Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Categories:

Почему Александр III запретил картину "Иван Грозный убивает своего сына"


1885
Масло, холст, 199,5 × 254 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия


Кликабельно - 2992 px × 2328 px

В эпоху либерализации Александра II в России было создано Товарищество передвижников. Но с приходом к власти Александра III «заморозка» коснулась и художников. В 1885 году сначала Победоносцев, а затем и царь запретили к показу «полную отвращения» картину Репина «Иван Грозный убивает своего сына». Этот конфликт стал поводом к введению цензуры для всех картин в России.

Товарищество передвижных художественных выставок было создано в 1873 году. Оно вобрало в себя десятки художников, которые впервые в истории страны стали рисовать свободно, вне стен Академии художеств. Но такая вольница продолжалась недолго.

На 13-й выставке Товарищества в 1885 году самым эффектным экспонатом стала картина Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван. 16 ноября 1581 года». Предвидя нежелательные для Товарищества последствия, которыми было чревато экспонирование этой картины, И.Крамской накануне официального открытия выставки отправил письмо издателю «Нового времени» Алексею Суворину, в котором описал своё впечатление от репинского холста: «Вообразите, крови тьма, а вы о ней и не думаете, и она на вас не действует, потому что в картине есть страшное, шумно выраженное отцовское горе и его громкий крик. Эта картина возвышает».

Крамской постарался акцентировать именно художественное впечатление, вынося за скобки физиологичность репинского высказывания. Суворин откликнулся на «Ивана Грозного» двумя статьями, в которых указывал на высокое мастерство художника в выражении сложной психологической коллизии и утверждал, что картина является свидетельством успеха русской школы живописи и имеет музейное значение.

Но даже поддержка «Нового времени» не смогла предотвратить конфликт. За день до запланированного посещения выставки Александром III на позицию императора повлиял обер-прокурор Святейшего синода Константин Победоносцев, писавший ему: «Стали присылать мне с разных сторон письма с указанием на то, что на передвижной выставке картина, оскорбляющая у многих нравственное чувство: Иван Грозный с убитым сыном. Сегодня я видел эту картину и не мог смотреть на неё без отвращения. Слышно, что Ваше величество намерены посетить выставку на днях, и конечно сами увидите эту картину. Удивительное ныне художество без малейших идеалов, только с чувством голого реализма и с тенденцией критики и обличения идеалов. Прежние картины того же Репина отличались этой наклонностью и были противны. А эта картина просто отвратительна».

Интерпретация Победоносцева, учителя и духовного наставника Александра III, оказалась в приоритете: окончательное решение о выставочной судьбе полотна было принято императором вообще заочно, т.е. до его непосредственного знакомства с произведением. Накануне его приезда на выставку гофмаршал Зиновьев ещё раз предупредил императора об «ужасной картине»: «Ваше величество, это невозможная картина, её нельзя позволять выставлять. Это отвратительно! Это ужас что такое! И Третьяков её уже купил, а галерея его всегда открыта для публики».<


(Группа членов Товарищества передвижных художественных выставок. Стоят: (слева направо) — А.Беггров, Н.Дубовской, И.Шишкин, В.Максимов, П.Брюллов, Л.Позен, Н.Ярошенко, К.Савицкий, Н.Неврев, В.Маковский, И.Репин, Г.Мясоедов; сидят (слева направо) — А.Киселёв, Е.Волков, А.Куинджи, А.Васнецов, Н.Кузнецов, К.Лемох, М.Клодт, И.Прянишников, Н.Бодаревский. 1888 год)

И.Крамской, свидетель этого разговора при дворе, так передаёт ответ Александра III: «Государь, смотря вниз, как бы неохотно, медленно произнёс: «Я не желал бы, чтобы эта картина была отправлена в провинцию»».

Через полтора часа император прибыл на выставку и внимательно обошёл экспозицию. По воспоминаниям Крамского, «перед картиной Репина государь ничего не говорил, был очень грустен и тронут».

Оценив эту реакцию Александра III, Крамской написал ещё одно письмо. На этот раз — министру Императорского двора И.Воронцову-Дашкову. В надежде переменить судьбу картины художник изложил собственную интерпретацию сюжета и подчеркнул, что государь выразил свою высочайшую волю после того, как о картине Репина высказался гофмаршал Зиновьев. Однако письмо Крамского не возымело действия. 4 марта 1885 года президент Академии художеств великий князь Владимир Александрович, ссылаясь на высочайшую волю брата, распорядился по окончании петербургской выставки «нигде более, и ни под каким предлогом» не выставлять и не распространять картину Репина каким бы то ни было. Специальное предписание московского обер-полицмейстера запрещало купцу Третьякову выставлять картину «в помещениях, доступных публике».

Правительство же сделало вывод о необходимости цензуры художественных выставок. Великий князь Владимир Александрович — уже от своего лица, ссылаясь на «неоднократно повторявшиеся случаи появления на частных выставках художественных произведений тенденциозных, или с явным намерением представлять в неблагоприятном свете правительственный строй или отдельных высокопоставленных лиц», предложил ввести предварительную цензуру выставок с возложением обязанностей по её осуществлению на местное начальство, за исключением экспозиций, размещаемых в стенах Академии художеств и от её имени, — в этом случае цензура должна была возлагаться на академическое руководство.

Кроме того, реагируя на попытки Крамского и Суворина защитить репинскую картину ссылками на её художественное значение, конференц-секретарь Академии художеств Петр Исеев писал градоначальнику Петербурга: «При разрешении вопроса о том, может ли быть выставлено то или другое художественное произведение для публики, должно быть принимаемо во внимание только содержание, и если по своему содержанию оно неудобно для публичной выставки, то оно должно быть безусловно запрещено, несмотря ни на какие художественные достоинства».


Н. Н. Ге. "Что есть истина?" Христос и Пилат. 1890
Холст, масло. 233 × 171 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия


Десятки картин после этого были подвергнуты цензуре. Вот только один пример — судьба картины Николая Ге «Что есть истина?», показанной на выставке Товарищества в 1890 году. Полотно удачно прошло предварительную цензуру, но вызвало резкую критику Победоносцева, писавшего Александру III о «всеобщем негодовании», возникшим в петербургском обществе: «Люди всякого звания, возвращаясь с выставки, изумляются: как могло случиться, что правительство дозволило публично выставить картину кощунственную, глубоко оскорбляющую религиозное чувство и притом несомненно тенденциозную. Художник именно имел в виду надругаться над тем образом Христа, который выше всего дорог сердцу христианина и составляет сущность христианской веры. Притом нельзя не подумать, что передвижная выставка после Петербурга обыкновенно развозится по городам внутри России. Можно представить, какое произведёт она впечатление в народе и какие — смею прибавить — нарекания на правительство, так как народ до сих пор ещё думает, что всё разрешаемое правительством им одобрено».

Александр III ответил резолюцией: «Картина отвратительная, напишите об этом директору Департамента полиции И. П. Дурново, я полагаю, что он может запретить возить её по России и снять теперь с выставки». Вскоре после этого картина была удалена из экспозиции, а её изображение — из иллюстрированного каталога выставки.

(Цитаты: Никита Балагуров, «Император на выставке: казус эпохи модерна», Вестник Пермского университета. История, №3, 2015)
Источники - Википедия и Блог Толкователя

Tags: XIX век, Арт, История, История картины, Картина, Передвижники, Российская империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments