Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Фонтан как символ в искусстве: Прощай, фонтан слез! Да здравствует, источник радости!

Фонтаны некрасивыми не бывают. Для людей Древнего мира, цивилизаций Средиземноморья и Азии это гидравлическое устройство было жизненно важным. И бедные, и богатые равно нуждались в воде и все потянулись к источнику… Художники не обделили декорированный источник своим вниманием и он занял свое место среди живописных кодов. Попробуем расшифровать тайные знаки прошлого и их трансформацию. Итак, знакомый всем фонтан, как символ в живописи.


Питер Пауль Рубенс. Вирсавия в купальне
ок.1635. 175х126. Картинная галерея Дрезден. gallerix.ru

Кликабельно - 4320 × 5942 px

Строгая вертикаль рукомойника

Преемница римской империи — Византия передала христианству это благо древней цивилизации в виде многозначного символа. Прежде всего, для омовения рук священники перед службой использовали специальный рукомойник, который называется лавабо. Это приспособление в католических монастырях чаще всего имело форму фонтана.



Поскольку церкви была необходима жесткая организационная вертикаль, то неудивительно, что в иконописном искусстве появился мотив многоярусного фонтана, объединяющего церковь и общество. Верхний ярус, как правило, символизировал идею Бога, даровавшего святую воду — животворную для христианского общества.

Подобное представление о мироустройстве отразилось на алтарном полотне «Фонтан грации и триумф Экклесии» работы последователя Ван-Эйка.



Символ купели в виде фонтана, как места для крещения (баптистерия) и в то же время Рая впервые появился в V веке в иллюминированных манускриптах и позже в настенных росписях.

Как правило, это фонтан шестигранной структуры, накрытый куполом. Колонны на переднем плане представляют четырех Евангелистов, от которых берет силу слово Господа и четыре потока Рая, символизирующих поток Божьей благодати даруемой всем. (Иллюстрации к Библии эпохи Каролингов, заказанной для увековечивания крещения сына Карла Великого в 781, а также в Евангелии из монастыря Св. Медарда в Суассоне).



Раннехристианский (часто встречающийся в катакомбах) сюжет — Святые Петр и Павел и два голубя у фонтана, символизирующие души, пьют из источника живой воды в раю. (Мавзолей Галлы Плацидии. Вторая четверть V века. Равенна).



Кровь, однако ж, не водица

Идея жертвенности Христа своеобразно трансформировалась в Западной живописи, правда, и тут она достигла вершин изощренности. Как это можно видеть на центральной картине Гентского алтаря («Поклонение мистическому агнцу»), завершенной в 1432 году Яном Ван Эйком.



Агнец, символизирующий Христа, стоит на жертвенном алтаре, а из его ран течет кровь, наполняющая Фонтан жизни, символ христианской веры, с надписью: «Это источник воды жизни, исходящий от престола Бога и Агнца». Вода из нижней части фонтана выливается в русло, уложенное драгоценными камнями и стекает в направлении алтаря.



Аналогичный сюжет присутствует в миниатюре Книги часов, вероятно рисованной в Генте в конце XV столетия.

В дальнейшем эта тема успешно прижилась в испанской культуре, приверженной кровавым религиозным традициям, как, например, на этой мексиканской иконе XVIII века из Бруклинского музея.



Сердце Райского сада

Жарким днем, пожалуй, не найти лучшего места для отдыха, чем у прохладной водицы в тени деревьев. Настоящий райский уголок. Именно поэтому уже в садах раннего Средневековья фонтан стал фактически необходимым атрибутом, символом Эдемского сада и романтической любви.

Монастырский двор, обычно квадратный, делился узкими дорожками на четыре квадратные части крестообразно (что имело символическое значение). В центре, на пересечении дорожек, полагалось быть колодцу или фонтану, в общем, небольшому водоему, который, кроме того, что символизировал чистоту веры и неиссякаемую благодать служил по назначению — снабжал водой. И в этой связи нельзя не вспомнить библейскую историю о Вирсавии (Батсебе).


Парис Бордоне (1500−1571). Батсеба

Сюжет о красавице, которую царь Давид увел от мужа — военачальника Урии и ставшая матерью царя Соломона — один из любимейших в изобразительном искусстве, начиная с иллюстраций XI—XII вв. В этом случае красавица не столько совершает омовение, сколько эта гигиеническая процедура в купели отождествляется с крещением. Батсеба нередко символизирует Непорочную, а царь Давид — Господа и супруга стремится очиститься перед встречей с возлюбленным.


Карл Брюллов. Вирсавия

Живоносный источник

Популярный мотив православных икон — Богоматерь с младенцем в фонтане, из которого выливается вода. (Живоносный источник. Монастырь Зоодоху Пиги, о. Корфу). Традиция происходит от источника близ Константинополя, где проявилась чудодейственная благодать Божьей матери. В то же время, Живоносным источником называют саму Богородицу.



Следует учесть, что источник Пресвятой Девы — реально существует на Святой Земле, в Назарете, где происходили ключевые библейские события: Благовещение. Дело в том, что вода в этом месте поступает из двух цистерн, наполняющихся весной и осенью. Эта система существует с древности и вполне могла помнить Пресвятую Деву. Неудивительно, что фонтан оказался связан с Благовещеньем Пресвятой Богородицы, весенним праздником расцветающей природы и полноводных потоков. Именно поэтому зачатие Христа связано с весной и вешними водами и, опять таки, фонтаном. Изображение эстетизированного источника воды на картинах трактуется не только как символ нарождающейся жизни, но и как проявляющейся Веры.

В погоне за вечной молодостью

Фонтаны Италии, конечно, заслуживают отдельного разговора. Эти архитектурные шедевры совершенно не разделяли сумрачный настрой адептов христианства, призывающих к ограничениям и воздержанности. Фонтаны ренессанса и барокко переполняет языческая радость, а обращение к античности и вовсе свидетельство об иных идеалах и ценностях.

Идея фонтана (верней, источника) вечной молодости, (он же фонтан живой воды) приобрела особую популярность в позднем средевековье и к религии этот сюжет уже не имеет никакого значения. (Во внутреннем мире человека особое место начала завоевывать эротика, к тому же, если учесть сложные отношения средневекового общества с гигиеной тела). Это чудо искали все: от Геродота до Александра Македонского.


Почти за 1,5 века до Кранаха. Жак Иверни. Фонтан молодости, деталь, фреска.



Неудивительно, что Лукас Кранах Старший (1472−1553) картину «Фонтан вечной юности» (1546) рисовал в 74 года. Увы, зима жизни — нелегкое испытание. И совершенно очевидно, что к религии этот сюжет уже не имеет никакого отношения: пожилые люди, кто самостоятельно, а некоторых приносят, погружаются в бассейн. Через некоторое время они выходят уже молодыми, достаточно модно одетыми и прекрасно проводят время. Как никак, у Иеронимуса Босха парк с фонтаном уже символизировал сладострастие и плотское наслаждение («Сад земных наслаждений», «Путник»; 1500−1510), хотя над этими человеческими слабостями еще довлело предчувствие Страшного Суда.


Иероним Босх. Сад земных наслаждений. 1500—1510
Дерево, масло. 389,005 × 220 см
Музей Прадо, Мадрид. Викисклад

Кликабельно - 2952 × 1574 px

Путти, оживляющий воду

Картина Тициана «Любовь земная и небесная» (1514), привлекающая внимание прежде всего, изображенными красавицами, на самом деле полна загадок. Фонтан на полотне и вовсе оказывается саркофагом, правда Купидон своей ручкой оживляет мертвую воду. Изображения фонтана и большого дерева имеют множественные значения. Для кого-то это чистая река «Воды жизни» и Древо жизни, дающее листья «для исцеления народов» (Книга Бытия, Откровения Иоанна Богослова). Для кого-то — Древо жизни, и Вода жизни ассоциируются с таинствами Церкви — крещением и Евхаристией. В этом случае жест руки путти, перемешивающего воду в фонтане, порой связывают с ритуалом крещения, в частности с освящением воды купели.



О времена, о нравы…

Дадаистов тошнило от изысканных символистов, реалистов, и прочих любителей красивостей, отражающих томный мир с волоокими девами, гуляющими по роскошным садам и паркам и мечтательно заглядывающимися на свое отражение в воде. Очевидно, это и подтолкнуло Марселя Дюшана предложить свой вариант источника — и радости, и жизни, и вечной молодости.



На нью-йоркской Выставке независимых в 1917 художник представил писсуар под названием «Фонтан». Ироничное название этого объекта придавало ему статус «произведения искусства».

Нынче этот реди-мейд (предмет, который становится предметом искусства потому, что художник объявляет его таковым) почитают как важную веху направления искусства XX века, а британские специалисты признали его величайшим произведением своей эпохи.



Традицию продолжил Брюс Науман, представив различные вариации все того же фонтана и самая популярная из них — «Автопортрет в виде фонтана». Обыгрывая среди прочего шедевр Дюшана. И в данном случае реди-мэйд — сам человек. Он дал свой ответ на вопрос: что делает художника художником?



Ян Фабр, бельгийский художник и театральный постановщик тоже не прошел мимо многозначного символа в инсталляции «Фонтан мира как молодой художник». Среди надгробий лежит молодой человек (Фабр очень любит масштабные инсталляции) с расстегнутой ширинкой. Каждые 10 минут появляется фонтан спермы — символ жизни и омолаживания.

Одно можно сказать — пока живы художники — фонтан всегда будет востребован. Уж очень много символических значений он в себя вобрал.

Автор Елена Настюк
Источник - Артхив


Tags: Аллегория, Арт, Вода, Религия, Символ

Posts from This Journal “Символ” Tag

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments