Вадим Алешин (vakin) wrote,
Вадим Алешин
vakin

Дом с проблемами: 115 лет ошибкам архитектора Городецкого

Все архитекторы ошибаются. Ошибки лучших из них становятся достопримечательностями, как Дом с химерами Владислава Городецкого в Киеве. Мимо проходят основные туристические маршруты, но доступ внутрь серьезно ограничен, поскольку здание занимает департамент протокола президента Украины.

В конце XIX века Киев ощутил наконец последствия индустриализации. Российская империя богатела, но богатства теперь доставались новым людям. Помещиков с их поместьями и наследственную аристократию затмили вышедшие из низов промышленники и финансисты. Они по-другому зарабатывали и по-другому тратили деньги. Созданный буржуазией спрос на недвижимость для жилья и инвестиций спровоцировал строительный бум 1890-х — 1900-х годов.

Среди архитекторов того времени не оказалось великих. Спустя 100 лет наиболее известно имя Владислава Городецкого, место которому в истории сохранил помпезный, обруганный критиками, неудачный с инженерной точки зрения «Дом с химерами». Большинство адресованных ему упреков звучат очень современно и до сих пор применяются по отношению к громким строительным проектам.





Спорная репутация архитектора

Сын украинских помещиков польского происхождения приехал в Киев в 1889 году после окончания Императорской академии искусств и вскоре женился на дочери владельца двух дрожжево-винокуренных заводов. Новые связи помогли получить первые заказы на проектирование склепов и дворовых туалетов. «Строительная контора домовой канализации архитектора В. В. Городецкого» — так называлось его первое бюро.

Помогло увлечение стрельбой. Владислав вступил в Киевский отдел Императорского общества правильной охоты, построил тир и вошел в круг самых влиятельных жителей города. Уже в следующем году Городецкого пригласили в состав Домостроительного общества, которое застраивало прилегающий к Крещатику район. Совместно с директором общества Шлейфером Городецкий спроектировал самый дорогой в городе отель «Континенталь». Заработок он вложил в цементный завод «Фор» купца Евгения Зайцева, вместе с которым часто охотился. В 1902 году Зайцев отдал Городецкому подряд на строительство четырехэтажного доходного комплекса в самом центре, на углу Крещатика и Прорезной, с огромным для того времени бюджетом в 800 тысяч рублей.

К своему 40-летию и строительству собственного дома Городецкий подходил с резюме, в котором значились несколько коммерческих зданий, Музей древностей и искусств (ныне — Национальный художественный музей) по проекту Петра Бойцова, Николаевский костел по проекту Валовского, и Караимская кенасса, главным украшением которой стали лепные украшения итальянца Элио Саля. Достройка чужих проектов и отсутствие собственного выраженного стиля были среди причин того, что в советской литературе Городецкого зачастую лишали статуса архитектора и называли инженером.






Интерьеры «Дома с химерами»

Непрозрачная сделка по покупке земли

Для постройки собственного дома Городецкий присмотрел на крутом склоне улицы Банковой два участка, объявленных непригодными для строительства. Дождавшись, пока из-за отсутствия покупателей цена упадет до минимума, архитектор купил у Домостроительного общества землю на деньги, одолженные в Обществе взаимного кредита. Директором обеих фирм был партнер Городецкого по строительству «Континенталя» Шлейфер. Залогом стало еще не построенное здание. Теперь его называют «Дом с химерами».





Рискованная схема финансирования

Пузырь на рынке недвижимости в Киеве надувался безоглядным кредитованием. Чтобы пройти весь процесс от покупки земли до оформления интерьеров дома, Городецкий взял 30 ссуд.

Участок в 1 550 квадратных метров обошелся в 15 640 рублей. Под залог земли получены средства на строительство первого этажа. Под залог первого этажа взяты деньги на второй, под залог второго — на третий. Так за 65 тысяч были закончены шесть этажей и крыша. Еще 59 тысяч рублей стоил один только первый год из двух лет отделочных работ.



Элитарность

К началу XX века в Киеве существовала 36-разрядная градация жилья по комфортабельности и годовой плате. Помимо расположения дома и площади квартиры, учитывался этаж (чем ниже, тем лучше) и набор услуг: отопление, электричество, телефон, холодильные камеры в подвале, наличие швейцара и посыльного, стоянка для экипажей и гараж. Аренда квартиры площадью до 100 квадратных метров в центральных кварталах стоила около 300 рублей в год. Семикомнатная люксовая квартира с полным сервисом на Николаевской улице (теперь — Архитектора Городецкого) обходилась в 700.

В «Доме с химерами» семье Городецкого отводилась квартира площадью 380 м² на первом этаже с кабинетом, двумя гостиными, столовыми, будуаром, спальней, детской, комнатой для гостей, прихожей, тремя комнатами для прислуги, кухней, комнатой для мытья посуды, ванной комнатой, двумя хозяйскими туалетами и кладовой.

Другие сдавались: двухкомнатная на первом этаже — за 420 рублей в год, трехкомнатная — за 540, 6-комнатная на втором этаже — за 1 200, 8-комнатная на третьем — за 2 000, 10-комнатная на четвертом и 9-комнатная на пятом — за невероятные 3 500 рублей каждая, 8-комнатная на шестом — за 2 750 рублей в год. В доме был грузовой лифт, общая прачечная, ледник, сараи для дров и экипажей, коровник для поставки свежего молока, винные погреба.





Ненадежное инженерное решение

Крутой склон на купленном Городецким участке земли заставил его применить новые конструкционные решения. Во-первых, у дома две высоты: с фасада он трехэтажный, а в сторону Крещатика смотрят шесть этажей. Во-вторых, у дома два разных фундамента: ленточный на горке и укрепленный полсотней буронабивных бетонных свай внизу.

Свайная технология была для Киева начала XX века новой, и архитектор не сумел правильно ее применить. За несколько десятков лет лежащие на разных фундаментах части здания раскололись. В некоторых местах трещина достигла ширины 40 сантиметров. Для спасения дома в конце 1990-х понадобился капитальный ремонт с забиванием 177 новых опор.





Спорная художественная ценность

По первоначальному проекту дом имел две шатровые крыши и обходился без скульптурного декорирования. Решение обильно украсить фасад пришло, когда в 1901 году ударил строительный кризис, и спрос на недвижимость резко упал. Многочисленные скульптуры из бетона должны были выделить дом среди ряда новостроек и привлечь жильцов, а также загрузить мощности завода «Фор» — напомним, Городецкий владел его акциями.

Скульптор Элио Саль не поставил на «Дом с химерами» ни единой фигуры химеры. Зато там есть олени, антилопы, слоны, питон, носороги, крокодил, карпы, жабы, пантера, орел и варан. Рекламный ход, выданный за художественный прием, современники не оценили. «Отвратительное уродство», «наглое творение», «неудачное наследие средневековых готических зданий», — писали киевские газеты.

Тем более оценить здание не могли советские критики. «Яркий образец претенциозного декаданса, упадка буржуазных вкусов», «чрезмерно экстравагантный особняк, перегруженный фантастическими скульптурными изображениями», — писали они спустя 30–40 лет.





Ненужность дома. Несостоятельность владельца

При полном заполнении квартир аренда ежегодно приносила бы Городецкому 13 910 рублей. В 2 300 рублей обходилось техническое обслуживание здания, 4 410 надо было отдать в счет долгов. Однако очередь желающих поселиться в «Доме с химерами» не стояла. Отпугивали цены, шум запущенного по улице Банковой трамвая, давящий дизайн интерьеров, расставленные тут и там охотничьи трофеи хозяина.

В 1909 году Городецкий впервые заложил «Дом с химерами», в 1912 году — опять, и потом уже не смог выкупить. Непоправимый урон бюджету архитектора нанесло осуществление мечты — участие в африканском сафари. Туром для трех киевлян по Кении руководил зоолог, выпускник Парижского университета. Ему помогали два следопыта, два оруженосца, конюх, три личных слуги для туристов, два повара, два препаратора, кинолог, четыре охранника и почти 150 носильщиков.

Жертвой увлечения Городецкого стали 104 животных, включая льва, крокодила и двух носорогов, а также его особняк.





На устроенном кредиторами аукционе дом выкупил сотрудник французского консульства. Потом — Первая мировая, революция, национализация. В советское время в доме жили актеры соседнего Театра имени Франко и размещалась поликлиника для руководства ЦК КП(б)У. После реконструкции 2003 года, когда по чертежам и рисункам Городецкого восстановили интерьер и росписи на стенах, «Дом с химерами» стал использоваться для протокольных мероприятий президента Украины.

В 1920 году Владислав Городецкий эмигрировал в Польшу. Умер и похоронен в Иране, где строил вокзал по заказу американской компании.

(Все фото, кроме подписанных иначе, — Валентин Бо)


Слева — единственное дошедшее до нашего времени фото Владислава Городецкого. Справа — памятник Городецкому в киевском Пассаже. Фото Сергея Супинского / AFP / East News

Автор Иван Сияк
Источник - birdinflight.com


Tags: XX век, Архитектура, Знаменитости, Киев, Модерн, Украина

Posts from This Journal “Модерн” Tag

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments