — это система качеств гражданина Советского Союза, готового к социалистическому труду и обороне отечества. Тогда что же такое третий комплекс?
Во-первых, скромность. Чтобы не было грубости и развязности. Дальше: искренность. Чтобы говорить правду. И т. д.  34.

В скором будущем эти слова объяснят смелое поведение Консовского на допросах.

А эти вступят в противоречие с истинными мыслями актера:
Гриша Фокин скажет, что равенство при социализме искореняется понятием соревнования. На лучших следует равняться, а лучшие — это вожди 35.

Но рифмой жизни Консовского станет теория всепобеждающего страдания от профессора Степанова.
Когда в мире нет денежного тумана, нет разделения на богатых и бедных, то страдание становится законной частью человеческой жизни. Так я думаю. И мне кажется, что я не ошибаюсь. И я думаю, что уметь переносить несчастья — есть высшая человечность 36.

Олешу сравнивали с Оскаром Уайльдом и его De Profundis. Надо ли говорить, что крайний индивидуалист Уайльд был не в чести.
Временами мне кажется, что страдания — единственная истина. Все другие ощущения могут быть обманом зрения или обманом желаний, они созданы, чтобы делать слепыми глаза и гасить желания. Только из страдания создаются миры. Где рождается ребенок и звезда — там и боль. Более того, страдания — напряженнейшая, величайшая реальность мира.

Теперь же мне кажется, что любовь, какого рода она бы ни была, — единственное возможное объяснение той чудовищной безмерности страдания, которое разлито на свете. Я не могу себе представить другого объяснения. Я убежден, что другого нет. И если действительно миры, как я раньше сказал, создаются страданием, то они создаются силой любви: потому что иначе не могла бы душа человеческая, для которой создан мир, достигнуть полного совершенства. Наслаждение нужно, чтобы было прекрасно тело, боль — чтобы стала прекрасна душа 37.

Считали, что в словах профессора Степанова Олеша всего лишь более или менее удачно перефразировал Оскара Уайльда.


Дмитрий Консовский в роли Гриши Фокина. «Строгий юноша». Реж. Абрам Роом, 1934

27 сентября 2009 года

Развернувшаяся на страницах печати полемика вокруг сценария предопределила судьбу будущего фильма. Пакентрейгер в газете «Кино» от 10 августа 1934 года в статье «О равенстве и мировой скорби» писал:
Олеша составил какие-то «десять заповедей» — о скромности, искренности, великодушии, щедрости, сентиментальности, жестоком отношении к эгоизму, целомудрии. Страдании!!! Какое-то Евангелие. Мне все это непонятно! Мне почти не приходилось думать о таких вещах, особенно о том, что Олеша говорил после чтения пьесы. Ему грустно, что одни живут, другие умирают, одни болеют, другие выздоравливают. Он не только испытывал нашу общую радость, когда возвращались челюскинцы, но и грустил, когда думал о матери погибшего Бориса Могилевича. Но если так думать, конечно, будет грустно. Надо работать, тогда будет и радость. Не надо замалчивать страданий.

От неравенства умов, способностей, характеров нынешняя молодежь тоже страдает. Но это неравенство не повергает нашу молодежь в мировую скорбь. «Я не хочу погибать. Никто не хочет погибать. А если погибать, то за дело, за большое общее дело». Такая постановка вопроса влечет за собой и разрешающую радость, словом, иное отношение к «Мировым скорбям». Олеша разбудил внимание к этим вопросам, но не разрешил.

Этот строгий юноша ведь тоже является в конечном счете все еще сыном старой, а не новой пролетарской интеллигенции, хотя и обрисован отменным физкультурником. Если Олеша хотел дать юношу таким, то пьеса должна была показать, что в среде старой интеллигенции встречаются юноши, идущие не только в ногу с пролетарской молодежью, но и сливающиеся с нею окончательно 38.


Монтажный лист сцены у ограды дачи. «Строгий юноша». Реж. Абрам Роом, 1934

28 сентября 2009 года

Ничего не происходит. Ничего не чувствуется. Ни о чем не думается.

29 сентября 2009 года

Абрам Роом отчаянно искал актера, похожего на арестованного Дмитрия Кон­сов­ско­го. Было отснято уже пятьдесят процентов картины: проход по аллее, обед на даче у Степановых, проход от станции вдоль решетки степановского дома, квартира Гриши и его матери, больница, операция профессора Степанова, палата больной, Гриша читает комсомольцам — третий комплекс ГТО. Зимой 1934/1935 года должны были снимать в павильонах: сон Гриши, оперный зал, сцены в доме Степанова…
Дмитрия Консовского заменил Дмитрий Дорлиак. Также артист Вахтанговского театра.

30 сентября 2009 года

Дмитрий Дорлиак скончался в сентябре 1938 года, а Консовский — в феврале 1938 года. В один год, но какая разница! Одного похоронили за забором лагеря, другого, рыдая, провожала вся Москва.


Актер Дмитрий Дорлиак

2 октября 2009 года

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Выражаю мою глубокую и искреннюю благодарность дирекции «Межрабпомфильма» в лице т. Роденберга, а также режиссеру т. Савченко, позволившему мне совмещать мою основную работу в «Межрабпомфильме» с работой в «Украинфильме» у режиссера т. Роома над ролью Гриши Фокина, в картине «Строгий юноша», ролью, которая должна обогатить мои творческие возможности на будущее и тем самым оправдать доверие, оказанное мне дирекцией «Мосфильма».

С товарищеским приветом актер «Мосфильма» Консовский. Одесса, 19 октября 39.


Вряд ли мне удастся «подойти» еще ближе к аресту. Остается 44 дня счастья.

3 октября 2009 года

В «Ни дня без строчки» Юрий Олеша записал:
О том, что убит Киров, я узнал утром в Одессе в Лондонской гостинице. Киров был убит 1 декабря 1934 года. Берусь утверждать, о том, что арестован исполнитель главной роли, съемочной группе стало известно 3 или 4 декабря 1934 года 40.

6 октября 2009 года

Захлопнулась дверь его первой камеры. А ночью был арест, первый обыск, смятение, ужас, слезы жены. Оказалось, что от дома на Малой Дмитровке до Бутырской тюрьмы всего пять минут езды! Тюремный фотограф. И это перевернутое лицо. Из всех его фотографий в одной этой — жизнь. По силе с ней нечего поставить рядом. Когда я думаю о нем, только это перевернутое лицо перед глазами. Перевернутая вверх дном жизнь.

7 октября 2009 года
Я очень часто ухожу очень далеко, один. И тем не менее связь моя с некой станцией не нарушается. Значит, я сам в себе живу? Как же так? Неужели я ношу в себе весь заряд жизни? Неужели весь провод во мне? И весь аккумулятор? И я — вся моя жизнь? Очевидно, при каждом моем шаге с тех пор, как я явился в мир, мною заведует внешняя среда, очевидно солнце, которое все время держит меня на проводе, на шнуре, и движет мною и является моей вечно заряжающей станцией. <…>

Что бы я ни сделал, куда бы я ни пошел, во сне ли, бодрствуя, в темноте, юным, старым, — я всегда был на кончике луча 41.

Юрий Олеша. Финал «Ни дня без строчки». Солнечное одесское лето 1934 года.


Дмитрий Консовский в день ареста, 3 декабря 1934 года. Фотография из личного дела заключенного

23 октября 2009 года
Консовский был невероятно эмоционален, раним. Он многое запрещал себе.

Дмитрий Консовский был общителен, складывалось впечатление, что он вживается в каждого. А порой его многочисленные приятели натыкались на запертую дверь. И выходила наружу другая его сторона, закрытая. Такое… трезвомыслие ледяное.

Упрямый был человек.

В семье так и не поняли, был ли он бесстрашный, или безрассудный.

Огненноволосый Дмитрий Консовский поражал своим темпераментом и умением перевоплощаться. Характер у него был не сладкий. Кому-то из начальников сказал что-то резкое. За что был отправлен на лесоповал, где и погиб. А голос его родного брата, московского артиста Алексея Консовского, десятилетиями звучал в передачах Всесоюзного радио 42.

Дерзкий он человек и строптивый. И какой-то неугомонный (неумный). Наблюдаю за ним год и понимаю: такие не поддаются исправлению. Он совсем не может понять воспитательного значения нашего лагеря. Особенно улыбка, с которой он говорит 43.

24 октября 2009 года

Я принял решение уйти из театра на следующий день после ареста брата. Я постоянно бывал у него на дома на Дмитровке, забегал к нему на студию, мы говорили, и я знал многое из того, что волновало его. Не было сомнений, будет и мой черед 44.


Прошу считать меня выбывшим из состава труппы ГОСТИМа с 15 января сего года. Остаюсь глубоко уважающим и благодарным.

Алексей Консовский. Москва, 9 декабря 1934 года 45.

И вот в январе 1935 года мы с Владимиром Дмитриевичем (Дядя, брат отца, преподаватель военного дела в ГЭКТЕМАСе. — Примеч. авторов) остановились в Брюсовском. Я рассказывал ему о том, что мне удалось узнать о Диме. Свиданий не давали, Тамару (Чистякову. — Примеч. авторов) вызывали на допрос, где следователь сказал: «Судить мужа вашего будут как участника контрреволюционной шайки». Так мы и стояли, на морозе, не решаясь идти в театр, а я говорил, говорил под аккомпанемент его кивающей непокрытой головы. Из подъезда вышел Всеволод Эмильевич, подошел, поздоровались. Увидел наши лица и спросил: «Надеюсь, Вы не уйдете из театра до нашего с Вами дня рождения?» (День рождения А. Консовского и Вс. Мейерхольда 28 января. — Примеч. авторов). Разве я мог ему что-то объяснить?!  46.

Приказ № 30 По государственному театру им. Вс. Мейерхольда от 15 января 1935 года

Тов. Консовский А. А. освобождается от работы в ГОСТИМе согласно личному заявлению от 1 марта 1935 года.

Директор театра Вс. Мейерхольд 47.

15 ноября 2009 года

Этот лист станет первым документом в череде бесконечных справок, показаний, допросов, актов. До него фильм будет жить фотографиями, кадрами, а с этой бумажки начнется другая жизнь: хроника и документы, фотография заключенного. Визуально другая история.

Консовский Дмитрий Анатольевич, род. в 1907 г., разночинец, драма, в «Межрабпоме» с 1930 г., артист 1 кат., 3 гр., з/п 470 р. Фильмография с 1929 по 1934 год.


Лист бухгалтерской ведомости «Межрабпомфильма»

4 декабря 2009

Сегодня ночью все и произошло. Много ли мы узнали о нем за этот год?

Детская считалка 1938 года:
Раз, два, три, четыре —
Мы сидели на квартире,
Вдруг послышался звонок,
И приходит к нам стрелок.
С ним агент и управдом,
Перерыли всё вверх дном,
Перерыли все подушки,
Под кроватью все игрушки,
А потом они ушли.
И… папашу увели.
Раз, два, три, четыре, пять —
Через день пришли опять.
Перерыв квартиру нашу,
Увели с собой мамашу!
Боже мой! Боже мой!
Завтра явятся за мной 48.

1 декабря 2009 года

Письмо Дмитрия Консовского брату:
Помнишь, Алеша, «Сквозь улицы сонные протянулась длинная цепь фонарей»? Я помню. Мамочка, Папа. Как всё теперь? Ты один, наверное? Знаешь, все сгорит. Ничего не останется… и я… хожу здесь и горю.

Дима 49.

24 декабря 2010 года

Как я ошибался, думая, что всё проще, что ли. Всё страшнее, гуще. Перед нами редкий случай вольнодумства. Первая мысль: Консовский продолжает играть роль Строгого юноши? Зачем он открывается им, зачем так смел, открыт? Или наивен? Его убийственная фраза о «гуманном» правительстве, его последний допрос… И вдруг я понял, и кровь бросилась мне в лицо: он всегда был честен с самим собой. Многие ли из нас могут этим похвастаться? А вы могли бы?

Здесь не помогла бы и физическая сила, здесь нужна была сила духа. Цепкий пес НКВД хотел только одного — новых жертв — и обнюхивал Консовского со всех сторон. Калюжный — нет… и так в клетке. Олеша — хм, подождем. Ассистент Роома Ляховский? Кого? Кого? Друзей, родных?..

Я думаю, он ничего тогда еще не понял. Может быть, только почувствовал особенным актерским чутьем, провидческим.

28 декабря 2010 года

Не хочется делать фильм о бедном, бедном Дмитрии. Не хочу. И о том, что ценность жизни человека у нас ничтожна. Кто этого не знает? Я хочу рассказать о процессе роста и созревания души на пороге смерти. Притчу о достоинстве жизни перед неизбежным концом. О том, что личность, если она действительно является таковой, — это всегда сопротивление.

То, что происходит в финале жизни Дмитрия Консовского, только подтверждает, что он был незаурядным человеком. Он nbsp;неосмотрителен. Но он остается верен себе. Тому, московскому. Остаться верным себе и говорить об этом — в тех условиях ведет только к одному. Но отказаться от своего мнения — значит отказаться от себя.
___________

Авторы Анна Булгакова и Николай Вершинин-Консовский
Источники Журнал «Сеанс»


Tags: Документ, История, Кино, Литературные преследования, НКВД-КГБ, СССР, Сталин, Фильм, Человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments